?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тайна 41-го года: как это могло случиться?




В Берлине у Рейхстага Кантария, Егоров, Кашкарбаев, Неустроев




Невероятное отступление

Уже к 9 июля 1941 года фронт проходил по линии Псков — Великие Луки — Витебск — Смоленск — Рогачев — Гомель. За семнадцать дней гитлеровцы заняли Прибалтику, Белоруссию, Западную Украину и подошли к Киеву. Советская историография (пропаганда) объясняла невероятное отступление Красной армии внезапностью нападения, превосходством противника в живой силе и технике: «На фашистскую Германию работала вся промышленность Европы», «фашистские танковые армады» и т.п.

Все это было враньем.

На самом деле даже в 1941 году мы произвели танков в два раза больше, чем Германия, а в 1942 году — уже в шесть раз больше. (Не считая тысяч танков и самолетов, поставляемых союзниками.) За всю войну мы потеряли 100 тысяч танков. Закончили войну, имея 35 тысяч танков.

Итак, расклад сил к началу войны (все цифры — по данным ВНИИ документоведения и архивного дела):

Немецких танков — 4000

Наших — 14 000

Немецких самолетов — 5000

Наших — 10 000

Немецких орудий и минометов — 42 000

Наших — 59 000

Тем не менее 11 декабря 1941 года Гитлер заявил в рейхстаге, что с 22 июня по 1 декабря на Восточном фронте германские войска взяли в плен 3 806 860 советских солдат и офицеров.

Что же происходило, если только пленных за полгода — почти четыре миллиона?

Ни в одной книге не находил я убедительного объяснения. При любых встречах с ветеранами исподволь заводил такой разговор — и не получал ответа.

Конечно, и отца спрашивал, но он не испытал отступления, он начал войну в октябре 41-го года под Москвой, в переломный момент. Это была смертельная оборона, но он стоял лицом к врагу, сражался, а это совсем другое знание, другой опыт.

«Нас почти не осталось…»

А потом жизнь сложилась так, что я 40 лет, до последних его дней, дружил с Василием Ефимовичем Субботиным — участником и летописцем штурма Берлина и рейхстага, автором всемирно известной книги «Как кончаются войны». Каждый год в начале мая он старался не включать телевизор — ему были мучительны непомерные ликования, ажиотаж, нагнетаемый прессой, он называл эти празднования плясками на костях. Ко многим рассказам о войне, появляющимся в печати, Василий Ефимович относился настороженно.








«Понимаешь, — говорил он, — войну как прямое столкновение с врагом знает очень мало людей. Одни убывали с передовой, их сменяли другие, потом они тоже убывали — это был конвейер смерти длиной в четыре года. Мало кто выжил и дожил. Передний край, окоп — это взвод, рота. В штабе батальона можно уже оглядеться. В штаб полка командиры батальонов идут, как бригадиры с полевых станов в деревню: отдохнуть можно, на людей посмотреть. Штаб дивизии — все равно что центральная усадьба совхоза, большое село. Штаб армии — как райцентр, а уж штаб фронта — город! И везде, в самых разных подразделениях, от полковых до фронтовых, служили миллионы людей. Они делали очень, очень важное дело — обеспечивали передний край, без них никакой войны не могло быть. Но в непосредственный контакт с противником не входили, окопа не знают. Однако с годами, наверно, что-то происходит с памятью, чужое выдается за свое. И вот они уже от себя начинают рассказывать то, что слышали от окопников, при этом многое путают и перевирают. Потому что о войне, если не знаешь, ловко соврать не получится, обязательно на какой-нибудь мелочи промашка выйдет».

Советские критики, литературоведы, рассуждая об отражении в военной прозе героизма наших солдат, любили цитировать две строчки из книги Василия Ефимовича: «Я один из немногих оставшихся в живых — один из родившихся в 1921 году. Когда началась война, нам было по двадцать лет. Нас почти не осталось… Какое это было поколение… Как штыки!»

Но сразу же за этими строчками следуют совершенно загадочные фразы, которые не цитировали: «Если бы нам сказали. Если бы эту силу взять в руки. Мы бы легли там, где нам показали, и защитили страну… Никто б не побежал. Никогда немец не зашел бы так далеко».

Что значит: «Если бы нам сказали»? Какие-то неподходящие по всему строю слова. Сама их несуразность цепляла внимание.

«Миллионы солдат отступали без боя»

Солдатская, литературная судьба Василия Субботина уникальна еще и тем, что он не только закончил войну в Берлине, но и встретил ее утром 22 июня 1941 года на западной границе, на посту башенного стрелка среднего танка. Пережил трагедию отступления. О чем-то написал в своих книгах, о чем-то умолчал. Было ведь не только давление редакций, политорганов, цензуры — была и самоцензура, самоограничение. Он столько нападок выдержал за книгу «Как кончаются войны»! С горечью говорил: «Пионеры и генералы рассказывают нам, как мы воевали…»

А «пионеры и генералы», редакции, цензура и политорганы не сами по себе, они — выражение все подавляющей официальной историографии. Любое слово очевидца, не соответствующее канону, отвергалось и преследовалось. Есть еще манипуляция сознанием, внушаемость и внушение, под воздействие которого попадают даже участники событий. Так, через 15 лет после войны, в 1960 году, на встрече ветеранов 150-й Идрицкой дивизии некоторые герои штурма рейхстага говорили друг другу: «Помнишь, с нами был еще старший сержант Иванов, он погиб…» Но «старший сержант Иванов» — вымышленный персонаж из художественного кинофильма «Падение Берлина» (1949 г.), введенный туда как товарищ Егорова и Кантарии. (В 2000 году про «сержанта Иванова» как реальное лицо написала «Независимая газета» в статье под названием «Герой штурма остается безвестным».)

Подобных историй было немало. Не говоря уже о (скажем мягко) спорах, которые длились десятилетиями и до сих пор длятся — спорах за первенство в установлении флагов над рейхстагом. Не зря в начале пути старшие, опытные литераторы предупреждали Субботина: «Не будь самоубийцей, измени все имена и фамилии, сделай как бы «художественную прозу».

И потому Субботин даже в годы свободы не печатал, не публиковал дневники военных и послевоенных лет. Боялся, что новых обвинений «в неправильном показе всенародного подвига» его сердце не выдержит.

«Наш полк стали бомбить в первые же минуты, мы ведь стояли у границы, — рассказывал Василий Ефимович. — Срочно покинули казармы и расположились в соседнем лесу. Отрыли окопы, замаскировали танки и машины ветками. Но никто еще не верил, что началась война. Замполиты повторяли одно слово: «Провокация».

Как мы догадывались, никакой связи с командованием и никаких приказов не было. Потому что стояли мы в том лесу три дня почти без единого выстрела. Над нами шли немецкие самолеты, ночами горизонт полыхал. Понятно было, что немцы обходят нас со всех сторон. На третий день в наш лес по проселочной дороге зарулила группа немецких мотоциклистов — первые гитлеровцы, которых мы увидели. Заблудились. Мы их ссадили, разоружили, все сбежались смотреть. Я до сих пор помню, как они себя вели. Они держались как хозяева, как будто ждали, что мы сейчас бросим оружие и всем полком сдадимся им в плен. Потом нас, солдат, отогнали командиры, особисты пришли, повели немцев на допрос.

Простояв в лесу три дня, мы колонной выдвинулись на дорогу к Тарнополю (с 1944 года город Тернополь.С.Б.), надеялись, что там будет сборный пункт. Как только вышли из леса, начались бомбежки. Подошли — а Тарнополь уже горит, занят немцами. Пошли в обход. Но после Тарнополя, после бомбежек полка как боевой единицы не стало — отдельные группы бредущих в отступление людей. Мы попали в общий поток отступающих войск, таких же, как и мы, растерянных, ничего не понимающих. Шли под бомбежками, убитые оставались в канавах, на обочинах. Солнце палило нещадно. Шли без отдыха, без крошки хлеба во рту, со сбитыми в кровь ногами.

Меж собой говорили: вот дойдем до старой границы — и там остановимся, там дадим бой. Мы знали, что Шепетовка — старая граница. А старая граница была укреплена. Но выйти точно к Шепетовке не смогли, только видели вдали полыхающее зарево. Так и прошли старую границу, ничего не заметив. Вышли к Волочиску, а оттуда уже на Проскуров (с 1954 года город Хмельницкий. С.Б.).

Почти четыре миллиона пленных за полгода войны!

Но ведь пленных могло быть и больше. Был день, когда мы с немцами шли рядом. В одном направлении — на восток. Они шли по параллельной с нами дороге. Иногда можно было их видеть. Пехота двигалась колоннами. Много солдат ехало в машинах, впереди и сзади мотоциклисты. Отдельно — танки.

Так они и прошли. На нас не обратили внимания. То есть понимали, убедились, что воевать, стрелять в них мы не будем.

С годами, вспоминая, я стал думать: почему мы отступали без боя? Ведь среди нас были командиры, но за дни отступления я их почти не видел и не слышал, офицерского командирского голоса не слышал.

Теперь мы знаем, что до войны командный состав нашей армии подвергся страшным репрессиям. От лейтенантов до маршалов. Значит, обстановка среди командного состава была такая, что люди были деморализованы. Они боялись не немцев, а собственного начальства. Боялись отдать какой-нибудь приказ самостоятельно, без приказа сверху. Никто не осмелился взять на себя ответственность и организовать на каком-нибудь рубеже оборону. Просто отступали».

Прерву здесь рассказ Василия Ефимовича. Существует множество версий о действиях, вернее, бездействии Сталина в первые дни войны. О том, что он впал в полную прострацию.

Есть документы о его попытках договориться с Гитлером — объяснительная записка заместителя начальника Разведуправления НКВД Павла Судоплатова от августа 1953 года: «Примерно числа 25–27 июня 1941 года я был вызван в служебный кабинет бывшего наркома внутренних дел Берия. Берия сказал мне, что есть решение Советского правительства, согласно которому необходимо неофициальным путем выяснить, на каких условиях Германия согласится прекратить войну против СССР и приостановит наступление немецко-фашистских войск… Устроит ли немцев передача Германии таких советских земель, как Прибалтика, Украина, Бессарабия, Буковина, Карельский перешеек. Если нет, то на какие территории Германия дополнительно претендует» (Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 171. Д. 465. Л. 204–208; опубликовано в сборнике: 1941 год. М., 1998. Т. 2. С. 487–490).

Вернемся к рассказу Василия Ефимовича Субботина:

«Связи с войсками не было, она сразу прервалась. Вот газета «Известия», письмо Марка Модестова, тоже танкиста, судя по всему, из комсостава. Он тоже встретил войну на западной границе, попал в окружение, в плен, в концлагеря. Модестов пишет: «Я видел в эти первые жуткие дни стреляющихся в висок командиров… В окружении, замкнутом пятью кольцами, нас непрерывно бомбили, но мы не видели ни одного своего самолета, который сбросил бы нам весточку: что нам делать, как поступить».

То есть тоже ждали приказа. Никакой приказ, если он и был, ни до кого не доходил. А самостоятельно, без приказа, командиры боялись хоть что-то сделать. И миллионы солдат отступали без боя.

А я уверен: если бы каждый командир приказал занять оборону, мы бы дали бой и не пустили немца так далеко. Брестская крепость целый месяц держалась! Сколько там немцев убили, какие силы она отвлекла! Потому что нашелся командир, который приказал: «Огонь по врагу!» И если бы нашлись везде такие командиры, каждый батальон мог стать Брестской крепостью. И не случилось бы того, что случилось, не откатился бы фронт до Днепра за какие-то две-три недели.

Что еще добавить? За десять дней отступления мы прошли три области — Львовскую, Тернопольскую и Хмельницкую. В Проскурове нас, танкистов, собрали, сформировали новую часть и эшелоном перебросили под Киев. И уже в те дни, может быть, в дороге или под Киевом, попалась мне газета с обращением Сталина: «Братья и сестры…»

С обращением к народу Сталин выступил 3 июля 1941 года. К этому моменту немцы взяли Минск.

Вот на каком фоне надо рассматривать рассказ башенного стрелка среднего танка Василия Субботина, встретившего войну 22 июня 1941 года на западной границе и закончившего войну в Берлине в звании старшего лейтенанта. Вот что скрывается за его словами: «Если бы нам сказали… Мы бы легли там, где нам показали, и защитили страну… Никто б не побежал. Никогда немец не зашел бы так далеко».

И мне представляется, рассказ Василия Ефимовича многое объясняет. Офицеры, парализованные страхом репрессий. Командиры, которые боялись ответственности. Даже Родину защитить боялись! Такая была атмосфера в армии.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

promo novayagazeta 02:30, tuesday 1
Buy for 5 000 tokens
«Хахалевгейт»: про великую Федору и малый золотник Какой скандал был вокруг шикарной свадьбы в семье краснодарской судьи Е. Хахалевой. Уже потом она опровергала утверждения, что на свадьбу потрачено 2 миллиона долларов – на самом деле 2 миллиона рублей. И платила не она, а…

Comments

( 25 comments — Leave a comment )
komik_ad_ze
Jun. 22nd, 2017 10:04 am (UTC)
А еще были такие фокусы. Никогда ранее не слышал. Ветераны рассказывали. Что пока в захваченном городе шли бои, а уже были те, кто вывозил награбленное из магазинов, банков.
ziganshin
Jun. 23rd, 2017 04:48 pm (UTC)
ФРОНТОВЫЕ БОРДЕЛИ
ПОДРУГА тов. Жюкова Русланова ЗАРАБАТЫВАЛА На ПРИ ФРОНТОВЫХ БОРДЕЛЯХ !
Вроде бы не у немцев , не у союзников ТАКОГО не было .
Энтот герой КОНЮХ , тов. Жюков показал себя ещё Главным МАРОДЁРОМ , со своими друзьями , Телегин , Крюков , Русланова...
aguzinb
Jun. 22nd, 2017 10:36 am (UTC)
Соврать всегда получится, хоть о чем, эта статья тому подтверждение. Советская(Красная) армия на начало войны 22 июня 1941 года имела подавляющее превосходство над немцами по всем видам вооружения, в том числе по самым современным, самолетам, танками, артиллерии( в т.ч. реактивной, "катюши"), автоматическому оружию, артиллерийским тягача и средствам связи, однако солдаты не хотели воевать, а командование было деморализовано, что и позволило немцам за четыре месяца дойти до Москвы, и взять почти 4 млн. Советских солдат в плен. Дальнейший ход войны требует отдельного обсуждения и осмысления. Но причин для ликования, явно не возникает. Пора уже перейти от мифологии к исторической правде.
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:37 pm (UTC)
= Советская(Красная) армия на начало войны 22 июня 1941 года имела подавляющее превосходство над немцами

На чём основано это враньё?
sergbalkov
Jun. 22nd, 2017 11:00 am (UTC)
...бучие пи..болы ..."Сколько там немцев убили, какие силы она отвлекла! Потому что нашелся командир, который приказал: «Огонь по врагу!» И если бы нашлись везде такие командиры, каждый батальон мог стать Брестской крепостью"..
т.е. были командиры которые этим 4 миллионам говорили сдаваться? а в ответ слышали да если бы вы нам сказали драться ... то тогда бы мы ... мб даже и шапками закидали..
kot_begemott
Jun. 23rd, 2017 07:07 am (UTC)
Для того, чтобы сдаться, не нужен приказ.
evizvarina
Jun. 22nd, 2017 11:09 am (UTC)
Как-то не очень понятно, почему здесь безоговорочно принимается сообщение Гитлера о количестве военнопленных. Только потому, что это Гитлер сказал?
hellboy_unfeel
Jun. 22nd, 2017 11:17 am (UTC)
Господи, на дворе уже заканчивается второй десяток XXI века. А в Новой до сих пор печатают байки и мифы 90-х годов ХХ века. Время как будто остановилось... Ведь всё эти события уже тысячу обсуждены, написаны книги, подробно разобраны факты. Нельзя же так интеллектуально отстать от времени.
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:41 pm (UTC)
= Нельзя же так интеллектуально отстать от времени.

Они кроме Новой газеты ничего не читают.
kgb_seal
Jun. 22nd, 2017 11:38 pm (UTC)
НГ мало чем отличается от коротичевского "огонька" , все так же перепевают пронафталиненное вранье перестроечных времен.
Константин
Jun. 22nd, 2017 11:52 am (UTC)
нельзя не приуменьшить , да ?
Немецких танков — 4000 (по сути - меньше)
Наших — 14 000 (на самом деле - 24 000)
Немецких самолетов — 5000
Наших — 10 000 (на самом деле - более 20 000)
Ну , и во всём остальном - цифры немного другие ... ))
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:42 pm (UTC)
Re: нельзя не приуменьшить , да ?
Откуда дровишки?
Константин
Jun. 23rd, 2017 12:47 pm (UTC)
Re: нельзя не приуменьшить , да ?
Красная Армия в июне 1941 года (Статистический сборник)
yuridmitrich
Jun. 23rd, 2017 03:26 pm (UTC)
Re: нельзя не приуменьшить , да ?
Я читал, что Сталин к войне не готовился и в Красной Армии была одна винтовка на двоих.
division___bell
Jun. 22nd, 2017 12:01 pm (UTC)
Кстати, вот эта записка Судоплатова это ответ на вопрос "почему союзники открыли второй фронт только в 43-ем"

Да потому, что они прекрасно знали о переговорах Ставки с Берлином ( пусть и не через официальные каналы). Фактически, для Штатов и Англии СССР был союзником Германии, помогать которому категорически нельзя потому что а вот примет Гитлер предложения Сталина - и опять будет уже Очень Большой Третий Рейх со своим другом СССР
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:44 pm (UTC)
В ноябре 1941 года в своём письме к президенту США Рузвельту И. В. Сталин писал:
"Ваше решение, господин Президент, предоставить Советскому Союзу беспроцентный кредит в размере 1 000 000 000 долларов в обеспечение поставок военного снаряжения и сырья Советскому Союзу было принято советским Правительством с сердечной признательностью, как насущная помощь Советскому Союзу в его огромной и тяжёлой борьбе с общим врагом — кровавым гитлеризмом".

valerii_11
Jun. 22nd, 2017 12:02 pm (UTC)
Действительно, отступающие командиры боялись не фашистов, а кремлёвских ЛЮДОЕДОВ. Впрочем, как и сейчас...
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:45 pm (UTC)
Франц Гальдер Военный дневник
29 июня 1941 года (воскресенье) 8-й день войны
«…Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Лишь местами сдаются в плен, в первую очередь там, где в войсках большой процент монгольских народностей (перед фронтом 6-й и 9-й армий). Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т. п. в плен сдаются лишь немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян. Моральное состояние наших войск всюду оценивается как очень хорошее, даже там, где им пришлось вести тяжелые бои. Лошади крайне изнурены.
Генерал-инспектор пехоты Отт доложил о своих впечатлениях о бое в районе Гродно. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо».
yuridmitrich
Jun. 22nd, 2017 08:50 pm (UTC)
«Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника. Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата. Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России...»
Генерал Гюнтер Блюментрит РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ Московская битва
valerii_11
Jun. 23rd, 2017 05:01 am (UTC)
До того досражались "до последнего человека", что Немчура за три недели на велосипедах и лошадях домчалась до самой Москвы...
yuridmitrich
Jun. 23rd, 2017 03:21 pm (UTC)
= Немчура за три недели на велосипедах и лошадях домчалась до самой Москвы...

Через три недели наступило 13 июля.

Ф. Гальдер «Военный дневник»
13 июля 1941 года (воскресенье) 22-й день войны
Ближайшие задачи: Поскольку мы сознательно отказались от стремительного наступления силами 2-й и 3-й танковых групп в направлении Москвы, нам предстоит теперь окончательно ликвидировать находящуюся перед нами крупную группировку противника. Поэтому следует организовать наступление 2-й и 3-й танковых групп северо-восточнее и юго-восточнее Смоленска следующим образом. 3-я танковая группа{5} должна ударом частью своих сил на Великие Луки и Холм окружить группировку противника, указанную в пункте "б", а 2-я танковая группа{6} должна направить свой удар на юго-восток.
На фронте группы армий «Юг» следует попытаться силами 25-й моторизованной дивизии и лейбштандарта «Адольф Гитлер»{7}, входящих в состав 6-й армии, хотя бы частично обезвредить коростенскую группу противника, а главными силами 1-й танковой группы фланговым ударом на Белую Церковь разгромить противника в районе юго-западнее Киева.
ziganshin
Jun. 23rd, 2017 04:00 pm (UTC)
ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ВМВ ТОВ. ЖЮКОВ
ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ВМВ ТОВ. ЖЮКОВ за деревню РЖЕВ положил
ОДИН МИЛЬЁН СОЛДАТ , и В ТОЦКОМ ПОЛИГОНЕ ИСПЫТАЛ
НАД СВОИМИ СОЛДАТАМИ ТРИ АТОМНЫЕ БОМБЫ !
И ВСЯ ГРУДЬ В ЗОЛОТЕ И ЖЕЛЕЗКАХ !

И его геройство на Тоцком полигоне было ЗАСЕКРЕЧЕНО !
Из 45-ти ТЫСЯЧ солдат , над головами которых испытали
атомные бомбы , до рассекречивания , до перестройки , дожили
только несколько больных .
И НИКОМУ из пострадавших , ИНВАЛИДАМ , НЕ БЫЛО ОКАЗАНА МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ !

ЕЩЁ ЭТОТ КОНЮХ ДОДУМАЛСЯ , ПОД БЕРЛИНОМ БЕЗ АРТПОДГОТОВКИ ВЗЯТЬ УКРЕПРАЙОНЫ , ПРИ ПОМОЩИ ПРОЖЕКТОРОВ ...
И ГОРЫ ТРУПОВ - 400 С ЛИШНИМ ТЫСЯЧ ...
"БАБЫ ЕЩЁ НАРОДЯТ"

ЕЩЁ ПОЧИТАЙТЕ ПРО ЭНТОГО КОНЮХА -
"ТЕНЬ ПОБЕДЫ" - Виктор Суворов .

Edited at 2017-06-23 04:54 pm (UTC)
pravdoiskanie
Jun. 23rd, 2017 05:27 pm (UTC)
А если вдруг братский Китай на Россию пойдёт?
Сколько войска он тогда в полон себе заберёт?
ziganshin
Jun. 28th, 2017 11:41 am (UTC)
Ротшильд и две мировых войны, ч.2
Ротшильд и две мировых войны, ч.2
http://ant-63.livejournal.com/287332.html

Жена Майера Ротшильда: Если бы мои сыновья не захотели войн, войн бы не было. Часть 1

ВОТ КТО ДОЛЖЕН ОТВЕЧАТЬ ЗА МИЛЛИОНЫ УБИТЫХ , ПОКАЛЕЧЕННЫХ и РАЗРУШЕННЫЕ ГОРОДА ... ! ! !

ДЕРИПАСКА И РОТШИЛЬД - ФОТО
https://pp.userapi.com/c636422/v636422121/6e19e/TSvjekZBYps.jpg
pravdoiskanie
Jun. 28th, 2017 05:35 pm (UTC)
Если бы люди не продавали, словно товар - себя?
То управлять ими посредством разноцветных бумажек, как обезьяной, было бы нельзя!
( 25 comments — Leave a comment )

Profile

novayagazeta
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
Новая газета

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Встроить блог «Новой»:

Установите виджет, чтобы

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel