«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«Повалили, начали душить, заковали в наручники»

В Тульской области адвоката Дмитрия Сотникова избили дважды за день — сначала в суде, а потом в Следственном комитете.




Дмитрий Сотников. Фото: Facebook


12 сентября адвокат Дмитрий Сотников приехал в Новомосковский городской суд Тульской области на заседание к своему подзащитному — Эдуарду Долгинцеву. Долгинцева обвиняют в том, что он доставлял в колонию наркотики, а для того:  выдрессировал кота так, что тот с деньгами проходил на волю через охраняемую собаками зону и возвращался тем же путем уже с запрещенными веществами.

Сотников заключил с Долгинцевым соглашение за день до заседания. По его словам, другие защитники «убегают из этого дела».

Сотников не первый раз работает в Туле. «Я базируюсь в Москве, но после акции «Он вам не Димон» [26 марта 2017 года] мне стало жалко туляков — к ним практически никто не приезжал, чтобы защищать. «Открытая Россия» тогда бросала клич, кто из адвокатов поедет в Тулу, — я поехал», — вспоминает защитник. Теперь он представляет интересы участников акции в Европейском суде по правам человека. Сотников также защищал руководителя тульского отделения партии «Яблоко» Владимира Дорохова, на которого подал в суд сотрудник Центра по противодействию экстремизма из-за поста в фейсбуке. В итоге Дорохов заплатил всего 5 тысяч рублей вместо 750 тысяч, которые требовал истец.




Дмитрий Сотников. Фото: Facebook


Суд

Заседание по делу Долгинцева и еще двух заключенных начиналось в два часа дня. Сотников опаздывал, но предупредил об этом судью. Адвокат приехал в суд на 10 минут позже, его встретили приставы и проводили в зал заседания. Он объяснил, кто он, и показал удостоверение и ордер. Судья Любовь Соловьева предложила присесть. Потом начался допрос секретного свидетеля по видеосвязи.

«Свидетель дал показания, ему задали вопросы прокурор и адвокаты других подсудимых. Судья спросила, имеются ли еще вопросы у защитников, я сказал, что имеются. И тут судья говорит, что я мешаю вести процесс, поскольку являюсь просто слушателем, а не адвокатом, — рассказывает Сотников. — На мои возражения Соловьева ответила, что не допускала меня до процесса. Хотя по закону адвокат участвует в деле с момента предъявления удостоверения и ордера. Я предложил, чтобы судья взяла у меня ордер, но она сказала, что я срываю судебное заседание, и велела покинуть зал. Я отказался, у меня завязалась дискуссия с приставами и конвойными, а потом судья объявила перерыв и ушла».

Когда объявили, что заседание будет продолжено, слушатели начали возвращаться. Сотникова приставы не пустили, сказав, что его удалили.

«Я спрашивал, на основании чего меня удалили, попросил составить протокол, но ничего из этого сделано не было. Вскоре судья открыла совещательную комнату и сказала: «Адвокаты, прокурор, давайте пройдемте в зал через мою совещательную».

Когда я подошел к двери, чтобы войти, меня схватил пристав, повалил на землю и начал душить».




Задержание Сотникова. Кадр: YouTube


По словам эксперта фонда «В защиту прав заключенных» Олега Дубровкина, который находился в суде и снял действия приставов на видео, затем Сотникова заковали в наручники и выволокли с этажа. Приставы вызвали наряд полиции и сказали, что предотвратили нападение Сотникова на судью. Параллельно началось заседание, а Долгинцеву предоставили адвоката по назначению.

«Приехал патруль, меня спустили на первый этаж, через два часа приехал следователь — тогда с меня, наконец, сняли наручники. Следователь меня опросил, повез снимать побои», — рассказывает Сотников, уточняя, что в травмпункте у него зафиксировали травму лица, ушиб уха и ушиб плеча.

После этого Сотникова повезли в наркодиспансер на освидетельствование. Экспресс-анализ показал, что Сотников трезв, и его отправили в Следственный комитет Новомосковского отдела по Тульской области.

Следственный комитет

В СК Сотников приехал уже с адвокатом Светланой Заводцовой. Там им сказали, что на следующий день Сотникова вызывают на медицинскую экспертизу и на допрос. Сотников отказался от допроса, так как нет никакого уголовного дела. Он также поинтересовался, почему его уже более восьми часов не отпускают, но при этом не составляют протокол, спросил, задержан ли и, получив отрицательный ответ, направился к выходу.

«Меня стали оттеснять руководитель следственного отдела этого СК и еще один сотрудник. Я схватился за дверь, мне прищемили пальцы, стали бить по голове…

Мой адвокат начала все это снимать на видео, поэтому они переключились на нее и отобрали телефон. В это время я выбежал из здания, туда забежал муж моего адвоката и вытащил ее оттуда. Таким образом мы покидали Следственный комитет».

Затем Сотников вновь поехал в травмпункт, чтобы снять побои. У него обнаружили ушибы лица, головы и пальца. Адвокат планирует подавать заявление в полицию. По его мнению, избиения связаны с его профессиональной деятельностью.






«Мне кажется, это было сделано, чтобы не допустить меня к делу. Была получена информация, что едет адвокат из Москвы. В Туле адвокаты по назначению очень мало возражают судьям, мало спорят, поэтому мое присутствие не приветствовалось», — объясняет произошедшее Сотников.

«Право на защиту — помеха для судей»

advokat-rating.ru
Анна Ставицкая
адвокат

— С точки зрения закона суд не может допускать или не допускать адвоката. Адвокат участвует в деле по предъявлению ордера и удостоверения. Если он это сделал, судья не имела право не допустить его к процессу, так как адвоката выбирает подзащитный.

Судья, вероятно, посчитала, что соглашение было заключено, чтобы новый адвокат подал ходатайство о переносе заседания для ознакомления с делом. Судьи всегда считают, что право на защиту — помеха для правосудия. То есть она думала не о праве на защиту, а о том, что придется откладывать процесс, а делать этого совершенно не хотелось. Поэтому, на мой взгляд, и создалась такая искусственная и совершенно маразматическая ситуация, которая привела к тому, что адвокат Сотников был избит.

Ситуация также говорит о том, что все силовые органы, в том числе и суд, который тоже себя уже относит к этим органам, совершенно не считают, что адвокат — тоже участник судебного разбирательства. Поэтому можно не допускать его к процессу и дать команду приставам его вывести.

Если бы следователь или прокурор опоздали на процесс, то никто бы не сказал: «Стойте возле двери, мы вас не допустим». Им красную дорожку постелят и будут ждать, сколько нужно.

А уж чтобы пристава вызвать, который будет на прокурора набрасываться и наручники надевать, — такое просто невозможно. А адвокат — это бесправный гражданин, на которого можно не обращать внимания. Хотя адвокаты — единственные участники процесса, который пытается поставить наше «правосудие» на законные рельсы. Именно поэтому к ним такое отношение.

Анастасия Тороп
корреспондент
Subscribe
promo novayagazeta october 8, 08:01 15
Buy for 1 000 tokens
Убийство Анны Политковской: что сейчас с расследованием? Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была убита 14 лет назад в подъезде своего дома в Москве. 7 октября 2006 года киллер, поджидавший нашу коллегу, сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments