«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«Неточно произнесенное слово может разрушить твою карьеру»

Федор Бондарчук — о своей новой картине «Вторжение», власти медиа и цензуре, которой вроде бы нет.

В новогодние каникулы на экранах — фильм Федора Бондарчука «Вторжение» — сиквел фантастического блокбастера «Притяжение» — о контакте землян с инопланетным разумом, присевшим в Северном Чертаново. «Притяжение», собрав кассу за 1 млрд рублей, вошел в список самых успешных отечественных фильмов. «Вторжение» картина более зрелищная, с некотором привкусом милитаризма. Но снова социальная фантастика с выхваченными из реальности приметами сегодняшнего дня: непомерными штрафами на дорогах, санкциями… А еще любовный роман, фильм-катастрофа, объединившая зрелищный аттракцион с библейскими мотивами потопа. В общем, «они» возвращаются.



— Главной особенностью «Притяжения» стала попытка совместить фантастику с актуальностью реалий, националистическими погромами, манипуляциями массами. Когда вы решились на «Вторжение», вы думали не только о продолжении, не только про кассу уже раскрученного бренда, но и

— …сделать кино про сегодняшнее время. Ведь если заменить нашего инопланетянина Хэкона на парня из Бирюлево, да еще «понаехавшего», — вот тебе и актуальная история. Более того, в первом фильме мы использовали новостные видеоматериалы о событиях в одном из районов Москвы.

— Да, незабываемые уличные беспорядки и столкновения в Бирюлево с «приезжими с Кавказа».

— Плюс подклеили реальные кадры разгрома футбольными болельщиками Тверской.

Но вот убери из «Притяжения» и «Вторжения» историю нашествия инопланетян, а поставь, например, нашествие сегодняшних медиа и технологий, что поменяется?

На меня сильное впечатление произвела программа, которую запустил Тимур Бекмамбетов, Vera Voice. Нейросеть способна воспроизводить голоса знаменитостей. Или вспомните скандальную историю с фейсбуком, когда роботы стали на языке, который они сами создали, общаться. Поменяли протокол, по сути, обыграли своего создателя. Я говорю даже не об идее Илона Маска о необходимости демократизации технологии искусственного интеллекта, который может превратиться в «бессмертного диктатора», скорее про силу влияния и власть медиа. Имея на руках этот мощный инструмент, надо понимать не только масштаб его воздействия, но и трезво отдавать себе отчет: то, что происходит сегодня с нами самими, и есть агрессия, инопланетное вторжение.

— То есть захват реальности уже произошел, и все мы жертвы?

— Наверное, но с учетом нашего добровольного участия. Нашего неукротимого желания поделиться своей информацией, эмоцией и, конечно, сохранить все это в цифре. В британском сериале «Годы» девочку раздражает ее физическое тело, и она решает загрузить свой мозг в Облако и получить вечную жизнь. В Облаке — удобно, комфортно, безопасно. Там ты — цифровой — сохраняешь воспоминания, биографию. Мы добровольно отдаем себя в руки искусственного интеллекта. Это наша комфортная биг-дата: учитывает наши пристрастия, предпочтения в еде, музыке, предлагает заранее разнообразные меню и афиши.

— Не только рекламу…

— Реклама — это совсем просто. Нет, полный репертуар, согласованный с твоим вкусом. И это все уже в плоскости душевных восприятий, тонких настроек, чувств.





Кадр из фильма «Вторжение» / «Кинопоиск»



— Кстати, в вашем фильме есть тема контроля над эмоциями в цифровую эпоху. Об этом говорит университетский профессор в исполнении Константина Богомолова. Это тоже тема вторжения, но уже в нашу эмоциональную сферу. Но есть еще одна проблема. Зависимость. Запомнился момент фильма, в котором люди должны расстаться со своими телефонами, начинается массовая паническая атака. С вами подобное случается при расставании с гаджетом?

— Конечно. Вы же знаете, что существуют даже диджитал-детоксы.

Ломка, зависимость от гаджета — это прежде всего психопатия.

Рационально ее объяснить нельзя, можно же всех предупредить, что тебя не будет десять дней. Но все равно тебя будет угнетать нечто похожее на глобальную тревогу за мир. Как они там без меня? В любой деревне вы встретите озабоченных проблемами империализма бабушек.

— Помните, в «Прошу слова» героиня Инны Чуриковой смотрит программу «Время» и плачет, когда узнает о чилийской хунте, муж кричит ей: «Нельзя же так, у меня мама третий месяц в больнице! Думал, с ней что».

— В том же в сериале «Годы» есть героиня, уж очень похожая на Марию Ле Пен. В интервью ее спрашивают: «Что бы вы сказали палестинской семье в секторе Газа, когда Израиль уменьшил потребления электричества до 2 часов в день?!» Как вы к этому относитесь?»

Она отвечает: «...когда дело касается Израиля и Палестины — мне насрать».

Дальше популярно объясняет, что ее волнует исключительно то, что происходит у нее в доме, во дворе, как вывозят мусор. Немедленно ее рейтинг космически вырастает. В результате она становится едва ли не премьер-министром Великобритании. Нас разрывает это желание, с одной стороны, говорить исключительно о себе, с другой — озабоченность судьбой планеты.

— В первом фильме сквозной была проблема неприятия другого, столкновения своих и чужих, стихийной ксенофобии. Во втором, как мне показалось, больше про разговор с самим собой, про поиск идентичности, попытку изменить себя, вырваться в другое пространство.

— Усилие вырваться… да хотя бы на Камчатку. В техногенном мире мы рассыпаемся на пиксели. Рассыпавшись, ищем выхода в живую природу в попытке как-то собрать себя.

— Вырваться — это не обязательно двинуться куда-то. С вашими героями происходят трансформации, кардинальные внутренние перемены. Прежде всего с озлобленным лидером чертановских гопников Александром Петровым, который обучается великодушию. Или метаморфозы героя Меньшикова, который должен принять на себя ответственность за жизнь людей.

— Мне важна линия взаимоотношений генерала Лебедева (Олег Меньшиков) и его дочери Юли (Ирина Старшенбаум). Ведь можно снимать жанровое кино, в том числе хорроры, и про семейные ценности, про взаимоотношения родителей и детей, про чудовищную ревность детей друг к другу.





Герой Олега Меньшикова должен принять ответственность за жизнь людей. Кадр из фильма «Вторжение» / «Кинопоиск»



— Кстати, а чего вдруг пришельцы решили нас захватить? Они же такие гуманные, доброжелательные и летели в идеальной по форме тарелке в стиле Захи Хадид в первом фильме?

— А это уже драматургия, так сказать, жанровое обострение во второй части.

После «Притяжения» на меня же обрушились обиженные за землян.

Мы же не такие, зачем нас представлять агрессивной массой? Мы отвечали: «Братцы, смотрите, там же документальная съемка того города, в котором я, коренной москвич, живу. Я сам порой не узнаю и не принимаю эту агрессивную среду». Но я же не придумываю ничего.

— И вы решили смягчить среду?

— Да нет, это перевертыш. Ну, потому что многогранен человек, и у каждого явления есть вторая, третья грань, обратная сторона.

— Вы для себя решали, в чем принципиальное различие мировосприятия землян и тех, кто пришел на Землю? Ведь на протяжении двух частей главный герой — инопланетный Хэкон (Риналь Мухаметов) — все более очеловечивается. Вот даже огородом обзавелся.

— Эти цивилизации — ветки одного дерева. Мне принципиально важно, что пришельцы не пузыри на ножках. На эскизах видно, как долго мы искали образ героя. В подготовительном периоде у него были светящиеся и татуировки, и жабры, и уши — все что угодно. Меня долго убеждали: «Давайте сделаем хотя бы какую-то деталь инопланетную». Но для меня он абсолютно такой же, как мы. Тогда, как мне кажется, наша история воспринимается иначе. В один прекрасный момент ты забываешь, что он инопланетянин, подключаешься, как к такому же, как ты и я, отождествляешь себя с ним. Ну да, земляне пошли по дороге войны, столетиями убивают друг друга. Цивилизация Хэкона развивалась по-другому. Технологии не увлекли их идеей саморазрушения. Мы размышляем над тем, как могла бы пойти наша история.

Войны, агрессия, неприятие других, к сожалению, тоже часть развития цивилизации. Принять это сложно. Каждый виток имеет свои особенности.

Сегодня, например, есть увлечение глобальным феминизмом. Это может коснуться любого. Ты должен правильно использовать феминитивы. Неточно произнесенное слово, жест могут разрушить твою карьеру.

Но все это в итоге, несмотря на перегибы, работает на развитие общества, которое движется в будущее с фантастическим ускорением.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 15:01, yesterday 4
Buy for 1 000 tokens
Благотворительные фонды обратились к президенту за препаратами для онкобольных. Благотворительный Фонд Константина Хабенского вместе с фондами «Подари жизнь», «АдВита», организацией «Энби» и другими пациентскими и родительскими сообществами и организациями…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments