«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Рейтинг или жизнь?

Студии дезинфицируют — шоу продолжаются.



Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»


«Дополнительный этап шоу «Голос.Дети» выйдет в прямом эфире Первого канала в эту пятницу, 17 апреля. С учетом ситуации, которая сложилась в связи с распространением коронавирусной инфекции, и ставя во главу угла здоровье и безопасность участников и занятых на съемках сотрудников, Первый канал проведет съемку с соблюдением всех строжайших мер контроля и медицинской профилактики: в отсутствие зрителей в студии и с участием минимального числа людей, необходимых для обеспечения прямого эфира», — сообщила пресс-служба канала.

Руководитель музыкального вещания Юрий Аксюта заявил: «Студия, гримерки и прочие помещения пройдут профессиональную дезинфекцию. Все участники сдают тест на коронавирус. При входе в студию будут проводиться индивидуальная дезинфекция, замер температуры и выдача средств защиты. Все, кроме тех, кто в кадре, будут в масках и перчатках. Даже рукопожатия и объятия на съемке 17 апреля не допускаются».

Ситуация. Шоу должно продолжаться при любой погоде и любой эпидемии.

Странно получается. Ежедневно по всем каналам врачи чуть не криком кричат: «Мы работаем для вас. Оставайтесь дома. Не прибавляйте нам работы». К строгой самоизоляции призывают и телевизионщики, записывая проникновенные обращения к своей аудитории. А шоу и концерты не только продолжаются, но и множатся. «Мы тоже работаем для вас, дорогие зрители, — уверяют ведущие телеканалов. — Вы уж посидите дома, а мы будем вас развлекать, отвлекать и просвещать».

«Как мы, каждый из нас, может помочь вам?», — спросили у главного врача «Коммунарки» Дениса Проценко ведущие масштабного концерта «Мы вместе» на канале «Россия» Дарья Златопольская и Андрей Малахов. «Сидим дома, самоизолируемся. Это просьба ко всем телезрителям, ко всем вам», — довольно-таки мрачно ответил Проценко, вышедший в эфир по видеосвязи.

Концерт в поддержку врачей, медсестер, волонтеров и социальных работников прошел на исторической сцене Большого театра, вызвав смешанные чувства.

С одной стороны, поддержка и солидарность никогда не бывают лишними. Вся страна в едином порыве выражает благодарность медикам, спасающим человеческие жизни. С другой… до концертов ли сейчас им.

Вот и не радостны были лица главврачей ведущих московских клиник, выведенных на экраны при помощи видеосвязи. «Я вижу ваши немного усталые глаза, — отметил Андрей Малахов, представляя главврача института имени Склифосовского Сергея Петрикова. — Я хочу, чтобы на вашем лице появилась улыбка».

Улыбок, однако, было немного.

Затемненный зал Большого зиял траурной пустотой. В цветовом оформлении сцены и зала преобладали похоронные черно-красные цвета. Многие артисты тоже выступали в черном. Оставалось только затянуть знаменитую люстру черным крепом — сходство с панихидой было бы почти абсолютным.

По сцене, словно тени, бесшумно перемещались технические работники в масках и перчатках, убирая микрофоны, устанавливая новые, обрабатывая клавиши рояля антисептиками. Когда же на большом экране появилась Майя Плисецкая, исполняющая Лебедя Сен-Санса, прозванного в народе «умирающим», похоронное настроение усилилось, несмотря на оптимистические подводки ведущих.

«Всей страной и всем миром: здравствуйте, а значит, будьте здоровы! — пафосно вещали они со сцены. — Большой театр — это визитная карточка России. Но сегодня он станет по-настоящему народным театром, откроет свою сцену для артистов абсолютно всех жанров».

Вот оно как получается.

Чтобы Большой стал «по-настоящему народным» и чтобы врачи, пусть виртуально, но смогли наконец-то в него попасть, понадобилась большая беда.

«Если бы сейчас здесь были зрители, вы бы услышали гром аплодисментов. Представьте себе, что вся Россия — это огромный зрительный зал, который вам аплодирует».

Ведущие со слезами на глазах раз за разом произносили патриотические банальности. «Работа врачей — это наша оборона Москвы, а те, кто сейчас на передовой, — настоящие герои… Главврач «Коммунарки» первым шел в атаку… Любовь — вот что движет ими. Любовь к тем, кто попал в беду. А любовь — это главное, ведь на свете нет ничего важнее любви… Давайте же помогать врачам… Эпидемия изменила наши привычки. Мы сидим дома или на даче… Мы лишены роскоши человеческого общения».

Впрочем, технически все было организовано и проведено безупречно. Симфонический оркестр Большого театра, синхронно играющий на «удаленке», каждый из музыкантов в собственной квартире — супер! Евгений Миронов, исполняющий песню из фильма «Бумбараш», — на сцене живьем вместе со скрипачом Вадимом Репиным, и Денис Мацуев, аккомпанирующий им на фортепиано дистанционно из Иркутска.

Звезды попсы на сцене живьем, но под «фанеру» — сомнительно. Но даже не это главное. За пару дней до концерта у всего технического персонала, обеспечивающего съемку, взяли тест на коронавирус. У трех с лишним десятков человек тест оказался положительным, хотя никаких видимых симптомов заболевания у них не было.

Их, конечно, отстранили от участия в акции и отправили на карантин. И предусмотрели дезинфекцию микрофонов и музыкальных инструментов на протяжении всего трехчасового эфира. Да только вирус — зараза коварная. Сегодня его еще нет, а завтра — уже есть.

Поэтому всего заранее не предусмотришь, сколь строгими ни были бы меры предосторожности. Возможно, оттого и не веселы были лица врачей на большом экране:

они-то знают, что такое вирус и как легко подцепить его в любом публичном месте.

Может, разумнее было бы отложить эту гуманистическую акцию до лучших времен? И после победы над пандемией позвать героев-победителей в зал Большого театра, где и выразить им благодарность и любовь? Как говорил старшина Васков бойцу Лизе Бричкиной в фильме «А зори здесь тихие»: «После споем, Лизавета. Вот выполним боевое задание и споем. Обязательно споем».

Между тем в начале недели Дмитрий Борисов в программе «Пусть говорят» объявил, что вслед за соведущей «Модного приговора» Надеждой Бабкиной в «Коммунарку» с двусторонним воспалением легких угодил историк моды Александр Васильев. Совсем недавно он из студии своего шоу вместе с коллегами призывал: «Оставайтесь, пожалуйста, дома». Ну и вот: «Если очень захотеть, можно в Космос полететь! — написал он у себя на странице в фейсбуке. — Да, друзья мои, я в Коммунарке … Спасибо Елене Малышевой, я в чистой и светлой палате, хорошее «самолетное» пятиразовое питание, капельницы по утрам, анализы и таблетки целый день… Выберусь».

Вот вам и очередной «модный приговор». Если дальше так пойдет, никакой «светлой и чистой» «Коммунарки» для звездных пациентов не хватит, даже несмотря на протекцию всесильной Елены Малышевой. Стоит ли ТВ и его шоу таких жертв, вопрос открытый. Рейтинг или жизнь?

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

Subscribe
promo novayagazeta 15:01, yesterday 4
Buy for 1 000 tokens
Благотворительные фонды обратились к президенту за препаратами для онкобольных. Благотворительный Фонд Константина Хабенского вместе с фондами «Подари жизнь», «АдВита», организацией «Энби» и другими пациентскими и родительскими сообществами и организациями…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments