«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

21 июня. Как СССР пропустил войну

Дневник Геббельса, тосты Сталина, доклады о положении дел в Красной армии и рассекреченные документы НКВД. К статье Путина в National Interest.


Дозор войск ПВО. Июнь 1941 года, Москва. Фото: РИА Новости

Читаю книгу рассекреченных документов НКВД. Глава о голоде зимой 1940 года (что мы о нем знаем, что слышали?) — докладные записки разного рода начальников, протоколы, стенограммы совещаний. Здесь нехватка хлеба, здесь забастовки, здесь женщины у магазина избили первого секретаря обкома, здесь очереди на полтора километра. И вот письмо Цанавы (нарком внутренних дел Белоруссии, один из участников убийства Михоэлса, его самого потом тоже расстреляют, в 1953-м) Лаврентию Павловичу Берии, ничем на общем фоне не замечательное. Сухо, «по-чекистски», без эмоций. И вот пишет Цанава, что в Брестской области участились случаи, когда крестьяне нелегально переходят границу, закупают там продовольствие, а уже здесь спекулируют им почем зря. И докладывает о принимаемых мерах.

Сначала глаз ни на чем не задержался. А потом.

Это же январь 1940-го, это же Брестская область! Лишь три месяца назад и здесь, и по ту сторону границы была Польша. А в сентябре западную ее часть оккупировал Гитлер, восточная же в результате освободительного похода Красной армии воссоединилась с братской семьей советских народов. И вот результат, практически немедленный. Никому, надеюсь, в голову не придет как-то идеализировать режим, установленный в Польше немцами

но что же надо было ЗДЕСЬ натворить, чтобы ТУДА за продуктами побежали?!

Зато в Бресте сразу после воссоединения первым делом были возведены огромные памятники Сталину и Ленину,  через полтора года поразившие оккупантов.

Когда Гудериан был здесь первый раз (и вместе с генералом Кривошеиным совместный парад принимал), этих памятников не было.

«Если Германия попадет в тяжелое положение»

К 1940 г. сухопутные войска лишились 48773 человек, Военно-Воздушные силы —  5616 человек и Военно-Морской флот — свыше 3 тысяч человек командного состава. Репрессиям подверглась основная часть руководящего состава центральных управлений Наркомата обороны и военных округов, а также 27 командиров корпусов, 96 командиров дивизий, 184 командиров полка, 11 командующих ВВС округов и флотов, 12 командиров авиационных дивизий, 4 командующих флотами.

Все ли они были бы так уж бесполезны, когда «все началось»?

Фомирование 70-й стрелковой дивизии. Май 1941 года. Фото: РИА Новости

С 1938 по 1940 год сменились все командующие войсками военных округов, на 90% были обновлены их заместители, помощники, начальники штабов, начальники родов войск и служб, на 80% — руководящий состав корпусных управлений и дивизий. В большинстве военных округов до половины офицеров имели командный стаж от 6 месяцев до года, а около 40% командиров среднего звена составляли командиры запаса с недостаточной военной подготовкой.

За неделю до гитлеровского вторжения нарком госбезопасности Меркулов подал Сталину, Молотову и Берии «Записку», составленную  на основании «беседы с берлинским источником и полученную агентурным путем».

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Записка наркома госбезопасности СССР — Сталину, Молотову и Берии

«Основная беда СССР с военной точки зрения, — говорилось в «Записке», — заключается в полном отсутствии способных офицеров. Мировая история, пожалуй, не знает другого примера такого негодного руководства военными операциями, какой имел место, например, во время войны Советского Союза с Финляндией. И если все же Советский Союз победил наконец, то в этом нет военной заслуги. Просто бросали так много стали на каждый квадратный километр, что сломали все, в то время как противнику в конце войны нечем было стрелять. С Германией такой маневр неприменим, там хватит чем ответить».

Советско-Финская война 1939-1940 гг. Советские войска переправляются в районе форта Ино на Карельском перешейке. Фото: РИА Новости

А наплевать!  Сами с усами! Это как с маленьким еще сыном я в шахматы играл и выиграл, конечно. Сын: повезло тебе, я на четыре хода не успел, все уже придумал, но не успел. А ты мне мат поставил.

Вот и Сталин  «все придумал». Танков наклепал — ужас. Самолетов тех же… С горючим для них было, правда, похуже, не всем хватало, с аэродромами, с летчиками, с  танкистами подготовленными, с теми, кто ими всеми командует. Кстати, судя по «Акту» передачи дел от наркома Ворошилова наркому Тимошенко, хуже всего дело у нас обстояло как раз с пехотой. Но это все ерунда на постном масле, не боги горшки обжигают, научатся, если жить захотят.

И еще одно важное обстоятельство.

У двух стран в Европе было колоссальное преимущество перед всеми остальными: они, не прерываясь ни на секунду, готовились к неминуемой войне. Это СССР и Германия. Все было подчинено только этому, под нескончаемый крик о мире, к которому изо всех сил обе державы стремились. И тем не менее. «Но мы еще дойдем до Ганга, / Но мы еще умрем в боях. / Чтоб от Японии до Англии / Сияла Родина моя», —  автор «Бригантины», романтичнейший Павел Коган, выражал в рифму всеобщее настроение, и в голову никому не приходило подумать, что такое ты говоришь-пишешь. Потому что «от Японии до Англии» все только и ждут, когда к ним пожалует красноармеец с полным мешком всечеловеческого счастья. И ничему идеологов не научил польский поход Тухачевского 20-го года («Даешь Варшаву! Даешь Берлин!»), закончившийся катастрофой, не успевший «на четыре хода», хотя «все придумано» — уже было.

Тухачевского, как известно, расстреляли еще до Великой Отечественной. Павел Коган геройски погиб на «Малой земле», под Новороссийском.

У Гитлера было поскромнее, мировой революцией он не заморачивался, он был реалист: сначала — «Германия превыше всего!» на тысячу ближайших лет. А все остальные — соседи и не соседи — значения не имеют, пренебрежимо малые величины.

За что и пострадал.

Как же мы готовились к неминуемой, как нам говорят, войне. И почему, кстати, неминуемой? Начиналось-то как хорошо!

Немецкие военные беседуют с командиром советского танкового полка под Брестом, 1939 год. Фото: РИА Новости

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Из немецкой записи бесед  Риббентропа со Сталиным и Молотовым 29 сентября 1939 г.

«Как продолжал г-н министр, он очень был рад услышать от немецких военных, что установленная обеими сторонами военная программа (в Польше. — П. Г.) была осуществлена в духе доброго и дружественного взаимодействия. Для немецкого военного руководства было нелегко оторвать действующие войска от противника и заставить их двигаться в обратном направлении. В районе действия 8-й немецкой армии это привело к тому, что поляки даже вообразили, что они обратили немецкие войска в бегство. Несмотря на все эти трудности и если не считать незначительные недоразумения, дело обошлось быстро и беспрепятственно».

Никаких «значительных недоразумений» то есть не возникло, когда победоносные немецкие войска уступали занятые ими районы победоносным советским. Как заранее между собой и договаривались.

И Сталин отвечал хорошо:

«Г-н Сталин сказал, что г-н министр в осторожной форме намекнул, что под сотрудничеством Германия не подразумевает некую военную помощь и не намерена втягивать Советский Союз в войну. Это очень тактично и хорошо сказано. Факт, что Германия в настоящее время не нуждается в чужой помощи и, возможно, в будущем в чужой помощи нуждаться не будет.

Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили.

Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю...

Что же касается отношения Советского правительства к английскому комплексу вопросов, то он (Сталин. — П. Г.) хотел бы заметить, что Советское правительство никогда не имело симпатий к Англии. Необходимо лишь заглянуть в труды Ленина и его учеников, чтобы понять, что большевики всегда больше всего ругали и ненавидели Англию, притом еще в те времена, когда о сотрудничестве с Германией и речи не было».

И в тот же день, на ужине в Кремле:

«Ужин был дан в соседних залах Кремлевского дворца и происходил в очень непринужденной и дружественной атмосфере, которая особенно улучшилась после того, как хозяева в ходе ужина провозгласили многочисленные, в том числе весьма забавные, тосты в честь каждого из присутствовавших гостей.

Первый тост был адресован г-ну министру (Риббентропу, то есть. — П. Г.). В нем содержалось приветствие «приносящему удачу» гостю, и он был завершен провозглашением «ура!» в честь Германии, ее фюрера и его министра».

Зато, как сказано, Сталин с Гитлером за руку никогда не здоровался и даже не виделся. А с Англией (несмотря на отсутствие к ней симпатий) плечом к плечу воевал потом против гитлеровской Германии, которую «не допустит, чтобы повергли на землю».

Адольф Гитлер и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, вернувшийся в Берлин после подписания германо-советского договора о ненападении. 1939 год. Фото: РИА Новости

А что думает доктор Геббельс?

Йозеф Пауль Геббельс непредусмотрительно оказал человечеству целый ряд услуг, от многого предостерег, о многом предупредил. Обуреваемый невероятным самомнением, помноженным на чудовищные комплексы, он десятилетиями вел (писал собственноручно, а потом диктовал) подробнейший дневник, и дневник этот, к счастью, сохранился. Самовлюбленный графоман при власти, гитлеровский министр пропаганды фиксировал все свои поступки, все посетившие его мысли — неталантливо, многословно, велеречиво, утомительно повторяясь. Почти все сохранилось, в современной Германии издано полным многотомником, у нас — избранные тома. Очень поучительно.

Жаль, кстати сказать, что подобных документов не оставил за собой ни один советский вождь сравнимого с Геббельсом ранга. Что причиной? Элементарной грамотности не хватило?

Или, наоборот, хватило мудрости, чтобы понять: любая написанная им строка может в любую минуту оказаться в числе «неопровержимых доказательств» в чекистском «деле»? Или истории стеснялись?

«Первые люди» Третьего рейха были в этом отношении куда смелее, бесшабашнее или, в отличие от советских коллег, даже не могли предположить, чем рискуют. Риббентроп, Розенберг, Шпеер.

Но я о дневниках Геббельса.

Продравшись через бурлящий поток, тем не менее современный читатель сможет выловить отдельные поразительные строки, порой даже абзацы, не просто дающие представление об интеллектуальной мощи автора и дикой картине мира, сложившейся в его сознании, но и наглядно демонстрирующие, от чего, оказывается, зависит жизнь человека, как осуществляется руководство огромной страной при тоталитаризме, что движет  ее фюрерами, большими и маленькими.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Из дневников Йозефа Геббельса накануне нападения на СССР

23 декабря 1940. Суждения о войнах — это удел истории. А народ не должен даже и догадываться, что были допущены ошибки. Иначе он утратит веру в наше дело и в конце концов не пойдет ради него на смерть.

27 декабря 1940, пятница. Нет ни телеграмм, ни телефонных звонков. Как это славно! И страстное желание мира, о котором мы будем не просто мечтать, а будем за него бороться. Это будет наиболее надежно.

7 января 1941. Рузвельт направил в Сенат наглое послание, направленное против нас, изобилующее ложью и искажениями фактов. Мы в качестве агрессоров. Дальнейшая помощь Англии. Ну она все равно будет сокрушена. Эта демократическая свинья пойдет на все, чтобы угодить еврейству. Но цели ему так и не добиться.

7 апреля. Крупная операция произойдет позднее: против Р. Она тщательно скрывается, лишь немногие посвящены в суть дела... Пусть предполагают любые варианты, но только не восточный.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Subscribe
promo novayagazeta 21:29, вчера 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments