«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Референдум Шредингера

Такого распределения голосов еще не видела Россия. Да и мир, пожалуй, тоже. Объясняем на графиках.

Существует ряд методов исследования фальсификаций на выборах. Самый известный и широко цитируемый из них использует российский аналитик Сергей Шпилькин. Все избирательные участки разобьем на 100 групп: те, где явка от 0% до 1%, от 1% до 2%, ... от 99% до 100%. Вычислим (просто просуммируем) абсолютное количество голосов за данного кандидата на выборах (или за данный ответ на референдуме) в каждой из этих групп. Теперь построим график: по горизонтальной оси мы будем откладывать явку в процентах, по вертикальной — суммарное количество голосов на участках с данной явкой. Такой график назовем «распределение голосов по интервалам явки». На этой странице графики такого типа находятся слева.

На честных выборах будет получаться плавная колоколообразная кривая. Почему?


Проведите эксперимент. Расчертите кусок деревянной стены вертикальными линиями, пронумеруйте полученные полоски, обозначьте одну из полосок в качестве мишени и прицельно бросайте в нее дротики от игры «Дартс». Затем составьте таблицу: сколько раз дротик попал в мишень, сколько — в полоски, отстоящие от нее на столько-то делений вправо или влево. Если вы теперь представите эту таблицу в виде графика (горизонтальная координата — деления на заборе, вертикальная — количество попаданий), то вы увидите кривую, довольно похожую на ту, что должна быть на честных выборах.

Другая модификация того же метода: результаты каждого из избиркомов нанесем на график как точку, горизонтальная координата которой — явка на этом участке в процентах, вертикальная — относительный результат нашего кандидата (сколько голосов в процентах за него). Такой график будем называть диаграммой рассеяния. На этой странице графики такого типа находятся справа

На честных выборах на диаграмме рассеяния будет получаться более-менее округлое «облако» (оно может быть вытянуто или сжато по горизонтали, но не будет вытянуто наискосок).

Посмотрите на шпилькинские графики для президентских выборов в России 2000 года. Тогда уровень фальсификаций был относительно небольшим, поэтому на левом графике — более-менее колоколообразная кривая. На правом графике подавляющая часть точек находится в четком «облаке», хотя есть и заметные выбросы.

При этом на левом графике форма кривой «за Путина» совпадает с формой кривой «за всех остальных». Что это означает? Что на какие-то участки люди шли мало, на какие-то — много, но соотношение между голосами «за Путина» и «против Путина» сохранялось. Это также показатель честности: если бы были существенные вбросы, они проявили бы себя нарушением пропорциональности между этими кривыми в правой части графика (так как вбросы повышают явку и результат провластного кандидата, но не остальных кандидатов).

Источник: Сергей Шпилькин, «Проект»
Источник: Сергей Шпилькин

Сравните это с графиками голосования по поправкам, о котором писал Шпилькин в «Новой» сразу после голосования.

Колоколообразная кривая растягивается, теряет форму, да еще и образует пики на красивых процентах явки: 75%, 80%, 85%, 90%, чего совсем не наблюдалось на президентских выборах 2000 г.

В природе не бывает «красивых» процентов: представьте себе, что в вашем опыте с дротиками и забором — дротики почему-то летят не просто мимо мишени, а строго в точки на расстоянии 75, 80, 85 сантиметров от нее.

А в точки на расстоянии, скажем, от 77 до 78 сантиметров не попадают вовсе.

А от единого четкого «облака» на правом шпилькинском графике не осталось и следа: скорее даже выделяются два графика, как будто Россия разделилась на две части: меньшую, где средняя явка 43% и «за» 65%, и большую, где чем выше явка — тем выше процент «да». Именно такой график должен получаться, когда результаты на определенном количестве участков фальсифицируются путем вбросов или просто «рисуются» под красивые проценты.

Причем это первый случай в российской избирательной истории, когда объем «ядра» оказался меньше, чем объем «хвоста», что говорит о том, что

это действительно было самое сфальсифицированное голосование в истории России.

Квантовое голосование

Основное возражение ЦИК на эти расчеты: математика не может объяснять результаты голосования. Другая проблема состоит в том, что далеко не всех людей, особенно тех, которым малоинтересны и малопонятны подобные графики и цифры, можно убедить в наличии серьезных фальсификаций такими методами. У меня же в этом вопросе свой подход. Я — исследователь географии результатов выборов и электоральной статистики. Я изучаю совершенно конкретные результаты выборов на участках, по административным единицам, пытаюсь их объяснить. И официальные результаты выборов, размещенные на сайте ЦИК, должны любому человеку просто кричать о многомиллионных фальсификациях на выборах в России.

На выборах  в Госдуму 2016 г. был громкий скандал (не без моего участия) в связи с совершенно одинаковым точным результатом 62,2% за Единую Россию на основной массе участков города Саратова.

Электоральные султанаты

То же самое — 80% явки и 80% «за» — в Набережных Челнах. Строго 90% явки и 85% «за» — в Стерлитамаке. В этом же ряду городов, где голоса, как кажется, даже не считали — Ставрополь, Уфа.

Чисто нарисованной следует считать явку около 80% на всех УИКах г. Нальчика. При этом результат голосования оказался «котом Шредингера» — он принимает два дискретных значения: на большинстве участков 90–92% «за», а на нескольких, для разнообразия — 37–40% «за» и соответственно 60–63% «против». В промежутках между этими значениями — пусто.

«Голосование Шредингера» состоялось и в Махачкале. Там часть УИКов показала явку 95%, часть — около 88%. Голоса «нет» распределили так же: на одних УИКах около 5%, где-то — 12%.

Истории становятся иногда до неприличия смешными: в г. Клинцы Брянской области УИКи с четными номерами демонстрировали явку 91%, а с нечетными — 90%.

И подобных примеров «нарисованных», как под копирку, результатов голосования — на миллионы голосов, прежде всего — в национальных республиках. Но не только. Например, в Раменском районе Московской области на большей части участков показали результат «да» ровно 75% (кстати, столько в среднем по району и получилось).

Задумайтесь, насколько печальна ситуация: результаты голосования не просто фальсифицируют, а вообще «рисуют» под копирку, не основываясь на подсчете голосов на участках, даже если таковой имел место, и не только в «электоральных султанатах», а прямо в Подмосковье.

Голосование в одном из московских ТИКов, где корреспондент «Новой» был свидетелем многочисленных нарушений и подвергся нападению. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Свободолюбивые Север и Восток

Как географ, я смотрю и на географическое распределение голосов. Поддержка власти в России имеет географические закономерности. Даже по президентским выборам 2018 г. видно, что поддержка власти выше на Юге европейской части и на селе, ниже — в Сибири, на Дальнем Востоке и в городах. И когда в Хабаровском крае явка — 44%, а за поправки — 62%, а в соседнем Приморском крае явка — 63% и «за» — 79%, то  уже возникает вопрос:

как это так вышло, что в Хабаровском крае, где губернатор из ЛДПР, за поправки проголосовали всего 23% от списочного состава избирателей, а в Приморском крае, где у власти единороссы, почти 50% ?

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 10:29, yesterday 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments