«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«Путин сказал "конец" — и все поправились»

С 27 июля Петербург вернулся к доковидной жизни, чтобы встретить вторую волну коронавируса.

— Чего бояться-то? Коронавирус давно закончился! — сражает наповал новостью женщина, которая с десятилетним внуком стоит в длинной очереди, чтобы попасть на крейсер «Аврора».

— Когда?

— Как всё разрешили, так и закончился.

«Всё разрешили» в понимании жительницы Мурино (посёлок во Всеволожском районе Ленобласти) еще 11 мая:

— Как Путин выступил по телевизору после майских, сказал, что всё, конец, больше не будем отдыхать, можно работать, — к тому моменту все и поправились. Ну если не все, то почти все.

Ни на женщине, ни на мальчике нет средств индивидуальной защиты (СИЗ). Половина очереди стоит с закрытыми лицами, оставшиеся второпях натягивают маски перед проходом на корабль. Без них на «Аврору» не пускают.

Очередь посетителей на крейсер «Аврора». Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— Почему только в маске? — парирует бабушка музейщикам. — Мы в выходной на морской парад ходили, там все без масок были!..

Это правда. Тысячи человек (точная цифра неизвестна) 26 июля пришли смотреть парад, посвященный Дню Военно-Морского Флота. Роспотребнадзор дал добро на это массовое мероприятие, также как раньше согласился на парад в честь Дня Победы 24 июня, а затем — на недельное голосование по поправкам в Конституцию РФ. Правда, накануне Дня ВМФ было обязательное условие: всем присутствующим необходимы маски и перчатки. Они действительно служили пропуском на набережные Невы. До заградительных кордонов люди честно шли в СИЗах. Но потом «забывали» требования Роспотребнадзора — на набережных соблюдение мер безопасности контролировать было некому, да и негде. Зрители, как в доковидные времена, смотрели проход кораблей по Неве в тесноте, где максимально возможная социальная дистанция — сантиметры, позволяющие не наступить соседу на ногу.

Зрелище на воде продолжалось около четырех часов. После четырехчасового парада народ отправился гулять по празднично украшенным улицам.

В итоге индекс самоизоляции в минувшее воскресенье упал так низко, как еще ни разу не падал за все время пандемии.

Со вторника в Питере пошли дожди. И тем не менее, когда журналисты «Новой» пришли к «Авроре», в очереди там стояло не менее двухсот человек. Семьи с детьми, молодые и пожилые пары, компании подростков, бабушки с внуками… У семьи с двумя сыновьями из Ярославля масок нет, но так как рядом с крейсером их не купить, мужу пришлось искать ближайшую аптеку.

— Мы приехали в отпуск, — рассказывает Светлана, пока они ждут папу у трапа. — Ничего не боялись, потому что у вас заболеваемость, как и у нас, в Ярославле, низкая. Вокруг этого вируса много мифов. У нас никто из друзей и близких не болел! Вчера мы были в Петропавловской крепости, там маски носить не требовали, все без них гуляли. А там народа больше, чем здесь!

Светлана из Ярославля. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

На Петроградской набережной снуют продавцы магнитов и открыток, позируют ряженые Петр I, Екатерина II, граф Орлов. У этих нет масок даже в карманах:

— Нет никакого смертельного вируса, гуляет по миру обычный новый вирус, а всё остальное — политические игры, — твердо убежден «Григорий Орлов». — Просто кому-то выгодно, чтобы границы закрылись, бизнес свернулся, безработица выросла. Люди тут только в последние две недели появились. До этого — никого. А раньше одних только китайцев столько здесь высаживалось!

«Граф Григорий Орлов» на Петроградской набережной. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

В палатке при входе в Петропавловскую крепость торгует сувенирами улыбчивый Нурбай. Не выпуская из рук калькулятора, продавец рассказывает:

— Народу меньше, но ненамного. Российских туристов столько же, как прошлым летом, если не больше. Совсем нет иностранцев. Их было примерно 30%, а из России — 70. Чаще всего из Европы приезжали пенсионеры, они хорошо брали сувениры, наши люди покупают мало. Сейчас пока живем, но не знаем, что в сентябре будет. Пугают второй волной. Но, я думаю, ничего страшнее, чем этой весной, уже не случится.

За два часа в Петропавловке мы насчитали семь человек в масках. Трое — приезжие. Семья из Саратова — Саша, Наташа и сын — сняли маски только для того, чтобы выпить кофе. Но отошли на несколько метров ото всех, к Неве.

Александр и Наталья из Саратова с сыном. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— Слишком страшная болезнь, чтобы бравировать: мы смелые, нам по барабану, — говорит Наталья. — Люди к ковиду всерьез не относятся, пока он не коснется их лично. Никто из близких у нас не болел, а среди знакомых случаи есть. Похоронили недавно… Когда сам прочувствуешь и поймешь, что это такое, тогда начинаешь верить, думать, бояться, беречься. У меня сестра очень слабая здоровьем и тревожная, сидит в самоизоляции с марта, никуда не выходит, так мы ей даже сказать не рискнули, что едем на неделю в Питер.

— Это всё от лукавого, — уверена петербурженка Валентина, загорающая на берегу Невы, у стен крепости. — Людей психологически запугали. Как стаду сказали: фас, сидеть по домам, и все сидели. А эта повышенная тревожность — напрасная.

Ковид — лабораторный вирус, и он не страшен тому, кто ведет здоровый образ жизни и имеет дар рассуждения.

Валентина. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Валентина много лет увлекается закаливанием. Рассказывает, что для петербургских моржей, не воспринимающих пандемию как мировую угрозу, стало трагедией, когда Петропавловку закрыли на карантин, и праздником, когда 6 июля снова открыли.

— Только народ стал неадекватный, — отмечает моржиха. — Много агрессии накопилось. Одинокие люди посидели в изоляции — вообще одичали, с катушек съехали. Психологическая атака страшнее вируса. Болеют единицы, а паникуют миллионы!

В среднем в июле за сутки в Петербурге фиксировалось от 165 до 190 новых случаев заражения и от 20 до 40 летальных исходов. По официальным данным городского Комитета по здравоохранению, на 30 июля лечатся от коронавируса в стационарах 3110 пациентов. Но это только на сто процентов подтвержденные диагнозы.

Городские власти ждут осложнения эпидемической обстановки — вторую волну коронавируса: держат коечный резерв и готовят площадки для новых заболевших. Как доложил губернатор Александр Беглов президенту, на 29 июля 68% из 9720 коек, предназначенных для ковидных больных, в Петербурге свободны. Кроме того, сейчас в городе готовят 300 инфекционных коек в Николаевской больнице, 165 — в больнице Святителя Луки, 302 — в новом корпусе Госпиталя для ветеранов войн, который планируется ввести в эксплуатацию к декабрю. Еще 2449 ковидных пациентов осенью смогут принять в «Ленэкспо».


Алексей Яковлев
завкафедрой инфекционных болезней, эпидемиологии и дерматовенерологии медицинского факультета СПбГУ, д.м.н., профессор, бывший главный врач инфекционной больницы им. Боткина

— Я думаю, и голосование по поправкам в Конституцию, и парад ВМФ, и очередное снятие ограничений в Петербурге (открытие кафе, ресторанов, торговых комплексов) с 27 июля повлекут рост заболеваемости коронавирусом.

Уже сейчас могли появиться пациенты с COVID-19, которые в июне-июле ездили отдыхать в Сочи, где не носили ни маски, ни перчатки, не соблюдали социальную дистанцию. Принятие решений о массовых мероприятиях исходит из разных предпосылок, не всегда понятных докторскому уму. Любые массовые мероприятия несут угрозу заражения. Тем более если люди пренебрегают мерами безопасности.

Новый всплеск коронавируса едва ли удастся списать на ОРВИ. Весь мир живет по единым правилам. Всем понятно, что необходимо соблюдать ограничительные меры, хотя бы ради индивидуальной безопасности.

Объективно, с точки зрения эпидемиологии, кое-где некоторые цифры временно пошли на спад. Но это очень опасное чувство самоуспокоения.

Рано думать, что все прошло. Ничего не прошло. Мы уже наблюдаем, как во многих странах Европы заболеваемость снова набирает рост.

Абсолютного прогноза никто не может дать, но не надо провоцировать ситуацию. Да, на открытом воздухе вероятность заразиться меньше, чем в закрытом помещении. Но ни один медик не поручится, что она исключена. Взять тот же Сочи: люди находились на открытом воздухе: море, солнце, природа… Ничто не спасло: люди заболели.

Когда ждать последствий июльских массовых мероприятий, пока сказать сложно. Обычно инкубационный период длится от 5–7 дней (минимум) до 14 (максимум). Но увидеть всплеск заболеваемости можно будет, только если мы будем нормально обследовать людей. А для этого нельзя сокращать количество мазков, которые берутся, до трех, как это сделано сейчас. Роспотребнадзором предприняты все усилия, чтобы цифры были занижены, чтобы мы не увидели реальную картину распространения коронавируса.

Лев Авербах
главный врач частной скорой помощи «КОРИС»

— Петербургский комитет по здравоохранению ждет увеличения потока пациентов с COVID-19. Главные врачи всех городских больниц тоже ждут.

Я лично в этом случае предпочитаю говорить так: о погоде назавтра вы узнаете завтра.

Вирусные эпидемии, как правило, плохо прогнозируемые. Обычно заразиться на улице сложнее, чем в плохо проветриваемом помещении. Но на этой неделе в Петербург пришли дожди. Теперь все предпочитают прятаться в кафе, ресторанах, торговых комплексах. Здесь возрастает риск инфицирования.

Я думаю, всплеск заболеваемости, скорее всего, придется на август-сентябрь из-за того, что станет холодать, и люди предпочтут больше времени проводить в помещениях.

Нина Петлянова
«Новая в Петербурге»

Subscribe
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments