«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«Сейчас рано ждать прогнозов»

Навальный все еще в клинике. Новые данные о его здоровье обещают к концу недели.

Уже пять дней Алексей Навальный в берлинской клинике Шарите. Согласно последнему заявлению врачей, которое было в понедельник, политик в искусственной коме, он находится в реанимации, а в его организме нашли следы отравления ингибиторами холинэстеразы. С тех пор новостей о состоянии здоровья Навального не было. В прошлом сообщении Шарите говорилось, что политика будут обследовать дальше и что врачи с семьей пришли к решению: необходимо давать информацию о здоровье Навального в публичное пространство. В среду, однако, в клинике заявили, что более подробной информации не стоит ждать раньше конца недели.

Полиция и журналисты возле клиники Шарите. Фото: EPA

Все выходные и понедельник вокруг Шарите дежурили несколько десятков журналистов — в основном, из немецких СМИ. Ждали пресс-подхода врачей, но в понедельник он не состоялся — перенесли на вторник. Во вторник тоже отменили. В среду пресс-служба клиники уже не назначает новую дату пресс-конференции, а предлагает проверять почту — всех журналистов, кто оставил клинике свои данные, обещают оповестить о ней.

«Есть ли новости о здоровье Навального?
— Пока новостей нет, мы будем держать вас в курсе»,

— так строится каждый разговор с Мануэлой Цингль, главой пресс-службы клиники. В среду вечером в клинике сообщили, что пресс-конференция «возможно, состоится, но в конце недели».

Во вторник среди журналистов пробежал слух, что Навального могли перевести в другое место: к утру вдруг уехали несколько полицейских фургонов, которые круглосуточно дежурили у клиники, осталось только несколько сотрудников, которые периодически прочесывают территорию больницы и просят журналистов не занимать своей техникой скамейки, предназначенные для пациентов. Почему число полицейских сократили — неизвестно.

В главном управлении полиции Берлина со всеми вопросами отправили в МВД Германии: вопросы безопасности Навального курирует министерство. В МВД объяснили, что ответить на этот вопрос не могут, поскольку «министерство не предоставляет никакой информации об обстоятельствах и оперативных деталях защитных мер, чтобы не поставить их под угрозу».

Впрочем, Навального, конечно, никуда не перевели.

Юлия Навальная у Шарите. Фото: Мария Епифанова / «Новая газета»

Во-первых, в пресс-службе подтвердили, что пациент находится в клинике. Во-вторых, в клинику продолжает регулярно — два-три раза в день — приходить Юлия Навальная.

Юлия обычно приходит со стороны въезда скорой помощи: там меньше журналистов — по крайней мере, так было сначала, но когда журналисты поняли, что заявления врачей ждать долго, а жена Навального проходит несколько раз в день, большинство переместились туда. Поэтому от такси до входа в больницу Юлия каждый раз идет под вспышки камер и окрики охранников, адресованные журналистам — вообще сейчас, во время эпидемии, на территории больницы не должен находиться никто, кроме пациентов и их родственников, но тут ситуация особая. Впрочем, Юлии, похоже, все равно, фотографируют ее или нет: в черной маске, закрывающей пол-лица (обязательный атрибут для входа в больницу), она идет молча, не останавливаясь, не отвечая ни на какие вопросы. И скрывается за дверью с надписью «Liegendanfahrt» (вход в стационар).

Подъезд клиники Шарите. Фото: Мария Епифанова / «Новая газета»

Врачи из Шарите, лечащие Навального, никак не комментируют первые результаты обследования. Но остальные немецкие доктора и токсикологи активно обсуждают, что означает присутствие в его организме ингибиторов холинэстеразы и как быстро может быть поставлен окончательный диагноз.

Токсиколог, профессор Уве Янссонс, президент Германского междисциплинарного объединения реаниматологии и скорой медицинской помощи, объясняет: опасность таких ядов в том, что они, с одной стороны, способны вызывать многочисленные поражения — приводить к остановке дыхания, вызывать эпилептические припадки, дисфункцию диафрагмы, брадикардию, поражать мозг, а с другой — сложны в обнаружении. Кроме того, они действуют быстро, поэтому если цель — отравить человека, то время перед взлетом — оптимальное: очень мало шансов, что пострадавшему вовремя окажут экстренную медицинскую помощь.

Уве Янссонс, разумеется, не знает, как именно обследуют и лечат Навального в Шарите, но говорит, что в таких случаях есть стандартные действия.

Уве Янссонс. Фото из архива

«Если вы получаете пациента в таком состоянии, в котором был Алексей Навальный, вы не знаете, что произошло, — говорит врач. — Все, что известно, — что он внезапно потерял сознание. В таких случаях обычно проводится тщательное обследование пациента, нужно следить за симптомами и косвенными признаками. Такими симптомами могут быть, например, саливация и сужение зрачка — это очень важный признак отравления ингибиторами холинестэразы. Нужно осмотреть кожные покровы, взять образцы крови, мочи, содержимого желудка. Необходимо проводить процедуры для вывода яда из организма».

При этом, подчеркивает врач, чем больше времени прошло с момента попадания яда в организм, тем меньше шансов на его обнаружение.

«При этом я уверен, что врачи из Шарите — а это хорошо известная на международном уровне клиника, где есть эксперты нужного профиля, — не объявили бы о наличии ингибиторов холинестэразы, если бы у них не было доказательств, —говорит Уве Янссонс. — Но сейчас весь мир следит за Навальным —докторам приходится быть осторожными и взвешивать каждое слово, чтобы не сказать чего-то, что может привести к ложными умозаключениям».

Вслед за докторами из Шарите, Уве Янссонс призывает проявить терпение. По его словам, долгое молчание врачей и отсутствие информации в такой ситуации — обычный сценарий.

«Я уверен, что врачи в Шарите делают отличную работу, — говорит он. — Но если человек пережил отравление, нельзя сразу сказать, какими будут долгосрочные последствия. Ингибиторы холинэстеразы могут привести к серьезному поражению клеток мозга, и на такой стадии реальную степень поражения мозга оценить очень сложно. Сначала нужно убедиться, что нет поражений других систем органов — легких, сердца, печени, кишечника. После этого врачи применят препараты, выводящие из комы. Но это занимает время — я думаю, что сейчас просто рано ждать прогнозов».

Мария Епифанова
«Новая газета»
Берлин

Subscribe
promo novayagazeta october 8, 08:01 15
Buy for 1 000 tokens
Убийство Анны Политковской: что сейчас с расследованием? Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была убита 14 лет назад в подъезде своего дома в Москве. 7 октября 2006 года киллер, поджидавший нашу коллегу, сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments