«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

Армейский устав един

Командование гордится бумажной победой над «неуставными отношениями».

В середине августа 2020 года на Дальнем Востоке нашли челябинского солдата Александра Татаренко: срочник сбежал из военной части еще в июне, пытался сдаться полиции, но оказался им неинтересен. Неделю он лежал под мостом и планировал так умереть, но затем был найден таджиками и работал с ними на стройке за еду. Татаренко делал все для того, чтобы его не вернули обратно в войсковую часть 16871 РАДН Монастырище-2 в Черниговском районе Приморского края, потому что Александра избивали сослуживцы. До сих пор эта история, как и многие другие, не получила продолжения и никак не была прокомментирована должностными лицами Минобороны РФ. Спустя несколько дней после того, как Татаренко нашли, замминистра обороны Андрей Картаполов на круглом столе в рамках форума «Армия-2020» в подмосковной Кубинке заявил, что в российской армии «полностью искоренили дедовщину и казарменное хулиганство». «Новая газета» разбиралась, как обстоят дела с этой проблемой на самом деле.

Александр Татаренко пропал из воинской части и перестал выходить на связь 22 июня; об этом писали многие приморские и челябинские СМИ. В тот день у солдата, который незадолго до исчезновения подписал контракт, был выход в город. Родственники и близкие Татаренко, а также сам Александр утверждают, что он ушел из части из-за избиений. Об этом он писал своей бывшей девушке и рассказывал матери — Елене Акимочкиной.

«В части это норма: избиение, вымогательство. Первые двое ушли на дембель, подошел другой, сказал, дальше мне будешь платить. Считаю, что это не дедовщина. Это тюремные законы.

Пытался написать заявление в военную полицию Монастырища. Гоняли туда-сюда, в результате ничего не приняли. Они в курсе всех этих дел, им эти разборки не нужны», — говорит мать Александра.

Сейчас на ее сына возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 337 УК РФ «Самовольное оставление части или места службы». Своей вины Татаренко не отрицает, но, по данным телеграмм-канала Mash, рассчитывает на разбирательство и относительно собственного избиения, однако, ведется ли расследование по этому эпизоду, пока неизвестно.

Как следует из опроса, проведенного на сайте «Новой газеты» в сентябре, среди респондентов, проходивших военную службу в России в последние шесть лет (самый ранний год призыва опрошенных — 2014-й, а самый поздний — 2020-й), большинство сталкивалось с дедовщиной во время службы.

Кроме того, подавляющее большинство респондентов охарактеризовали эту проблему как «массовое явление».

О том, что в российской армии нет больше дедовщины, замминистра обороны Андрей Картаполов заявил на круглом столе в рамках форума «Армия-2020» спустя несколько дней после того, как нашелся Александр Татаренко. В своем выступлении генерал-полковник обратил особое внимание на «правильно выбранное направление совместных действий по наведению уставного порядка в Вооруженных силах, результатом которого явилось значительное снижение количества воинских преступлений» и полное искоренение таких понятий, как «дедовщина», «казарменное хулиганство». По мнению генерала, это, в свою очередь, «повлияло на качество призыва и желание граждан России проходить срочную службу в рядах Вооруженных сил».

Начальник главного управления военной полиции Минобороны генерал-полковник Сергей Кураленко на том же круглом столе отметил, что положительных результатов удалось добиться благодаря «слаженной работе всех профильных ведомств». Это далеко не первый раз, когда представители Минобороны РФ делают заявления об отсутствии дедовщины.

И далеко не первый, когда выступления генералов происходят на фоне громких случаев дедовщины.

Бесспорно, одна из самых драматичных историй 2019 года — октябрьская стрельба в воинской части 54160 в поселке Горном Забайкальского края. Рядовой Рамиль Шамсутдинов расстрелял своих сослуживцев. Погибли восемь человек, еще двое серьезно пострадали. СК возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК России («Убийство двух и более лиц»).

Комментируя происшествие, в Минобороны отмечали, что причинами стали нервный срыв срочника и личный конфликт. Однако отец Шамсутдинова позднее заявил о дедовщине и неуставных отношениях в части, по его словам, именно это и спровоцировало его сына на преступление. Позднее действительно было возбуждено дело о нарушении уставных правил взаимоотношений в воинской части по ст. 335 УК РФ, и Шамсутдинова признали потерпевшим: в марте 2020 года Руслан Мухатов, обвинявшийся в издевательствах над ним, был приговорен к двум годам лишения свободы условно и штрафу в размере 30 тысяч рублей.

Между тем за месяц до трагедии в Забайкальском крае, в сентябре 2019 года, министр обороны Сергей Шойгу заявил, что дедовщины в армии больше нет. «Сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины», — сказал глава ведомства. Он отметил, что встречаются случаи бытового и казарменного хулиганства, которые «при наличии большого желания» можно распространять «по всем митинговым площадкам». «Мол, смотрите, один солдат ударил другого! Но такие ситуации гораздо более многочисленны среди гражданских лиц в любом городе», — утверждал тогда Шойгу.

Специалист по работе с военнослужащими «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Антон Щербак в разговоре с «Новой газетой» отмечает, что ко всем этим заявлениям в их организации относятся «скептично». «По многим воинским частям мы наблюдаем одни и те же насильственные инциденты, носящие один и тот же характер. И причины, которые приводят к этому насилию, с годами никак не устраняются. Поэтому можно говорить, что как минимум в определенных частях казарменное насилие как система существует, поощряется и воспроизводится либо напрямую командованием, либо тем, что командование закрывает на это глаза», — говорит правозащитник.

«Минобороны РФ делает такие заявления, потому что они хотят сохранить лицо, показать, что происходящее — это единичные случаи бытовых споров, а не система», —

продолжает Щербак, подчеркивая, что случаи простых межличностных конфликтов действительно существуют,  однако они разительно отличаются от большинства ситуаций системного насилия в частях.

Фото: РИА Новости

Действительно, как выяснила «Новая», несмотря на заявления военных и снижение за последние годы общего числа преступлений, связанных с насилием в армии, ежегодно в воинских частях совершаются сотни таких преступлений. В целом преступлениям в армии отводится глава уголовного кодекса «Преступления против военной службы». Дедовщину, в ее прямом понимании, в ней описывают три статьи УК РФ: ст. 335 «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности». То есть преступления в отношении военнослужащих в одном звании, которые совершили их сослуживцы — старослужащие срочники или контрактники; и две статьи, когда подчиненность есть: ст. 334 «Насильственные действия в отношении начальника» и ст. 336 «Оскорбление военнослужащего». Наказание по всем трем статьям варьируется от содержания в дисциплинарной части до 8 лет лишения свободы.

Изначально в рамках дедовщины существовали традиционные касты «дедов», «черепов», «слонов» и «духов», но после перехода на годичный срок службы они не успевают сформироваться, часто остаются только «деды» и «духи» (что полностью отрицается военным ведомством), но во многих случаях вообще не так важно, каков срок службы у солдата, к которому применяют насилие. В свою очередь, Минобороны РФ предпочитает использовать вариант «неуставные отношения» и упоминает это только в случае крайней необходимости. Так или иначе, и «дедовщина», и «неуставные отношения» имеют полулегальный характер и проявляются в виде эксплуатации труда и различного насилия — физического, психологического и даже, в редких случаях, сексуального.

Как следует из опроса, проведенного на сайте «Новой газеты», в большинстве случаев молодые люди становятся свидетелями эпизодов дедовщины, иногда — объектом и только изредка сознаются в том, что сами эксплуатировали сослуживцев.

Юрист Антон Щербак отмечает, что термин «дедовщина» уже не надо трактовать так узко, как это делали раньше, когда насилие происходило между военнослужащими, не находящимися между собой в отношениях власти и подчинения, — между срочниками. «Мы считаем, что дедовщина — это все казарменное насилие, за которым стоит не просто бытовой конфликт, а некая система взаимоотношений внутри коллектива. Это и есть та самая дедовщина — насилие, которое поощряется и воспроизводится. И не важно, между кем оно происходит — между срочниками или между контрактниками и срочниками», — говорит он.

Из данных государственной системы «Правосудие», изученной «Новой», следует, что только по статье «нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности» суды первой инстанции с 2016 года по сентябрь 2020-го рассмотрели 1268 дел. Еще 292 уголовных дела — по статьям 334 и 336 УК РФ. Около трети (28%) от общего числа дел прекращено из-за того, что суд назначал по делу штраф, ссылаясь на то, что преступление небольшой или средней тяжести, совершено впервые, а обвиняемый возместил ущерб. Большинство приговоров за эти годы вынесено в Московской области, Приморском и Хабаровском краях.

В приговорах по этим преступлениям отсутствуют наименования воинских частей, в которых они были совершены, но, исходя из территориальной подсудности Реутовского и Наро-Фоминского гарнизонных судов, которые рассмотрели большинство дел в Московской области, за дедовщину судили военнослужащих Таманской и  Кантемировской дивизий, частей Воздушно-десантных войск, войск связи, ПВО, ракетных войск и некоторых частей Западного военного округа. В Приморском крае большинство уголовных дел о неуставных отношениях рассматривали Уссурийский гарнизонный военный суд (к которому относятся в том числе пограничные части) и Владивостокский гарнизонный военный суд, в подсудности которого части, дислоцированные во Владивостоке, Находке, Артеме и районах края.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 21:29, wednesday 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments