«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«За формирование негативного отношения к стране»

Органы опеки пытаются отнять детей у матери-одиночки.

40-летняя Юлия Мирзалиева — худенькая невысокая женщина с вьющимися русыми волосами. Она юрист с 10-летним стажем и многодетная мама. Сейчас вместе с тремя детьми живет в Костроме в однокомнатной квартире. За аренду и коммунальные услуги платить не может — нечем. Женщина лишилась почти всего имущества и постоянной работы. Теперь у нее хотят отобрать и детей.

Крошечная комната с потрепанными обоями заставлена коробками и папками с документами. Старшая дочь, 15-летняя Полина, спит на кресле-кровати. 13-летняя Лиза и 9-летний Эмиль обычно засыпают вместе с мамой на раздвижном диване. Раскладушка, на которой обычно спал мальчик, сломалась.

Я приезжаю к ним за день до заседания по ограничению Юлии в родительских правах. Иск — третий по счету — подало в суд Управление опеки и попечительства администрации Костромы.

Среди претензий — отсутствие у матери постоянной работы, «неприязненные высказывания» в адрес государства и «формирование у детей негативного отношения к окружающим и стране в целом».

Накануне суда Юлия волнуется.

— Когда я сильно переживаю, то начинаю готовить. Меня это успокаивает, — говорит женщина, доставая из старой духовки огромный противень с выпечкой.

Я спрашиваю, что же все-таки произошло в семье? Юлия нервно улыбается, наливает себе кофе с молоком и начинает рассказ.

Юлия Мирзалиева с детьми: 13-летней Лизой и 15-летней Полиной на кухне. Фото: Елизавета Кирпаноа / «Новая газета»

«В моем детстве нет светлых пятен»

Юлия родилась в 1980 году в селе Веренка в Казахстане. Когда девочке было три года, родители Вера и Николай Уйменовы переехали в Карелию. Спустя несколько лет семья перебралась в поселок Зарубино Костромской области.

Юлия говорит, что была «нежеланным ребенком».

— В моем детстве нет светлых пятен, — вспоминает она, плотнее закутываясь в желтый махровый халат. — Отец — алкоголик. Мать все время рукоприкладствовала. Жестокое обращение длилось годами, десятилетиями.

«Я помню эти четыре стены, из которых некуда было деться. Ты все время будто ищешь пятый угол».

В 20 лет Юлия, студентка Современного гуманитарного института, вышла замуж за студента костромского энергетического техникума Федора Кочетова — как она говорит, чтобы «сбежать от домашних».

В первый год после свадьбы у молодой пары родился сын Александр. Федор регулярно подавал на развод, Юлия этому не противилась. Но когда подходило время идти в суд, муж «приходил мириться». Обычно это происходило перед призывом в армию.

В 2004 году у Юлии должен был появиться второй ребенок — Полина. Она была на восьмом месяце беременности, когда решила навестить родителей в Зарубине после очередной ссоры с мужем.

— Мать прилетела домой злая из-за семейных разборок. Начала на мне срываться. Она старалась расцарапать лицо, выдрать волосы и ударить в живот.

«Я не могла дать ей сдачи: мне стыдно, я же дочь, а она — мать», — рассказывает Юлия.

После этого случая Юлия впервые пожаловалась в полицию на побои со стороны матери. Судебно-медицинская экспертиза (документ имеется в распоряжении «Новой») зафиксировала у беременной многочисленные кровоподтеки, ссадины и царапины на лице и шее. Обращение в полицию ничего не дало.

Через три года Юля родила еще одну дочку — Лизу. А Федор обвинил жену в том, что она регулярно «гуляла с другими мужиками, ходила по кабакам, пила водку», и отказался признать отцовство.

Чтобы установить отцовство, Лизе пришлось пройти молекулярно-генетическую экспертизу, которая подтвердила: Федор — папа девочки.

«Затыкала мне рот валенком»

Поселок Зарубино Костромская область. Яндекс.Карты

Когда Лизе исполнился год, Кочетовы окончательно развелись. Юлия была вынуждена вернуться к родителям в Зарубино. В то время она работала юристом на одном из костромских предприятий пищевой промышленности. Многодетная мама платила за квартиру, покупала продукты и помимо троих детей содержала своих родителей, на тот момент безработных. За то, что Юлия пользовалась бытовой техникой, Вера Уйменова просила рассчитывать стоимость износа. За отказ угрожала опекой или лезла с кулаками.

Причем не только на дочь, но и на внуков.

— Все детство бабушка меня регулярно била, — говорит 15-летняя Полина Кочетова, высокая девушка с крашенными в блонд волосами. Она сидит на кухне, обнимая маму.

— Бабушка била меня по голове, била бутылкой, душила за то, что я опоздала домой на пару минут.

— Дедушка постоянно находился в состоянии алкогольного опьянения, в пьяном виде целовал меня и языком облизывал губы, что мне очень не нравилось, — рассказывала Лиза позднее в показаниях следователю. — Он вел себя агрессивно, ругался матом, ломал мебель, бил посуду. Один раз дед рукой схватил меня за шею и толкнул так, что я ударилась головой о подлокотник дивана. В другой раз он душил меня из-за того, что я ссорилась с Сашей и кричала. Бабушка часто ругалась, обзывалась, а когда я плакала, то затыкала мне рот валенком.

Из-за постоянного стресса у Полины развилось недержание, а у Лизы появилась астма. Девочку неоднократно госпитализировали с острыми приступами. Болезни Полины и Лизы исчезли только после того, как они переехали из Зарубино в соседнюю деревню Коряково.

Деревня Коряково, Костромская область, в 4,5 км от поселка Зарубино. Яндекс.Карты

По словам Юлии, отец никогда за дочерей не заступался, не интересовался их жизнью, алименты перечислял нерегулярно.

Как рассказывала Лиза следователям, однажды Федор высморкался в платок и пихал его девочке в лицо со словами «На, поешь». Сам Кочетов назвал на суде слова дочери «бредом».

Лиза и Полина стали избегать встреч с отцом.

Федор утверждал, что причина — в негативном влиянии матери. «Независимые лица подтвердили, что Кочетову не чинились препятствия в общении с детьми, — возражает Юлия. — Из образовательных организаций я получила ответы, что детьми он не интересовался. Там видели исключительно меня».

«Пробелы в памяти»

В 2010 году Юлия вышла замуж во второй раз — за Андрея Мирзалиева. В этом браке у пары родился сын Эмиль. Андрей был не раз судим за кражи и пьяный угон автомобилей. Юлия развелась с ним в 2019 году. Сейчас Андрей отбывает очередной срок.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 10:29, yesterday 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments