«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

Крик Арала

Люди убили Аральское море. Теперь море убивает людей, а они отчаянно пытаются вернуть ему воду.


Остов раздавленной лодки на поросшем джингилом побережье Малого моря. Фото: Владимир Третьяков

ОТ РЕДАКЦИИ

Арал высох всего за сорок лет. Трагедия началась в 60-х — из-за неумеренного забора воды для сельского хозяйства. А к нулевым в некогда четвертом по величине озере мира ее осталось всего 10%. Площадь Арала сократилась на три четверти. Корабли оказались в соленой пустыне, а люди, жившие по берегам, — в эпицентре экологической катастрофы. Пыльные бури начали разносить соль и стекавшие в море ядовитые отходы от удобрений на 500 километров вокруг. В Приаралье стали отмечать аномальную детскую и материнскую смертность.

Корреспондент «Новой» отправился в Приаралье, чтобы узнать, как бедствие повлияло на жизнь людей, в каком состоянии море, и можно ли ждать, что вода сюда все-таки вернется...

Глава 1. Город

Коммунисты выпили море

— Наши мамы и папы приходили сюда смотреть корабли. Здесь девушки в красивых платьях встречали прибывающих в порт моряков. Мы все время проводили у моря, а сейчас Арал — это сказка для наших детей, — Мади поглаживает морщинистыми пальцами короткие седеющие усы и идет там, где когда-то было море.

Улица, где живет Мади, раньше выходила на береговую зону и морской порт. Там была жизнь. Но в 70-е море стало покидать Аральск. А вместо него пришли безработица и разруха.

— У нас все было, пока было море. Оно лечило и кормило. Была работа, были здоровье и мягкий климат…

Мади вздыхает: «А море уходило на моих глазах».

— Мне было пять лет, я стою на берегу и жду, пока волна омоет ноги. В следующем году на этом месте была глина. В последний раз я купался в 1977 году. Потом порт и заводы закрылись, наступило трудное время.

Аральский порт сейчас — это остовы заводов, ржавые погрузочные краны, тягучий ил и болото.

— В девяностые годы, с развалом Союза, стало совсем плохо. Военные городки и предприятия исчезли. Не было ни работы, ни зарплаты, не хватало воды. Чтобы выжить, люди пилили брошенные в песках корабли и сдавали металлолом… Тоскую по морю. Когда меня спрашивают, куда оно делось, я говорю: «Коммунисты выпили!»

Портовые краны. Фото: Владимир Третьяков
«Наши страдания и боль»

В жившем за счет моря Приаралье появилась безработица, люди стали чаще болеть. Загрязнение воздуха ядохимикатами привело к обострению хронических, респираторных, сердечно-сосудистых и раковых заболеваний.

— Мой брат умер от цирроза печени. Моя первая жена — от рака. Я думаю, это связано с экологией. Они были молодыми, когда ушли. Арал — это наши боль и страдания, — Кольбай всю жизнь прожил в Аральске. Выйдя на пенсию, возглавил общественную организацию по борьбе с экологическими проблемами.

— Когда я работал в акимате (региональный орган исполнительной власти в Казахстане. — Ред.), видел данные по заболеваемости в регионе. Цифры были высокими. В сельских и городских больницах не хватало мест. Рак, анемия, сердечно-сосудистые заболевания. Сейчас ситуация лучше. Это связано с увеличением уровня Малого Арала и тем, что жители перестали пить загрязненную воду Сырдарьи. Но болезни все равно не ушли.

Кольбай — не просто свидетель гибели Арала, он «лицо, пострадавшее вследствие экологического бедствия». Такой статус имеет каждый житель Аральского района, который прожил в регионе больше десяти лет с 1970 года. Раньше это давало право на получение соцподдержки. Сегодня льготы, по словам аральцев, получают лишь госслужащие.

Александр

— Когда завод загнулся, люди потеряли работу. Многие разъехались — на вахты или насовсем, а я остался: земля держала.

Предки Александра в 1920 годы бежали от голода в Поволжье на Арал — к рыбе и молоку, да так и осели в Казахстане.

Александр. Фото: Владимир Третьяков

— Мне было девять лет, когда в 1959 году случился самый сильный шторм: утки и доски плавали во дворе, воды — по колено. И неясно, то ли Арал прощался так с человеком, то ли мстил ему. Но с того дня он стал убывать, — вспоминает Александр.

Курортный район и берег разделяла пятидесятиметровая песчаная улочка. Такая же кривая и пыльная, но словно брошенная людьми, она есть и сейчас. Правда, ведет не к морю, а к большой соленой болотистой луже — «рассолу».

— Приезжие не верят, что на этом месте бились волны, ужасаются, а я как-то привык, — ступая по ярко-белому песку, говорит Александр. — Справа был мой завод. Ничего там не осталось.

На Аральском судоремонтно-судостроительном заводе Александр проработал треть жизни. Устанавливал электропроводку в закрытых раскаленных на солнце трюмах.

— Условия тяжелейшие: без продыха, на жаре. Работы было много. Строили сто- и двухсоттонные нефтеналивные баржи. Отправляли их секциями в Сибирь. Выпускали рыболовные суда, катера — по 5–8 в месяц. Работало 1200 человек. Потом море ушло, и мы остались ни с чем. Судоходство пропало. Моряки, рыбаки, сотрудники Рыболовпотребсоюза, обслуживающий персонал, мы — почти все потеряли работу. Закрылись колхозы. Много рыбы вымерло. Почва перестала плодоносить из-за соли, приносимой ветрами. Питьевой воды не стало, была привозная — ужасная. Ее отпускали ведрами по талонам. Климат изменился, теперь все лето прячемся от жары. Люди стали болеть. Многие уехали. Те, кто остался, скитались по улицам в поисках куска хлеба.

— А вы? — спрашиваю.

— Я взял лодку, сети и стал ездить в поселки, где осталось море, ловить рыбу. Солил и продавал. Мучился так до пенсии, но ничего — выжил.

Песчаная улочка, которая разделяет Курортный район Александра и остаточное озеро, где было море. Фото: Владимир Третьяков

В то время государство помогало жителям. Соцвыплаты были небольшими, в переводе на российские деньги — около 350 рублей (по сегодняшнему курсу). Но потом и этой поддержки не стало.

— Растащили море на хлопок. Такая площадь громадная была, а каким красивым оно было.

Снится мне часто, как я купаюсь и рыбачу в Арале. Радуюсь морю во сне. — Александр на минуту задумывается, а потом говорит: «Не вернется оно к человеку».

СПРАВКА «НОВОЙ»

Аральское море было четвертым по величине озером в мире, занимая более 60 тысяч квадратных километров. Приносило около 60 тонн рыбы в год, а воды Сырдарьи и Амударьи, которые питали Арал, обеспечивали страну рисом (на 40% от общего объема производимого в СССР) и хлопком (на 95% от общего объема производимого в СССР).

Но советская кампания по орошению культур была нерациональной: люди забирали слишком много воды и слишком много ее теряли. Это и привело к гибели Арала. В начале 1960 годов сток речных вод уменьшился. Произошло резкое снижение уровня моря. В 1984 году рыбный промысел здесь прекратился.

В 1989 году Арал распался на два водоема: Малое Аральское море (территория Казахстана) и Большое Аральское море (территория Узбекистана) — и продолжил мелеть. Это сказалось на климате. В пределах стокилометровой зоны лето стало более жарким и засушливым, а зима — более холодной и продолжительной. Прекратились паводки, уменьшилось количество осадков.

На высохшей части моря образовалась песчано-соляная пустыня Аралкум площадью 5,5 млн гектаров. Отсюда, по разным данным, ежегодно в атмосферу поднимается свыше 75 млн тонн песка с примесями пестицидов и химикатов. Известно, что пыльные бури разносят отравленную соль Арала на огромные расстояния — ученые находили ее даже в лесах Норвегии.

Город без моря

Волонтеру Мерею 17 лет. Он учится в Алматы и мечтает уехать с мамой в другой город, потому что «здесь много онкологии».

— Меня это очень волнует, — признается Мерей. — Однажды я случайно узнал о болезни мамы. Болезнь оказалась нетяжелой и прошла. Но с того времени я думаю о переезде.

На месте этого озера было море. Фото: Владимир Третьяков

Мы идем по центральной улице. Аральск — город негромкий и приятный глазу. В нем много неба, частного сектора, облупленных советских двухэтажек, затейливых улиц и благодушных людей, а тротуаров — мало. Ноги вязнут в песке и с непривычки быстро устают. Песок в Аральске повсюду.

— Наш город — пустыня. Пыльные бури случаются пять раз в неделю. Глаза, нос, уши, волосы — все в песке. Но мы привыкли, — машет рукой другой волонтер, Ержан.

Ержан хорошо знает город и жителей. Каждые триста метров встречает знакомого улыбкой и рукопожатием.

— Рассказы про море — это как фантастика для меня. Мой дедушка был капитаном рыболовного судна. Но я не помню его. Я был маленьким, когда он умер из-за болезни, — рассказывает Ержан.

Аральск. Фото: Владимир Третьяков

Видимая со всех сторон аральская достопримечательность — это ржавые портальные краны, которые больше полувека работали на город, а потом остановились. Они первыми напоминают о море и прошлой портовой жизни Аральска.

Мы на главной площади города. Здесь районный Акимат и другие госучреждения, надпись I Love Aral и небольшая аллея. У банкоматов в очередях кучкуются люди: сегодня день зарплат и пенсий.

— Какое населения в Аральске? Чем заняты жители? — спрашиваю.

— Примерно 35 тысяч. Треть работает на «Аралтузе» (крупнейший производитель пищевой соли в Казахстане. Ред.), треть — госслужащие, треть — безработные, 10% заняты рыбой.

Аральскую рыбу можно увидеть на рынке.

Спрашиваю у торговца корпе (лоскутные одеяла), дорогая ли рыба в Аральске.

— Дорогая. Но все равно иногда покупаем, балуем себя. Скучаем по рыбе.

Аральская рыба. Фото: Владимир Третьяков

Аральцы любят свою рыбу. Как только не называют ее — золотая, вкуснейшая, изумительная, настоящая — и везде добавляют «наша». В голодные и военные годы она спасла от смерти несколько поколений казахов. Сейчас рыбу берут на экспорт постсоветские страны и Европа. Но в аральских магазинах и на рынке ее тоже полно. Рыбаки привозят улов каждое утро.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe

  • Когда государство называет себя Родиной

    Самый лучший император — тот, кто разводит кур, утверждают в театре Вахтангова. Автор. В этом году Фридриху Дюрренматту сто лет. Как и…

  • «Не означает, что будем отмазывать»:

    Помощник Делимханова заявил о намерениях депутата оказать «юридическую помощь» участнику столкновений с ОМОНом. Помощник депутата…

  • Империя коекакеров

    Как живется каналу РЕН ТВ на плоской земле? Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета» Михаил Ковальчук — один из…

promo novayagazeta 14:01, Суббота 25
Buy for 1 000 tokens
Открытое письмо российских адвокатов главе МВД России Владимиру Колокольцеву. Адвокат Мансур Гильманов после удара лежит на полу ОМВД по Даниловскому району Москвы. Он прибыл в полицию к своему подзащитному Министру внутренних дел РФ, генералу полиции Колокольцеву Владимиру…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Когда государство называет себя Родиной

    Самый лучший император — тот, кто разводит кур, утверждают в театре Вахтангова. Автор. В этом году Фридриху Дюрренматту сто лет. Как и…

  • «Не означает, что будем отмазывать»:

    Помощник Делимханова заявил о намерениях депутата оказать «юридическую помощь» участнику столкновений с ОМОНом. Помощник депутата…

  • Империя коекакеров

    Как живется каналу РЕН ТВ на плоской земле? Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета» Михаил Ковальчук — один из…