«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«31-го, падаль, тебе отрежут голову»

Независимым журналистам, освещающим митинги в поддержку Навального, угрожают по всей стране анонимы и силовики.

Вторую неделю Россия живет в нескончаемом потоке сообщений о возбужденных уголовных и административных делах. «Санитарное дело», 318-я статья УК, аресты, аресты, аресты. Гайки завинчиваются туже, чем после прошлых массовых выступлений. Болотная площадь, ОккупайАбай, протесты 2019 года — во всех этих акциях было опасно участвовать, но о них еще можно было говорить. Можно было фиксировать их для истории. Теперь, кажется, опасным становится и это.

Корреспонденты независимых изданий — от Севастополя до Владивостока — уже вторую неделю получают угрозы. К ним приходят силовики и требуют «явиться для допроса». Нередко из них пытаются «слепить» «организаторов митингов». Их телефоны обрывают ублюдки, желающие им смерти, а их данные публикуют в Telegram-каналах с нарочито агрессивными призывами: «Передавайте привет!».

Однако между журналистами и авторами хейтерских каналов есть разница: журналисты не стыдятся своих имен. И не прячутся за никами.

Потому что — имеют смелость.

ПРИМОРЬЕ

На митинге 23 января я работала аж на два СМИ. Писала с места событий в «Новую газету» и готовила репортаж в номер еженедельника «Дальневосточные ведомости», штатным корреспондентом которого являюсь. Параллельно вышла в эфир на одной из местных радиостанций. После дала комментарий на «Эхе Москвы». И публиковала видео и фото в одном из популярных приморских телеграм-каналов (они потом разошлись по разным ресурсам). Последнее у нас в стране, кажется, не запрещено. Свои личные симпатии и антипатии, как обычно на таких мероприятиях, я оставила дома. Максимально нейтрально вела хронологию, описывая, что вижу и слышу, что говорят люди. На этом моя роль на митинге заканчивалась.

— Ты где? Там пишут, что тебя задержали, опрашивает ФСБ, ты организовывала митинг! — кричит в трубку мама, пока я досылаю в редакцию «Новой» последние фото с задержаний во Владивостоке.

Успокаиваю маму кое-как. Потом звонят коллеги. Говорят, что волнуются.

Нет, я не в автозаке. И даже не получила дубинкой по хребту, хотя снимала задержания с близкого расстояния. И вообще ничего страшного не произошло. Не считая того, что мужчина в штатском один раз подошел и точным ударом выбил у меня из рук телефон под ноги шагающему ОМОНу, сломав зарядку и поцарапав экран. Потом этот же мужчина, представившийся Александром Ожеговым, командовал омоновцами, хотя мне сказал, что на митинге не по службе, а «как гражданин Российской Федерации».

Оказывается, эта непримечательная история и открыла ящик Пандоры. Когда одна из моих коллег опубликовала ее в своем телеграм-канале, сообщение моментально расхватала куча других пабликов с комментариями.

«Журналист Валерия Федоренко, по данным ФСБ, участвовала в сегодняшней акции не как сотрудник СМИ. Фактически она является одним из организаторов незаконного митинга…», — доносит канал Barsuk TV, принадлежащий, как принято говорить — «по слухам» (в Сети же анонимность!), бывшему вице-губернатору по внутренней политике, а ныне медиатехнологу, руководителю парочки не самых популярных краевых СМИ Александру Шемелёву. Он же — генподрядчик краевого правительства по информационной работе, одно из руководимых им СМИ — оператор краевых контрактов. У него своя сетка каналов, некоторые «как бы независимые».

Еще один ресурс сообщает, что меня проверяют на причастность к организации нападений на полицию и использованию детей в качестве живого щита во время акции за Навального.

Еще один канал «разродился» после моего комментария в эфире «Эха Москвы». «Одна из активных сторонниц Алексея Навального, не гнушающаяся, когда ничего не происходит, брать денег и у властей, Валерия Федоренко, занимавшаяся на деньги местного предпринимателя Дмитрия Алексеева организацией митинга…». Забавно, что все знакомые знают: я не считаю Навального человеком, способным возглавить Россию, и не вхожу в число его ярых сторонников, хотя и уважаю за журналистскую деятельность. Так же точно я признаю за людьми право следовать своим убеждениям, будь они за Навального или за Путина. Жаль, что такое сейчас не в моде.

«Деятельностью Алексеева, Федоренко и еще ряда лиц уже занимаются силовики», — пишут «телеги», словно силовики первым делом побежали перед ними отчитываться о проделанной работе.

Алексеев, кстати, — это местный бизнесмен, глава компании DNS, входящей в список Forbes, и чудесный человек: живет в обычном доме, чистит снег, бегает по утрам и высказывает весьма нетривиальные мысли о происходящем в стране. За это его очень любят обычные люди и не очень любят власти предержащие. Его те же самые паблики пытаются травить регулярно.

В конце концов, вся эта дичь копируется и рассылается и в WhatsApp-сообщениях. В том числе, моему непосредственному руководству и коллегам. И хотя они люди в основном адекватные, приятного все равно мало. О комментариях отдельных блогеров в соцсетях вообще промолчу.

Спасибо, хоть СМИ ограничились упоминанием, что замечена Федоренко, она освещает митинг (вот новость-то!). Такая щедрость, впрочем, только по отношению ко мне. Еще несколько человек, не журналистов, пропесочили почем зря — чуть ли не в каждом сообщении публиковали выдумку о том, что какие-то силовики проверяют ребят на причастность к организации акции. Один из них — местный общественный деятель, даже не присутствовавший на митинге, — позже в личной беседе со мной посетовал: «Я-то ничего иного от этих людей и не ожидал, но, не дай бог, кто-нибудь по доброте душевной донесет эту ложь до моей мамы». Его маме уже за 80, она блокадница, и уж точно она не сможет понять, почему кто-то может так нагло, цинично и безнаказанно лгать.

Навальный позвонил собственному предполагаемому отравителю, и это выглядело круто. Я не Навальный, но решила написать тому, кто инициировал этот поток грязи. Удивительно, что еще 19 января мы с этим человеком мило беседовали, он звал меня на работу в свои медиаресурсы и посылал эмодзи-цветочки… 23-го числа началось безумие. Свою причастность к травле он в личных сообщениях не отрицает, что уже неплохо. В остальном — пишет ровно то, что написано в тех же каналах, но это ожидаемо и понятно.

Забавно, что команды «мочить» всех нас краевое правительство, скорее всего, не давало. По крайней мере, по информации из нескольких высокопоставленных источников. Так в чем причина? А причина ясна. Сейчас разыгрываются аукционы на информобеспечение и, главное, выделяются деньги на работу с «новыми медиа». Год-то сложный, выборный… И чтобы отхватить кусок побольше, нужно сделать вид, что кругом враги. Ну с кем-то же надо бороться!

Это, разумеется, далеко не первый митинг, на котором я работаю как журналист. Были во Владивостоке и раньше несанкционированные публичные акции. И с омоном в 2008 году — в поддержку правого руля; правда, тогда приморский ОМОН идти на своих мирных граждан отказался — избивать автомобилистов прилетели «космонавты» аж из Подмосковья. И с шествиями по Светланской (в поддержку Фургала нынешним летом). И стихийно, несколько дней подряд, в поддержку избранного губернатора Приморья Ищенко, у которого украли победу в 2018 году. И с разгулявшимися казаками, которые избивали молодых людей 12 июня 2017 года на глазах у сотрудников полиции и департамента внутренней политики. Короче, плавали, знаем. А если кто-то забыл, есть памятка Центра защиты прав СМИ (Минюст признал организацию иностранным агентом). Ничего лишнего.

Валерия Федоренко

Фото: Подслушано в Севастополе / «Вконтакте»

СЕВАСТОПОЛЬ

В Севастополе 23 января прошел первый c 2014 года митинг против действующей российской власти. Намерение части жителей города выйти на улицы против Владимира Путина, пользовавшегося здесь доселе исключительным почтением, накалило местное информационное поле.

Тех, кто хоть словом критиковал власть, начали травить. Досталось и мне.

Для собравшихся на митинг появился чат «Свободный Севастополь». Я написала в него, представившись журналистом и оставив контакты для тех, кто захочет рассказать, как прошла акция. Оставила свои контакты. Спустя несколько часов — понеслось…

Порядка десяти местных провластных telegram-каналов обвинили меня в «провоцировании подростков идти на митинг». Писали, что я «обещала подросткам 5000 рублей за селфи из автозака, а потом кинула», что я пишу свои тексты «в алкоголическом бреду». И это еще довольно безобидные фантазии.

В ночь с 22 на 23 января telegram-канал «Рокот» обвинил меня в организации протеста и слил в Сеть все мои персональные данные, включая телефон. На следующее утро я обнаружила, что у меня масса неотвеченных звонков с неизвестных номеров.

Член севастопольского «Гражданского штаба в поддержку президента РФ В.В. Путина» Александр Синявский написал пост в Facebook, в котором сообщил, что мои «призывы к распространению информации» — провокация (!), и снабдил пост скриншотом из чата «Свободный Севастополь» и моим селфи с акции в поддержку Ивана Сафронова, а затем посоветовал пообщаться с Росгвардией.

Была еще серия постов, раскиданным по группам в фейсбуке, где

он обвинял меня в том, что я работаю то ли за украинские, то ли за западные деньги и «бросаю детей в мясорубку».

26 января по мне прошлось местное издание «Объектив», связанное с крупнейшим севастопольским застройщиком экс-министром обороны Украины Павлом Лебедевым. Оказалась, что я «юродивая» «журналистка-неудачница», которая «поддерживает протест» «из Замкадья». Издание скопировало мои посты в фейбуке, где я просила поделиться информацией о задержанных, и пришло к выводу, что от моих постов с «дешевым пафосом» пахнет «банальной провокацией».

Считать количество оскорблений в свой адрес не вижу смысла. Пожалуй, с такой массированной атакой я сталкиваюсь впервые. Ну что ж, хоть обеспечиваю своих хейтеров «рабочими местами».

Надежда Исаева

СЕВАСТОПОЛЬ

Инициатива наказуема. Это тот вывод, который я сделала, столкнувшись с травлей в севастопольских телеграм-каналах.

Утро пятницы не предвещало беды, пока ко мне в комнату не постучали два сотрудника из Центра противодействия экстремизму. Один из них представился майором Степановым, другой встал в углу коридора и снимал все происходящее на «мыльницу». Поскольку это были не совсем домашние условия, то рядом с ними стояли сотрудники общежития, вызвавшиеся быть понятыми (впоследствии я очень много раз их мысленно поблагодарила). Майор предложил ознакомиться с предостережением о «недопустимости действий, создающих условия для преступления», в котором говорилось, что я могу быть «причастна к организации несогласованного мероприятия». Любопытно, что в документе не уточнили, какое именно мероприятие мне приписывают и в каких числах. Затем Степанов поинтересовался моими планами на субботу и порекомендовал не появляться «там, где не надо».

Можно сказать: раз заподозрили, значит, были на то основания. Проблема в том, что основанием послужило участие в чате и личная переписка с администратором, в которых я поделилась намерениями осветить события 23 января в Севастополе в качестве журналиста независимого СМИ.

Расстроившись от такой несправедливости, я написала редактору Первого университетского (независимое СМИ МГУ) о случившемся. Рассказала, что со мной произошло, и приложила фото предостережения с замазанными личными данными.

Не прошло и пары часов, как анонимные расследователи начали публиковать в местных telegram-каналах мое фото, ФИО, дату рождения, место обучения и обвинять в «организации митинга в поддержку Навального»,

ссылаясь на другой telegram-канал — «Рокот». Канал-источник совсем изловчился и приложил ссылки на аккаунты в «ВК» и Telegram. Остроумные читатели канала называли меня «агентом госдепа» за американские флажки в приложенном фото. Ближе к вечеру мне начали писать в личку с угрозами и обещаниями избить. В полночь уже в твиттере полсотни пользователей начали активно делиться постом с тем же содержанием, что и в «Рокоте».

Впечатления от этого всего неприятные. Травля очень сильно выбивает из колеи, особенно когда сталкиваешься с ней впервые. Уверена, что после публикации этого материала будут предприняты новые попытки затравить, напугать и деанонимизировать каждого автора. Но столкнувшись с этим вновь, мы отреагируем гораздо проще.

Анастасия Смирнова

Журналисты на акции 23 января в Петербурге. Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

ТЮМЕНЬ

В Тюмени травле подвергся корреспондент Znak.com Мстислав Письменков. 26 января личные данные журналиста, включая фамилию, имя, отчество, дату рождения и номер телефона, были опубликованы в телеграм-канале «Рокот» со следующим комментарием:

«...активно распространяет волковский призыв принять участие в несогласованной с органами власти протестной акции политических педофилов 31.01.2021».

Позже аналогичная запись появилась в нескольких Telegram-каналах и в паблике «Типичный Тобольск» в «ВКонтакте».

Также в посте говорилось, что Письменков якобы собирает 200 тысяч рублей на оплату штрафа за повторное нарушение правил организации митинга (ч. 8 ст. 20.2 КоАП) и что ему грозит уголовное преследование.

Вскоре после публикации на мобильный телефон журналиста начали поступать звонки и СМС оскорбительного содержания.

«Сначала мне звонили несколько человек подряд. Судя по голосу, взрослые люди, лет пятидесяти. Оскорбляли, посылали «в баню». Кто-то советовал «ходить и оглядываться». Позже позвонил мужчина, сказал, что увидел пост в группе «Типичный Тобольск», спросил, какое отношение я имею к педофилам. Я объяснил, что никакого, он удивился, что кто-то может так выкладывать данные человека, и попрощался. Еще поступали такие сообщения: «31-го, падаль, тебе отрежут голову». «Готов <…> к смерти?». Были и отдельные экземпляры: один желал мне доброго утра и спокойной ночи, второй целый день скидывал мне новости об арестах политических активистов. Неприятно, конечно, но странно, что взрослые люди занимаются такой ерундой», — рассказал Мстислав Письменков «Новой газете».

Письменков уточнил, что в мае 2018 года он действительно получил штраф за повторное нарушение правил проведения массового мероприятия (ч. 8 ст. 20.2 КоАП). Однако штраф был уплачен вовремя, большую часть суммы оплатил штаб Навального. С тех пор никаких денежных сборов он не ведет.

По мнению Письменкова, происходящее является попыткой давления на него как на журналиста в преддверии протестной акции, запланированной на 31 января.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe

  • Птицы улетят, вода утечет

    Крестьяне и экологические активисты Ирана 17 апреля опубликовали свое воззвание, которое только кажется совершенно неактуальным для России.…

  • Деньги, печень и много стволов

    Новый фильм Гая Ричи «Гнев человеческий» с рейтингом ожидания на «Кинопоиске» 98% выходит на экраны. Кадр: film.ru…

  • На гребне взрывной волны

    Взрывы военных складов в Врбетице в 2014 году разрушили сегодняшние отношения между Прагой и Москвой, перечеркнули сделку ценой 6 млрд долларов,…

promo novayagazeta april 11, 12:29 82
Buy for 1 000 tokens
При каких условиях она вероятна. Объясняет Юлия Латынина. Россия перебрасывает войска к границе с Украиной. Их концентрация в регионе, — указывает Conflict Intelligence Team, — уже является угрожающей , а они все идут, железные дороги забиты. Украинские генералы насчитали 24…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Птицы улетят, вода утечет

    Крестьяне и экологические активисты Ирана 17 апреля опубликовали свое воззвание, которое только кажется совершенно неактуальным для России.…

  • Деньги, печень и много стволов

    Новый фильм Гая Ричи «Гнев человеческий» с рейтингом ожидания на «Кинопоиске» 98% выходит на экраны. Кадр: film.ru…

  • На гребне взрывной волны

    Взрывы военных складов в Врбетице в 2014 году разрушили сегодняшние отношения между Прагой и Москвой, перечеркнули сделку ценой 6 млрд долларов,…