«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Чудовищная картина уничтожения людей

Хрущев выступил с разоблачением культа личности на ХХ съезде КПСС 25 февраля 1956 года. Более 30 лет доклад оставался секретным. Почему?.


Фото: Sputnik

Доклад был опубликован только за границей. О том, как секретный документ попал на Запад, ходят легенды. Историки уверены: это дело рук иностранных разведок. В реальности текст ушел на Запад через социалистическую Польшу.

После ХХ съезда руководителей братских компартий ознакомили с выступлением Хрущева. Бывший сотрудник Польского агентства печати Виктор Граевский уверен, что это он передал на Запад доклад. Его подруга в Варшаве трудилась в аппарате первого секретаря ЦК Польской объединенной рабочей партии Эдварда Охаба. У нее на столе он увидел доклад и попросил почитать. Перевернув последнюю страницу, он был потрясен прочитанным – доклад полностью менял представление о том, что происходит в СССР. Граевский отнес доклад в израильское посольство в Варшаве знакомому дипломату. Он считал, что мир должен знать сказанное Хрущевым.

Сотрудник посольства снял копию с доклада и переслал ее в Иерусалим. А премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион распорядился передать текст американцам. Так доклад попал в руки директора ЦРУ Алена Даллеса. Ему и достались лавры супер-разведчика, раздобывшего такой важный документ.

Текст перевели на английский язык. Брат Даллеса, госсекретарь США Джон Фостер Даллес, распорядился предать гласности доклад Хрущева. 4 июня 1956 года он был опубликован.

Обратный перевод

С английского текста сделали обратный перевод для русской эмиграции.

13 ноября 1956 года заместитель председателя КГБ генерал Петр Ивашутин доложил в ЦК:

«Действующая в ФРГ антисоветская эмигрантская организация, так называемый «Союз борьбы за освобождение народов России», издала и распространяет среди перемещенных советских граждан брошюру под названием  «Речь Хрущева на закрытом заседании ХХ съезда КПСС». Брошюра представляет собой перевод с английского на русский язык документа, опубликованного Госдепартаментом США. При сличении доклада товарища Хрущева Н.С. с этой брошюрой установлено, что тексты их тождественны».

Но советские руководители делали вид, что это фальшивка.

«Официально мы существование доклада не подтверждали, — вспоминал Никита Хрущев. — Помню, как меня спросили тогда журналисты, что, мол, вы можете сказать по этому поводу? Я ответил им, что такого документа не знаю и пусть на этот вопрос отвечает разведка Соединенных Штатов, господин Ален Даллес».

На самом деле иностранные журналисты, работавшие в Москве, познакомились с содержанием секретного доклада раньше, чем директор ЦРУ! О докладе Хрущева им рассказывали люди, которые, как считали журналисты, были связаны с госбезопасностью. Кто еще в те времена мог беспрепятственно встречаться с иностранцами и свободно рассуждать на опасные политические темы?

Рейтер распространил достаточно точный пересказ доклада. Для отвода глаз в агентстве сослались на западногерманских коммунистов. В Лондоне не понимали, что меры предосторожности излишни. Утечка информации была сознательной.

В Москве явно хотели, чтобы Запад имел представление о том, что именно обсуждалось на закрытом заседании ХХ съезда.

Тем более что новые советские руководители взяли курс на улучшение отношений с внешним миром.

Кто заговорил первым?

Доклад на ХХ съезде не был ни импровизацией, ни случайностью. Первые документы о механизме репрессий в стране были представлены сразу после смерти Сталина — правда, весьма узкому кругу людей, высшему слою номенклатуры. Это сделал задолго до ХХ съезда Лаврентий Берия.

Заняв пост министра внутренних дел, он начал прекращать заведомо фальсифицированные дела и освобождать арестованных. В его аппарате подготовили документ в несколько десятков страниц. В нем цитировались показания следователей МГБ о том, как они сажали невиновных и получали нужные показания, воспроизводились резолюции Сталина, который требовал нещадно бить арестованных.

«Членов и кандидатов в члены ЦК, — вспоминал писатель Константин Симонов, — знакомили с документами, свидетельствующими о непосредственном участии Сталина во всей истории с «врачами-убийцами», а также с показаниями арестованного начальника следственной части Министерства государственной безопасности о его разговорах со Сталиным, о требованиях Сталина ужесточить допросы — и так далее, и тому подобное. Были там показания и других лиц, всякий раз связанные непосредственно с ролью Сталина в этом деле. Были записи разговоров со Сталиным на эту же тему…

Чтение было тяжкое, записи были похожи на правду и свидетельствовали о болезненном психическом состоянии Сталина, о его подозрительности и жестокости, граничащих с психозом».

Процесс реабилитации невинно осужденных был неминуем. Начали с тех, кого руководители страны хорошо знали, — с родственников, друзей, бывших сослуживцев. Первой выпустили жену члена президиума ЦК Вячеслава Молотова. Живых возвращали из лагерей, с убитых снимали нелепые обвинения. Оправдание одного невинного влекло за собой оправдание и его мнимых «подельников».

Генеральный прокурор СССР Роман Руденко чуть ли не каждую неделю отправлял в ЦК записку с просьбой разрешить реабилитацию того или иного крупного советского руководителя.

Из информации МВД, Комитета партийного контроля, прокуратуры складывалась чудовищная картина уничтожения невинных людей самыми мерзкими способами.

В конце 1953-го был устроен суд над самим Берией и его подельниками. Текст обвинительного заключения отпечатали в виде брошюры и разослали по всей стране, с ними знакомили районные партийные активы, то есть достаточно широкий круг людей.

Президиуму ЦК доложили:

в 1921–1929 годах арестовали больше миллиона человек, в 1930–1936 годах — больше двух миллионов, в 1936–1938 годах — более полутора миллионов (расстреляли около семисот тысяч), в 1939–1953-м — еще миллион сто тысяч.

Создали комиссию, которая должна была представить предложения о судьбе так называемых спецпоселенцев — в основном речь шла о целых народах, которые Сталин выселил в Сибирь и Казахстан. В спецпоселениях держали два с лишним миллиона человек, из них полтора миллиона — депортированные в годы войны чеченцы, ингуши, балкарцы, калмыки, крымские татары, немцы.

Комиссия Поспелова и Аристова

31 декабря 1955 года на заседании президиума ЦК глава правительства Николай Булганин зачитал письмо вернувшейся из лагеря коммунистки Ольги Шатуновской. «Как получилось в 1937–1938 годах, — писала Ольга Шатуновская, — что многие преданные партии ее члены оказались в советской тюрьме с клеймом врагов народа? И как получилось, что большинство нашего Центрального Комитета, избранного ХVII партсъездом, и большинство нашего руководящего партийного актива были объявлены врагами народа и уничтожены?»

Утвердили комиссию, которую обязали выяснить судьбу членов ЦК, избранных на ХVII съезде партии (1934 год) и расстрелянных Сталиным. Возглавили комиссию два секретаря ЦК — бывший главный редактор «Правды» Петр Поспелов и Аверкий Аристов, которому еще Сталин поручил заниматься партийными кадрами. Комиссия подняла документы госбезопасности, допросила бывших узников лагерей и бывших следователей. Поспелов и Аристов, собственно, и вскрыли основной массив документов, свидетельствующих о масштабе репрессий в стране. Они представили доклад, который начинался так:

«Нами изучены имеющиеся в Комитете госбезопасности архивные документы, из которых видно, что 1935–1940 годы в нашей стране являются годами массовых арестов советских граждан. За эти годы было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1 920 635 человек, из них расстреляно 688 503…

Самые позорные нарушения социалистической законности, самые зверские пытки, приводившие к массовым оговорам невинных людей, дважды были санкционированы И.В. Сталиным от имени ЦК ВКП(б)…

Урон, который был нанесен массовыми репрессиями военным кадрам, явился одной из причин наших неудач в финской войне, а затем неудачи подбодрили Гитлера и способствовали ускорению гитлеровского нападения на СССР…

Позорные дела, творившиеся в стенах органов НКВД, делались в угоду одному человеку, а иногда по его прямым указаниям. Вот к чему привел антимарксистский, антиленинский «культ личности», созданный безграничным восхвалением и возвеличиванием И.В. Сталина».

Вот разделы доклада комиссии Поспелова и Аристова:


  • «Приказы НКВД СССР о проведении массовых репрессий»;

  • «Искусственное создание антисоветских организаций, блоков и различного рода центров»;

  • «О грубейших нарушениях законности в процессе следствия»;

  • «О «заговорах» в органах НКВД»;

  • «Нарушения законности органами прокуратуры в надзоре за следствием в НКВД»;

  • «Судебный произвол Военной Коллегии Верховного Суда СССР»;

  • «О внесудебном рассмотрении дел».

В докладе рассказывалось о том, что репрессивной машиной руководил сам Сталин, что признательные показания выбивались, что среди работников госбезопасности шло социалистическое соревнование: кто больше посадит...

30 января 1956 года на заседании президиума ЦК впервые прозвучала идея отправить в лагеря комиссии, чтобы они прямо на месте начали освобождать невинных.

Чжоу Эньлай, глава Госсовета КНР, и Никита Хрущев на XX съезде КПСС. Фото: Sputnik

«Хватит ли у нас мужества?»

Руководители страны прочитали этот семидесятистраничный доклад.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Subscribe

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →