«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

В пространстве голых эмоций. 18+

Что общего между оппозиционером-миллионером Медведчуком и любвеобильной актрисой Прокловой?

Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

За окном — глубокий обморок сирени, а в телевизоре — нарастающая мерзость политического безумия. Хочется наблюдать за буйством природы, а не за героическим жизнеописанием оппозиционера-миллионера Медведчука. Хочется думать о нежном и прекрасном, и оно, это нежное и прекрасное, не заставило себя ждать.

Дамы заговорили о любви. Дело привычное, но наблюдается решительный слом стилистики. Прежде аборигены таблоидных форматов копались в чужом грязном белье, теперь принялись за свое. Началось все со свежих откровений Елены Прокловой. Сначала взрослые дяди пытались растлить юную актрису в 12 лет, потом — в 15. Второй опыт она помнит более отчетливо. Настолько, что в ее растлителе без труда угадывается Олег Табаков. Сенсации в телевизоре живут недолго, но страсти по Елене стали исключением. День ото дня растет количество дам, отважно припадающих к своим сексуальным истокам.

Мемуарный эксгибиционизм (точное выражение Анастасии Вертинской) на ТВ сегодня так же востребован, как трагическая судьба кума Путина, отправленного под домашний арест диктатором Зеленским. О режиссерских домогательствах (60-летней давности) вспомнила даже сдержанная Ангелина Вовк. В ее преследователе эксперты широкого профиля опознали то ли Василия Шукшина, то ли Григория Поженяна. В коллекции совратителей творческой молодежи есть неожиданные персонажи вроде меланхоличного Константина Меладзе и основательного Леонида Хейфеца. Список откровений начала Ани Лорак, затем подтянулись и другие. Взволнованный рассказ Татьяны Найник о том, как Константин «схватил ее за нижнюю часть бедра», никого не оставил равнодушным. Разоблачителем Хейфеца выступила пока только Ксения Хаирова, дочь Талызиной. Она отклонила ухаживания режиссера, за что была изгнана из театра. На этом остановимся, хотя подобных разоблачений не меньше, чем алмазов в каменных пещерах.

В телевизоре стремительно формируется новый жанр плача. Обрядовые причитания по Медведчуку органично дополнены обрядовыми причитаниями по оскорбленной (более полувека назад) девичьей нравственности.

Чем навязчиво рифмуются оба этих сюжета? Обилием голых эмоций. Вытеснение информации эмоциями — главный двигатель ТВ.

Плач по куму Путина возбудил политических спикеров до состояния невменяемости. Куда ни кинешь взгляд, вступишь в Медведчука. Коллективная Скабеева обвиняет репрессивный украинский режим с энергией Навального. А то, что в нашем отечестве, как сказал бы Чехов, уже давно все «просахалинено» (так аполитичный писатель аттестовал свою родину после экспедиции на каторжный остров Сахалин), пропагандисты предпочитают не замечать.

Полное искажение оптики — еще одна примета жанра. Проклову прозрение настигло в 67 лет. С жемчужными слезами на глазах она повествует о том, как вышеупомянутый режиссер заставлял «трогать его член и лежать рядом голой». А несколько лет назад была в ходу другая концепция. Елена Игоревна называла Табакова любовью юности и восхищалась «фейерверком его мужского обаяния». За истекший период фейерверк развеялся. Сегодня лучше идут темы харрасмента (особенно с педофильским уклоном). Зачем, спрашивается, сдался нам их харрасмент? Это голливудские дивы бегут век спустя в суд, а наши перезревшие прелестницы дальше телестудии не продвигаются. У российских судов есть дела важнее таких глупостей, им бы всех митингующих успеть расфасовать по спецприемникам.

Жанр плача перспективен — он подменяет анализ событий версиями этих самых событий. Пропагандисты рыдают об исчезнувшей свободе слова в бывшей братской республике. Подумать только, у Медведчука отняли сразу три оппозиционных телеканала. А у нас все политическое пространство надежно зачищено от оппозиционеров. Раньше хоть Гозман изредко мелькал, но и его уже изъяли из обращения.

Да что там говорить об инакомыслящих, когда даже стан патриотов подвергается регулярной прополке.

На что уж первым отличником был Николай Платошкин, но и того моментально сдуло с экрана. А Никита Исаев? Молодой, крепкий, многообещающий, и вдруг умер загадочной смертью. Случайное совпадение? Не знаю. Знаю лишь, что и Платошкин, и Исаев выделялись яркостью мышления на сером фоне певцов режима. Ротация в стане телепатриотов — интереснейшая тема, но о ней как-нибудь в другой раз.

Вернемся к дамам. Проклова расколола бурлящий социум. Тема сексуального доминирования, домогательств, неизжитые травмы, психология жертвы и насильника действительно очень важны, но какое они имеют отношение к Елене Игоревне? Она давно и удачно приторговывает былыми связями. В ее любовниках — целый пантеон кинокумиров, от Андрея Миронова до Олега Янковского. А какое отношение к серьезным размышлениям имеет ТВ, способное обнулить любой смысл? Тут что новая, что старая этика, что Медведчук, что Проклова — все едино. Сюжеты вписаны в пространство мифа, рожденного не доказательствами, а обстоятельствами.

Верить можно, пожалуй, только Татьяне Васильевой. Я на месте Елены, пожимает плечами она, оказывалась миллиард раз, и ничего, живая. Татьяна Григорьевна, спасибо за правду.

Слава Тарощина

Subscribe

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments