«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Маленькие люди большой беды

Почему правда о Великой Отечественной войне до сих пор не желанна в России.


1941 год. Советская разбитая техника под Вязьмой. Фото из открытых источников

Ему идет 92-й год. Лев Николаевич Лопуховский — профессиональный военный, командовал полком в Ракетных войсках стратегического назначения. Потом преподавал в Академии имени Фрунзе, кандидат военных наук. Автор книг об истории Великой Отечественной войны: о катастрофе под Вязьмой в 1941-м, о Курской битве. Его подсчет потерь нашей армии скандально не совпадает с официальным. Только что вышел в издательстве РОСПЭН при участии АФК «Система» огромный том «Июнь 1941: Запланированное поражение» (в соавторстве с Б. Кавалерчиком). По восемнадцати параметрам в 8-й главе сравнили вермахт и Красную армию. По всем — не в нашу пользу. Накануне 80-летия начала войны Лев Николаевич согласился ответить на вопросы «Новой».


— 22 июня 41-го вам было 11 лет. Что можете об этом дне вспомнить?

— Мы жили в городке Косово, в Брестской области. Семья скиталась по гарнизонам вслед за отцом, командиром артиллерийского полка. 22 июня, в пятом часу утра, к нам прибежал дежурный командир: «Товарищ полковник, неизвестные самолеты бомбили окружные склады». Отец: «В штаб армии доложили?» — «Ни с кем связи нет».

Отец приказал отправить немедленно мотоциклиста в Кобрин, полку — объявить тревогу. Для эвакуации семей начсостава подали машины. С собой разрешили брать по одному чемодану, документы. Помню, я почему-то схватил пакет с сахарным песком. Отца я больше не видел.

Много позже я узнал, что в 11 часов немецкие самолеты бомбили расположение полка.

А мы с горем пополам добрались до Ржева. Оттуда нас — меня, мать, сестренку четырехлетнюю — эвакуировали в Чувашию, в Алатырь. Меня, как сына погибшего командира, в 1943 году приняли в Воронежское суворовское училище, в 1948-м я закончил его с золотой медалью. Мечтал командовать, как отец, самой большой пушкой. И мечта осуществилась.

— Когда вы начали заниматься историей войны?

— Сначала я занялся поиском следов отца, который долгие годы считался пропавшим без вести. Я не мог с этим смириться. К этому времени что-то прочитал о битве за Москву. Пошел в приемную КГБ. Выслушал меня полковник, говорит: бросай, капитан, это дело, а то найдешь такое, что потом всю жизнь жалеть будешь.

Но как бросишь? О неудаче наших войск под Вязьмой говорили глухо. А там 6 наших армий погибло. Самая кровавая мясорубка в истории войн.

Я там еще в 70-х годах все исходил. И всюду оставлял свои координаты.

И вот получаю письмо, в 1980 году. Ученик Коля Слесарев нашел останки 11 артиллеристов, разыскал родных, получил от них фото, а на обороте одной фотографии — «город Косов, 120-й гап РГК БМ, вуд-3». Вы, пишет, этим полком интересуетесь? Это была большая удача!

В числе других отыскали останки майора — начальника штаба полка, о котором нам рассказал радист Чухарев, он видел, как тот застрелился. Я привез череп в Москву, где сотрудники лаборатории МВД подтвердили, что на 99% он принадлежит майору Машковцеву. Благодаря статье в «Красной звезде» на меня вышел его сын. Он предложил издать книгу о событиях под Вязьмой. А до этого я лишь брошюрку смог тиснуть в академии в качестве учебного пособия. При этом цензор потребовал убрать данные о вооружении полка, о потерях в людях и технике. А затея с книгой сорвалась, мы не смогли добиться разрешения Главлита.

— Книга о Вязьме — первое ваше крупное произведение?

— Нет. Когда я работал военным консультантом на Поклонной горе, к нам поступила рукопись замдиректора музея «Прохоровское поле» Валерия Замулина. Оценив ее, я неосторожно заявил, что если ее издать, то это будет «бомба», но рукопись «сырая» и ее надо доработать. Автор сказал, что он это сделать не сможет. Подготовить рукопись к изданию предложили мне.

В конечном счете в 2005 году вышли сразу две книги о событиях под Прохоровкой. Через полгода вышла и моя книга о Вязьме.

— Отца не нашли?

— Ветераны рассказывали: командир полка умер от ранения осколком мины в живот. По другой, более достоверной версии, при зачистке поля боя смертельно раненного отца добил «выстрелом милосердия» немец, который срезал петлицы полковника и снял часы. Видимо, поэтому опознать отца среди найденных останков не удалось. Сколько отписок из ЦАМО я получал: нет у нас на хранении документов 120-го гап! Еще пример: архивы 4-й армии были уже рассекречены, а документы штаба артиллерии — нет. Ну как такое может быть? Я добился — рассекретили. И там нашел доклад отца о первых четырех днях войны, о потерях. Поэтому и скрывали.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Нам приходилось людей убивать. Пусть это враги, но это люди. Каково это детской душе?»

Читайте спецпроект «Я живой» — о войне глазами детей полка

— А кто такой Кавалерчик, соавтор ваш?

— Собранный мной материал требовал выхода. Написал я уже три или четыре книги и задумался: почему же мы так бездарно начали эту войну? Я решил проанализировать все известные мне документы, план составил, начал работать. И понял всю сложность задуманного, решил пригласить соавтора. С компьютером я уже был на «ты», в спорах на форумах участвовал. И приметил там Бориса, который в спорах часто выступал на моей стороне. Оказалось, это белорус, ст. лейтенант запаса Борис Константинович Кавалерчик уехал жить в США. Я предложил ему: ты знаешь английский, живешь в Нью-Джерси, там рядом архив. Давай, подключайся.

— Изменили во втором издании много?

— Первое издание книги состоялось в 2010 году. Сразу разошлись два тиража: всего 7 тысяч экземпляров. Издательству я тогда предложил восемь вариантов названия. Они выбрали «Июнь 1941. Запрограммированное поражение». В этом издании мы усилили доказательную базу за счет привлечения новых документов. В первом издании было 895, в этой книге стало на тысячу больше. Это, конечно, заслуга моего соавтора.

К сожалению, альтернативы поражению не было. А грубые ошибки нашего военно-политического руководства, допущенные в течение последних месяцев, дней, часов лишь усугубили трагедию — она и так была закономерной. Красная армия была не готова к войне.

И даже когда 21 июня убедили Сталина, что война начинается, он не разрешил военным подать сигнал на перевод войск в боевую готовность. Это заняло бы 10–15 минут. Все сочиняли, переписывали «директиву № 1».

— Сталин тянул?

— Сталина из истории не выкинешь.

Мое мнение: его преступления намного перевешивают все достижения, которые ему приписывают.

За четыре года самой жестокой войны погибло генералов и им равных в два с половиной раза меньше, чем за два года разгула репрессий. В Военном совете при наркоме обороны было 85 членов в 1934 году. А к началу войны осталось 9. Что они могли посоветовать вождю?

Что мог тот же Жуков сделать за полгода до войны, когда его начальником Генштаба сделали? Да и какой из Жукова штабист? Симонову он в интервью прямо сказал: надо честно признать достоинства немецкой армии, немецкого генерального штаба. Они работали лучше нас, а мы учились воевать. И научились. И победили. Но какой ценой?

— Вопрос о цене.

— О потерях в войну врут, постоянно врут! В 1993 году подсчитали, что соотношение по безвозвратным потерям воевавших сторон составляет 1,3:1 в пользу агрессора. С тех пор наши потери не изменились ни на одного человека. Зато потери басурманов росли из года в год.

После увольнения в запас я пошел работать в московский горвоенкомат, чтобы заниматься потерями. По состоянию на март 2008 года я выписал число без вести пропавших: 7 с лишним миллионов. Сколько их осталось в картотеках безвозвратных потерь ЦАМО, тщательно скрывают. Скрывают, потому что нет им места в итоговом числе, подсчитанном авторским коллективом генерала Кривошеева.

Мне удалось встретиться с ним. Представился: «Товарищ генерал-полковник, я не согласен с вашими выводами о потерях в Курской битве. Например, Воронежский фронт три недели воевал во время Курской битвы, а Степной — три дня. А потери одинаковые. Как такое может быть?» Не ответили — крыть нечем.

И в следующей книге я прямо написал: обвиняю авторский коллектив генерала Кривошеева в подлоге.

Павел Гутионтов, обозреватель



Subscribe

  • ФБР пришло с обыском в дом Олега Дерипаски в Вашингтоне

    Сотрудники Федерального бюро расследований проводят обыск в доме бизнесмена Олега Дерипаски в Вашингтоне. Об этом сообщила в твиттере журналистка…

  • «Умрешь там, где тебя выдали»

    Похищенных из казанского шелтера дагестанок увезли в Махачкалу. Отец одной из них грозит выколоть правозащитникам глаза. Двух уроженок…

  • Конец эпохи

    Россия и НАТО свернули прямые контакты и вернулись к состоянию тридцатилетней давности. Сергей Лавров. Фото: Dursun Aydemir / Anadolu Agency…

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ФБР пришло с обыском в дом Олега Дерипаски в Вашингтоне

    Сотрудники Федерального бюро расследований проводят обыск в доме бизнесмена Олега Дерипаски в Вашингтоне. Об этом сообщила в твиттере журналистка…

  • «Умрешь там, где тебя выдали»

    Похищенных из казанского шелтера дагестанок увезли в Махачкалу. Отец одной из них грозит выколоть правозащитникам глаза. Двух уроженок…

  • Конец эпохи

    Россия и НАТО свернули прямые контакты и вернулись к состоянию тридцатилетней давности. Сергей Лавров. Фото: Dursun Aydemir / Anadolu Agency…