«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Изыми с глаз моих!

Впервые в новейшей истории России началась массовая зачистка в книжных и библиотеках.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

12 июля книжные магазины охватила паника. В этот день вступили в силу изменения к закону, подписанному президентом 1 июля, о запрете отождествлять действия СССР и Германии в период Второй мировой войны. Также были приняты поправки в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», запрещающие использование атрибутики и изображения нацистских преступников. Российский книжный союз тут же разослал свои рекомендации — проверить книжный ассортимент и изъять книги, не соответствующие этим уточнениям. Когда книжные магазины кинулись за более подробными разъяснениями, то ответом были ссылки на высказывание пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, пояснившего, что «если на обложке какие-то большие, крупные изображения, то понятно, что какая-то такая популяризация, естественно, и абсолютно не нужна, и недопустима по закону. Если речь идет о справочной информации, какие-то изображения внутри, а не на обложке, то это уже другое дело». Расшифровать подобную философию взялся Минюст при «активном участии ведущих отраслевых общественных организаций, в том числе Российского книжного союза, Российского исторического общества, Гильдии продюсеров России и Российской библиотечной ассоциации». Буквально сегодня при участии Минцифры и Минкультуры началась разработка разъяснений по принципам правоприменения норм федерального закона.

Пока же опрошенные сотрудники московских книжных, пребывая в растерянности, попросили издательства прислать списки их продукции, которая может попасть под раздачу. Ведь в одном только магазине «Москва» около 30 тысяч наименований, поэтому уследить за каждой книгой просто невозможно. На вопрос,

что будет с изъятыми книгами, ответить сейчас никто не берется — все ждут разъяснений от властных органов. Сжигать на улицах — явно вчерашняя практика, причем нацистской Германии;

более современные способы утилизации, по-видимому, только изобретаются сегодняшними борцами с мировым злом. А пока «Новая» спросила у знаменитого книжного иллюстратора Андрея Бондаренко, чьи обложки часто становятся отдельным художественным событием, что он думает об очередном приступе законодательной активности.

Эскиз обложки книги Стивена Фрая «Как творить историю»

Коснулся ли вас и вашей работы закон, запрещающий демонстрацию изображений вождей Третьего рейха и нацистской символики на обложках книг?

— Не поверите, я узнал о нем только вчера, сидя в кафе и показывая своим издателям эскиз обложки Стивена Фрая «Как творить историю», в которой герой, желающий избавить мир от нацизма, возвращается в прошлое и подсыпает противозачаточные пилюли в систему водоснабжения на улице, где живут родители Гитлера. И Гитлер не рождается. На обложке я изобразил крысу с гитлеровскими усиками в нацистской фуражке, и вдруг издатели мне в один голос говорят: «Ты что, это же нацистская символика, теперь по закону нельзя изображать ничего подобного».

Андрей Бондаренко. Фото: Мария Говтвань

Плакат к спектаклю Театра Маяковского «Семейный альбом» по пьесе Томаса Бернхарда

Еще полгода назад я сделал плакат к спектаклю Театра Маяковского «Семейный альбом» по пьесе Томаса Бернхарда, великого драматурга-антифашиста, где эсэсовская фуражка надета на голову героя задом наперед. Как еще символически изобразить нациста, если пьеса про это? За несколько лет до этого город не разрешил развеску плаката к спектаклю «Господин Пунтила» Брехта, так как, видимо, сочетание странного имени героя с изображением гротескной головы, поданной как кусок туши для разделки на куски, вызвал у начальства болезненные ассоциации.

— Что будет с плакатом к спектаклю Карбаускиса в Маяковке — посмотрим, а вот книги уже сейчас начали изымать из продажи. Много ли из ваших попадет под каток? Пока, надеюсь, в переносном смысле.

— На самом деле самоцензура действует уже давно. Этот закон просто ставит все на свои места. Еще в 2002 году мы в издательстве Ad Marginem, делая книгу Проханова «Господин Гексоген», по совету друзей вынуждены были изъять книгу из типографии и поменять изображение Владимира Владимировича на изображение Владимира Ильича, после того как в соседнем доме забросали магазин «Фаланстер» бутылками с зажигательной смесью. И слава богу — отделались только топтанием книги Зюгановым на Первом канале. Шутки кончились уже тогда.

— И что будете делать в таких условиях?

Обложка книги Роджера Мурхауса «Дьявольский пакт»

— Ну как будто бы мы не жили в советские времена! Сколько тогда было способов обойти запреты… Опыт большой, вот он и пригодится. А кроме того, искусство хоть и неотделимо от политики, но использует свои коды: метафоры, символы, аллегории и прочие эвфемизмы, недоступные власти. На книге Роджера Мурхауса «Дьявольский пакт» про мюнхенский сговор я сделал условное изображение — челка Гитлера с усами Сталина, ничего конкретного — просто образ. Его можно запретить отдельным законом, статьей, ссылкой, постановлением, но появятся новые образы. Как у Рабиновича с пустым плакатом на Красной площади: «А зачем писать, все же понимают».

Инструменты власти, какими бы изощренными они ни были в своей репрессивности, к счастью, работают только в том поле и на том уровне, на котором эта власть существует,

только на уровне буквальном, на уровне животного страха. Ведя войны, сажая и убивая, власть больше всего боится обвинений в фашизме, а единственный ответ — «Кто так обзывается…» Язык искусства гораздо богаче, как и язык народа.

— По-видимому, идеал начальников — и это единственное, в чем они совпадают с Людмилой Улицкой, — белая обложка, а посередине имя автора черным шрифтом. Конечно, желательно того, который их устраивает.

— Это первая власть за всю историю России, которая не читает книжек, поэтому дальше обложек не идет, ведь для литературной цензуры нужны по крайней мере люди, умеющие читать, а с этим ресурсом у нынешней власти проблемы.


Ольга Тимофеева, Редактор отдела культуры

Subscribe

  • Страна на своей волне

    В России зафиксирована рекордная смертность от ковида: тысяча человек в день. Что происходит в регионах? Обзор от наших собкоров. Фото: Эрик…

  • Депутаты против будущего?

    Почему в мире все больше заметен разрыв между законодательными запретами и развитием новых технологий. Обьясняет экономист Сергей Алексашенко.…

  • Путин объявил «нерабочие дни» с 30 октября по 7 ноября

    Президент РФ Владимир Путин объявил «нерабочие дни» с 30 октября по 7 ноября. Трансляция совещания с правительством велась на…

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 276 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Страна на своей волне

    В России зафиксирована рекордная смертность от ковида: тысяча человек в день. Что происходит в регионах? Обзор от наших собкоров. Фото: Эрик…

  • Депутаты против будущего?

    Почему в мире все больше заметен разрыв между законодательными запретами и развитием новых технологий. Обьясняет экономист Сергей Алексашенко.…

  • Путин объявил «нерабочие дни» с 30 октября по 7 ноября

    Президент РФ Владимир Путин объявил «нерабочие дни» с 30 октября по 7 ноября. Трансляция совещания с правительством велась на…