«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Расстрелять на раз

Как Сталин отреагировал на аварию в Прокопьевске.

На шахте в Прокопьевске 10 ноября 1937-го произошла авария. Груженная лесом вагонетка сорвалась вниз, убив шесть человек. Лишь через три дня первый секретарь Новосибирского обкома сообщил об этом в Москву шифровкой.

Как только телеграмму расшифровали и положили на стол Сталину, на документе появилась его грозная резолюция: «Предлагаю изобличенных по взрыву в Прокопьевске привлечь к суду, расстрелять, о расстреле опубликовать в новосибирской печати. Сталин». Члены Политбюро со Сталиным согласились, оставив ниже свои подписи. На следующий день, 15 ноября, его резолюция была оформлена как решение Политбюро.

Телеграмма секретаря Новосибирского обкома ВКП(б) Ивана Алексеева Сталину и Кагановичу об аварии с человеческими жертвами на шахте в Прокопьевске. 13 ноября 1937 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 583. Л. 19)

Сталин невнимательно прочитал документ, а соратники не посмели перечить, послушно подписав документ. Ну со Сталиным все ясно: он был скор на расправу. А ведь ни о каком взрыве в телеграмме не было и речи. Ну и что?

Был взрыв, не было взрыва — какая разница. Все равно — расстрелять!

И главное — «повязать кровью» и своих ближайших соратников. Пусть тоже подписывают расстрельные распоряжения.

Интересно и другое. Сталин как-то по старинке пишет «разстрелять». То есть — «раз» стрелять. Понятно, что расстрелять можно только один «раз». Второго раза не бывает. Но чаще это слово Сталин употреблял в десятках своих резолюций в правильном написании. Рябит в глазах, насколько оно было привычным в сталинском лексиконе.

Погибших от удара вагонеткой — на шахтерском профессиональном жаргоне «козой с лесом» — было шесть человек. Согласно телеграмме один погибший был кадровым рабочим, а остальные детьми спецпереселенцев (читай: высланных крестьян) возрастом от 12 до 24 лет.

И тут возникает масса вопросов. Почему на шахте на подземных работах трудятся дети, сколько среди погибших несовершеннолетних и, наконец, была ли хоть как-то поставлена охрана труда?

Установить имена погибших 10 ноября 1937-го не составило труда. Они есть в «Книге памяти шахтеров Кузбасса/Прокопьевска». Это горный мастер Никонор Гриценко 45 лет, буровые мастера Федор Бутов 20 лет и Андрей Кожемякин 24 лет, слесарь Валентин Акулов 19 лет, плитовая (работница на площадке для приема грузов) Прасковья Шевцова 23 лет и коногон Николай Козлов 20 лет. Так их возраст указан в «Книге памяти».

Вот вопрос: где неправда? Был ли коногон Козлов мальчишкой 12 лет, и если так, то кто ему подправил года задним числом? А другие — им по-настоящему было сколько лет? Вероятнее всего, снаряженная Кагановичем комиссия прикрыла эту неприглядность и скрыла факт использования детского труда. И, скорее всего, в «Книгу памяти» внесены неверные данные о возрасте на основе выводов комиссии по расследованию аварии.

Перечисленные в телеграмме арестованные главные механики треста, шахты и лесодоставщик были назначены виновными. Какова была их участь, были ли они осуждены и расстреляны, к сожалению, не удалось установить. А вот первого секретаря обкома Ивана Алексеева расстреляли в феврале 1939-го. Ну, конечно, не за эту аварию. У Сталина был особый счет к своим выдвиженцам. Алексеева обвинили как участника «контрреволюционной террористической организации». В 1956-м, само собой, реабилитировали.

Но вот откуда у Сталина эта убежденность, почему непременно — взрыв, злой умысел, вредительский акт, а не просто разгильдяйство и нарушение технических норм? Конечно, это тоже преступление, но ведь не контрреволюционное. Увы, атмосфера 1937-го была напрочь отравлена прозвучавшим на февральско-мартовском пленуме сталинским постулатом о том, что страна наводнена заговорщиками и вредителями, шпионами и диверсантами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Разжиревшие на тучных казенных харчах генералы и полковники из охраны»

Как Сталин сократил охрану и кремлевскую челядь

За десять лет до этих событий был установлен порядок, когда любую производственную аварию следовало прежде всего рассматривать как вероятный «акт диверсии». В приказе ОГПУ № 83/33 от 21 апреля 1927-го прямо так и говорилось: «Во всех случаях происшествий (пожар, взрыв, авария)… тотчас по их возникновении приступить к агентурному расследованию и тщательно изучать всякое происшествие, независимо от степени его значительности, под углом выявления диверсионного вредительства или неудавшейся попытки к нему».

Ну, если под таким углом зрения смотреть, то «диверсант» всегда найдется. Технический руководитель или инженер с чуждым социальным происхождением — ясно, вредитель!

Так что за минувшие со времени приказа десять лет «органы» прошли выучку и приобрели богатый опыт фабрикации дел по «вредительству».

А уж процессов открытых и закрытых провели не одну сотню.

Обличительный градус с годами рос. К 1937-му коварные козни «диверсантов-вредителей» стали дежурной темой печати, главным стержнем партийной пропаганды. На втором «Московском процессе» в январе 1937-го прокурор Вышинский блистал ораторским мастерством и образностью художественного слова. Обличая подсудимых в организации диверсий и железнодорожных крушений с человеческими жертвами, он патетически восклицал: «Я обвиняю не один! Рядом со мной, товарищи судьи, я чувствую, будто вот здесь стоят жертвы этих преступлений и этих преступников, на костылях, искалеченные, полуживые, а может быть, вовсе без ног… Пусть жертвы погребены, но они стоят здесь рядом со мною, указывая на эту скамью подсудимых, на вас, подсудимые, своими страшными руками, истлевшими в могилах, куда вы их отправили!»

Через год на процессе «Право-троцкистского блока» в марте 1938-го Вышинский развивал кладбищенскую тему: «Требует наш народ одного: раздавите проклятую гадину! Пройдет время. Могилы ненавистных изменников зарастут бурьяном и чертополохом, покрытые вечным презрением честных людей, всего советского народа».

Высокий стиль, школа! У Вышинского учились, его пафос подхватывали обвинители на многочисленных показательных процессах, прокатившихся волнами по регионам в 1937–1938 годах.


Никита Петров


Subscribe

promo novayagazeta november 20, 19:29 26
Buy for 1 000 tokens
Письмо деятелей культуры в защиту «Международного мемориала»​*. Символика в поддержку одной из самых известных российских правозащитных организаций — «Мемориала»* В эти дни в России решается судьба общества «Международный Мемориал»*, которое многие…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments