?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Судья Никишина неожиданно прервала оглашение приговора по «болотному делу», больше похожего на репортаж из мятежного Киева

Фото Евгения Фельдмана

Замоскворецкий суд огородили барьерами еще с ночи. Приставы пропускают людей по принципу — нравится или нет лицо, внешний вид, пресс-карта. Родственников поначалу запускали в зал суда только при совпадении фамилии в паспорте с фамилией подсудимого, так что на улице чуть не остались сестра Дениса Луцкевича и девушка Степана Зимина.

Саша Наумова (Духанина), находившаяся под домашним арестом, принесла в суд большую сумку: была уверена, что ее возьмут под стражу сразу после оглашения приговора. В сумке еда и книги: Шекспир («Отелло», «Макбет»), Ирвинг («Сонная лощина»), Торо («Уолден, или Жизнь в лесу»), Кастанеда («Активная сторона бесконечности»), Хаксли («Контрапункт»). Она всю последнюю неделю изучала распорядок СИЗО № 6 — уверена, что попадет именно туда: «Меня арестуют прямо в зале суда». Хотя по закону она должна оставаться на свободе как минимум до рассмотрения апелляции.

Приставы настаивают на досмотре, Саша просит их сделать это в стороне, чтобы не выкладывать на стол предметы личной гигиены.

Начало заседания задерживается на три часа. В зал пускают только пять информ-агентств и одну камеру, хотя там еще семь свободных мест. С нами в толпе у экрана телевизора стоят дипломаты иностранных государств, пришедшие из соседней поликлиники, где можно сходить в туалет.

В зале суда родители практически не видят своих детей, их отгородили конвойные, спецназ и два сотрудника полиции с собаками. Адвокатам не дают возможности поздороваться с подзащитными, а сами подсудимые стоят в наручниках. В суд их доставили еще в 8 часов утра.

Судья Никишина зачитывает приговор. С первых слов и формулировок стало понятно, что процесса, где были представлены доказательства невиновности, как будто и не было. Подсудимых признали виновными во всем, даже в том, что не исследовалось в суде. Например, у Дениса Луцкевича был всего лишь один эпизод, по которому ему вменяли, что он выдернул шлем из рук сотрудника полиции Троерина. Но в приговоре — уже несколько новых эпизодов: «Луцкевич, <…> действуя совместно, согласованно с другими участниками массовых беспорядков, выкрикивал лозунги оскорбительного содержания и, используя металлические барьеры защитного ограждения, создавал препятствия для передвижения сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ. <…> Продолжая принимать участие в массовых беспорядках, Луцкевич не менее трех раз бросил камни и фрагменты асфальтового покрытия в сотрудников полиции, стоящих в оцеплении. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков, действуя умышленно, сорвали с неустановленного сотрудника полиции шлем, а также стали наносить удары руками и ногами по голове и телу. Луцкевич в это время, действуя умышленно, нанес правой рукой не менее одного удара данному сотруднику полиции. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков сорвали с Троерина шлем, <…> а также нанесли ему удары руками по голове и телу, после чего Луцкевич, действуя умышленно, схватил Троерина за форменное обмундирование и, применяя физическое насилие, вырвал шлем из рук».

У Сергея Кривова судом исследовалось два эпизода в отношении потерпевших сотрудников полиции Алгунова и Моисеева, но в приговоре добавляется еще один.

«Кривов <…> применил насилие в отношении неустановленного представителя власти, входившего в состав группы задержания агрессивно настроенных граждан, физическое насилие, а именно, действуя умышленно, препятствовал задержанию сотрудниками полиции агрессивно настроенного гражданина. Взял в захват руки сотрудника полиции, сковывающие его движения. И попытался отобрать из рук сотрудника полиции специальное средство — резиновую палку ПР-73. Продолжая свои преступные действия, Кривов, реализуя возникший у него умысел на применение в ходе возникших массовых беспорядков насилия в отношении представителей власти, применил в отношении Алгунова и Моисеева <…> насилие, не опасное для их жизни и здоровья, <…> вырвал из рук Алгунова спецсредство ПР-73, а затем, когда Алгунов попытался забрать свое спецсредство у Кривова, последний нанес не менее трех ударов кулаками по кистям рук потерпевшего, причинив тем самым потерпевшему физическую боль. <…> Кривов <…> с применением физической силы схватил за форменную одежду Моисеева, а затем толкнул его обеими руками в туловище, причинив последнему физическую боль».

Голос судьи не дрожит, она уверена: все, что она читает, — правда. За окном в это время раздается буквально рев людей, разрывающий тишину, люди скандируют: «Свободу!» Без остановки. Судья продолжает: «В период времени с 16.00 часов до 20.00 часов 6 мая 2012 года <…> неустановленные лица <…> стали призывать присутствующих лиц к движению за пределы согласованного места проведения митинга, неподчинению законным требованиям сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ, <…> что привело к возникновению массовых беспорядков <…>. В тот же день не позднее 17 часов у Луцкевича, Наумовой (до замужества Духаниной), Полиховича, Зимина, Белоусова, Савелова, а после 17 часов — у Кривова и Барабанова возник преступный умысел на участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношения представителей власти».

Артем Наумов стоит рядом с женой, не отпускает Сашу ни на секунду, она спокойно слушает: «При этом, реализуя свой преступный умысел, Белоусов, находясь в неустановленном месте в неустановленное время, приобрел неустановленный предмет желтого цвета шарообразной формы в целях использования его для применения насилия в отношении представителя власти. А Зимин, <…> во избежание возможности быть узнанным и привлеченным к ответственности за совершение противоправных действий, надел на голову, специально предназначенную маску для сокрытия лица».

Всех ребят выдает только одно: глаза. Видимо, не спали всю ночь: напряжены до предела, из-за конвоя судью им не видно, приходится вытягивать шеи. Иногда улыбаются — когда слышат скандирование на улице.

Читка продолжается: «в период с 17.00 часов до 22.00, поддавшись прозвучавшим противоправным призывам неустановленных лиц, часть участников указанного массового мероприятия, среди которых были Барабанов, Наумова, Зимин, Луцкевич, Белоусов, Савелов, Полихович, Кривов, Лузянин, Косенко и иные неустановленные лица, приняли участие в возникших массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, повреждением и уничтожением имущества, а также применением физической силы, попыток прорыва оцепления, состоящего из сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ».

Каким образом судья конкретизирует действия, например, Андрея Барабанова как умышленные, непонятно, на суде сотрудник полиции, когда давал показания, вообще никого не узнал, но Никишина странным образом приходит к следующим выводам: «Барабанов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении сержанта полиции Круглова <…>. Круглова схватили за форменное обмундирование и сбили с ног, а Барабанов вместе с другими неустановленными участниками массовых беспорядков, действуя умышленно, применяя насилие, совместно сорвали с Круглова шлем и нанесли множество ударов руками и ногами по голове и телу. При этом Барабанов лично нанес Круглову не менее одного удара рукой по голове и не менее одного удара ногой по телу в тот момент, когда полицейский лежал на земле».

Адвокаты Белоусова представили доказательства его невиновности: эпизоды с ним и пострадавшим Филипповым происходили в разное время и что в Филиппова вообще никто не бросал некий желтый предмет. Но все равно приговор звучит так: «Белоусов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении Филиппова. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков нанесли не менее трех ударов руками и ногами по голове, телу и конечностям Филиппову, после чего Белоусов <…> прицельно бросил в Филиппова неустановленный твердый предмет желтого цвета шарообразной формы, который попал Филиппову в верхнюю часть груди справа, причинив тем самым физическую боль». Фотографии жесткого задержания Саши Духаниной, теперь Наумовой, — ее схватили за шею и волоком потащили в автозак, обошли все СМИ. Никто не стал разбираться, насколько было правомерным столь суровое обращение, зато на нее обрушился целый отряд пострадавших бойцов ОМОНа: «Наумова (до замужества Духанина), реализуя возникший у нее преступный умысел применения в ходе возникших массовых беспорядков насилия в отношении представителя власти, применила в отношении Зелянина и Сутормина <…> физическое насилие, не опасное для их жизни и здоровья. <…> Действуя умышленно, бросила в Зелянина фрагмент асфальтового покрытия, которое попало Зелянину в область левого плеча, в результате чего Зелянину была причинена физическая боль в месте удара, а также телесные повреждения — подкожная гематома <…>. Наумова <…> прицельно бросила в Сутормина фрагмент асфальтового покрытия, который попал ему в бронежилет в районе живота. В общей сложности Наумова не менее 8 раз прицельно бросила в сотрудников полиции камни и фрагменты асфальтового покрытия, а также пустую бутылку».

Степан Зимин не кидал асфальтом в Куватова, и это подтверждает официальная судмедэкспертиза, исследованная в суде, что в приговоре полностью проигнорировано: «Зимин <…> с целью применения насилия к представителю власти прицельно бросил не менее трех раз куски асфальтового покрытия, выломанные в ходе массовых беспорядков с проезжей части. <…> Один из трех кусков асфальтового покрытия размером 15 на 15 сантиметров <…> попал в кисть правой руки стоявшего в оцеплении <…> сержанта полиции Куватова. В результате попадания Куватову была причинена физическая боль в месте удара».

Артем Савелов знает, что невиновен, что свидетельствовавший против него Гоголев в это время задерживал совсем другого человека. Это знает и Никишина, но читает: «Савелов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении сотрудника полиции Гоголева, <…> грубо схватил за кисти рук и <…> попытался втащить последнего в толпу агрессивно настроенных граждан, причинив тем самым боль потерпевшему».

Семья Алексея Полиховича: его папа, мама, дедушка и жена, — все знают, как омоновец Тарасов извинялся перед родителями за то, что должен был оболгать их сына. На суде Тарасов отшучивался и предложил просто все взять и забыть. Никишина к нему не прислушалась: «Полихович, реализуя свой преступный умысел, <…> используя для сокрытия лица медицинскую маску, <…> пытался освободить лиц, задержанных сотрудниками полиции за нарушение общественного порядка, и отталкивал полицейских, препятствуя выполнению ими должностных обязанностей. Продолжая свои преступные действия, Полихович применил насилие в отношении Тарасова. <…> В то время как неустановленные участники массовых беспорядков пытались прорвать оцепление, Полихович <…> схватил за руку Тарасова, после чего сорвал руку с задерживаемого им лица, чем воспрепятствовал задержанию и причинил Тарасову физическую боль. Кроме того, Полихович совместно с неустановленными лицами строил из металлических барьеров заграждения, <…> а также, используя физическую силу, пытался оттеснить барьерами выстроенную цепочку из числа военнослужащих ВВ МВД РФ».

Видимо, для того, чтобы люди боялись, чтобы больше никогда никто на площадь не выходил, а также, чтобы подтвердить факт массовых беспорядков, в приговоре добавлено: «Другие неустановленные участники массовых беспорядков, поддавшись на противоправные призывы, игнорируя законные требования сотрудников полиции, применяя физическую силу, <…> предпринимали попытку прорвать выставленное оцепление, <…> продолжили забрасывать сотрудников полиции и ВВ МВД РФ пустыми бутылками, кусками асфальтового покрытия, выломанными в ходе массовых беспорядков с проезжей части, заранее приготовленными и принесенными дымовыми шашками, бутылками с зажигательной смесью и другими предметами, распылять слезоточивый газ из заранее приготовленных газовых баллончиков, разливать заранее принесенные вещества с едким запахом из заранее приготовленных и принесенных емкостей. Строить из барьеров защитные ограждения и из мобильных туалетов препятствия для передвижения сотрудников полиции и ВВ МВД РФ. Уничтожать и повреждать имущество, <…> применять насилие в отношении представителей власти, <…> при этом одна из бутылок с зажигательной смесью, умышленно брошенная неустановленным участником в направлении представителя власти, разбилась в непосредственной близости от участника демонстрации Яструбинецкого, в результате Яструбинецкий получил термический ожог. <…> Были причинены телесные повреждения более 50 сотрудникам полиции и гражданским лицам».

Зачитав этот текст, больше похожий на репортаж из Киева, и добавив пассаж про нанесенный материальный ущерб, Никишина неожиданно прервала чтение приговора, объявив перерыв до понедельника. Но уже и так понятно, что приговор будет жестким, как и предполагали подсудимые в своих интервью «Новой газете».

После того как в заседании был объявлен перерыв до понедельника, общественный защитник Алексея Полиховича Павел Шапошников вышел из суда, окруженного толпой, уже изрядно прореженной задержаниями. Он успел только поздороваться с друзьями — и тут же был задержан. В протоколе задержания, однако, все выглядит иначе.

«21 февраля 2014 года в 16 часов 00 минут Шапошников, являясь участником несогласованного публичного мероприятия в форме митинга в примерном составе группы граждан в количестве 400 человек, нарушил установленный порядок проведения митинга <…>, заранее знал о несогласовании <…>  проведения митинга. <…> Начал выкрикивать лозунги: «Долой полицейский беспредел!», «Свободу, фашисты!», «Долой Путина!», привлекая внимание граждан и средств массовой информации».

В общем, Шапошников скандировал лозунги в толпе, в то время как в дейст-вительности находился в зале суда (заседание завершилось только в половине пятого). У этого протокола гораздо больше общего с приговором по «болотному делу», чем грубые фактические ошибки. Общее — в понимании: не важно, что ты делал в реальности, важно, что тебя выбрали на роль нарушителя закона, и с этого момента закон будет нарушаться уже в отношении тебя.

Юлия Полухина
Специальный корреспондент

promo novayagazeta 22:01, tuesday 4
Buy for 1 000 tokens
ЦИК и Скрепман побеждают оппозиционную нечисть. Сборник комиксов, вышедших в рамках проекта «Новой газеты» «Кафка-кодекс». Издательство «КомФедерация», 2019 «Кафка-Zаговор»: новый сезон Леонид Никитинский обозреватель…

Comments

( 18 comments — Leave a comment )
geneus
Feb. 24th, 2014 05:35 am (UTC)
Отличный приговор: наглядно исслюстрирует даже самым тупы, что пассивный хомячковый протест не имел ни малейшего смысла - все равно вам вменят бунт и восстание.

так что если уж бросать - то не лимон, а лимонку. И бутылку не пустую, а с бензином и зажженную. Это жесмешно: предполагать, что из-за мирной прогулки пусть и десятков тысяч человек бандит отказжется от должности, приносящей ему и его друзьям миллионы долларов дохода ЕЖЕДНЕВНО.
leshyi
Feb. 24th, 2014 07:37 am (UTC)
И огрести не срок, а пулю. Тоже вариант. Это не Украина, положат жестко.
geneus
Feb. 24th, 2014 05:59 pm (UTC)
Так в Украине-то положили, и чем это кончилось для отдавших приказ?
прячутся по канализациям, как Каддафи, по их дворцам гулят восставший народ.

В России даже власть мне кается умнее: каждый заготовил особнячки и яхты в теплых странах, денежки на офф-шорных счетах - просто свалят, чем будут мараться преступлениями.
leshyi
Feb. 24th, 2014 06:07 pm (UTC)
Вспомните наш 93-й. Сперва оставить депутатов без коммуникаций (не знаю, насколько правдиво отключение канализации, но могу поверить), потом объяснить и депутатам что они неправы и жителям что не надо в окно глядеть когда стреляют, и всем остальным кто имеет право стрелять в стране. Прививка оказалась длительной. Путин так же не будет сдерживаться, думаю. Хотя, как знать, конечно, лучше бы не проверять.
vlad_burtsev
Feb. 24th, 2014 07:47 am (UTC)
Это подстрекательство к терроризму. Тоже статья.
geneus
Feb. 24th, 2014 06:03 pm (UTC)
Да можно и сразу терроризм, пофигизм и гомосексуализм.

Захотят посадить - всегда найдется полицай, который скажет, что я причинил ему физические страдания с целью его терроризировать, даже если он в жизни меня не встречал.
vlad_burtsev
Feb. 24th, 2014 06:12 pm (UTC)
С этим пожалуй соглашусь. Менты подставу могут организовать, даже без заказа, а от собственной безнаказанности. Но подлость одних не оправдывает призывы к бардаку в стране, где будет еще больше невинных жертв.

Edited at 2014-02-24 06:15 pm (UTC)
geneus
Feb. 24th, 2014 06:25 pm (UTC)
Скажу банальность, но иногда единственное лечение от опухоли - операция. Даже если не бескровная, она спасает жизнь.
vlad_burtsev
Feb. 24th, 2014 06:39 pm (UTC)
Отрезанием головы.
geneus
Feb. 24th, 2014 08:43 pm (UTC)
Скорее нарыва на глове.
vlad_burtsev
Feb. 24th, 2014 07:47 am (UTC)
Осел само то.
ditrix_ljp
Feb. 24th, 2014 07:51 am (UTC)
ст. 280 УК РФ
geneus
Feb. 24th, 2014 06:00 pm (UTC)
Был бы человек, а статья всегда найдется - как видно из материала выше.

какой смысл соблюдать законы, если могут посадить и невиновных в их нарушшении? Ни малейшего.
pahaperm
Feb. 24th, 2014 05:41 am (UTC)
Путин не Янукович- за этим не заржевеет...
kraiukhin
Feb. 24th, 2014 06:25 am (UTC)
\\\ Хотя по закону она должна оставаться на свободе
\\\ как минимум до рассмотрения апелляции.

Нет такого закона
Панкрат Иванов
Feb. 24th, 2014 08:25 am (UTC)
Долбоёбы должны сидеть, может поумнеют.
crown_athlete
Feb. 24th, 2014 09:29 am (UTC)
На Болотной велась херова туча видео/фото съемки, так что найти десяток человек, которые реально подпадали бы под статью о причинении вреда сотруднику милиции при желании не составило бы труда. И вот чтобы у желающих сходить на митинг в не возникало иллюзий "Но ведь я же точно не буду 3.14здить мента, меня не за что привлечь" позакрывали кого попало. Ну а так называемые лидеры несистемной оппозиции вполне системно на них забили, хотя некоторые "для галочки" иногда и в суд приходили.
valerii_11
Feb. 24th, 2014 09:33 am (UTC)
ПАХАН дал установку: - Всех безвинных ПОСАДИТЬ! Значит посадят!
( 18 comments — Leave a comment )

Profile

novayagazeta
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
Новая газета

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Встроить блог «Новой»:

Установите виджет, чтобы

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel