April 1st, 2010

Dino MC 47. Трек о терактах 29 марта в Москве (ЗВУК)

Почти все, что можно сказать по трагическим событиям 29 марта в Москве,  — сказано здесь, в этом двухминутном треке от Dino MC 47.



Фото, звук: официальный сайт Dino MC

Collapse )

чоп троян пультовая охрана
promo novayagazeta 21:29, wednesday 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…

Охранник митинга «Румола»&«Молодой гвардии» — один из основателей нацисткого «Славянского союза»



В охране митинга «День поколения», проведенном вчера «Россией молодой» и «Молодой гвардией» — человек, известный как «Портос», — недавно освободившийся из мест заключения один из основателей нацистской организации «Славянский союз» (справа).

Полностью фоторепортаж Дениса Абрамова «31.03.2010. Москва. Триумфальная площадь» можно посмотреть тут.

UPD.
Момент напяливания Портосом бейджика заснят на видео. Его можно посмотреть вот здесь. Спасибо piston_platon.

Снять ресторан на новый год. Новый год 2011 в ресторане, корпоративный новый год ресторан.

Две Лубянки («Новая газета» №33 от 31.03.2010)

...Они хорошо живут. У них все в порядке. Они знают, что с ними никогда ничего не случится. Они ездят на машинах с мигалками, давят людей и никогда не спускаются в метро. Они крышуют и отбирают бизнес. Рейдерствуют. Создают группировки. Дерутся за власть и бабки. Жируют, строят дворцы и не знают проблем. Они никогда не будут взорваны.

Жители Лубянки верхней. Которая наверху и феодальной пирамиды тоже.

И есть другие. Их можно взрывать в метро, давить на служебных «Мерседесах», валдохать на митингах, заводить левые дела, отбирать бизнес и собственность, выкидывать с земли, сажать направо и налево, окружать бэтээрами и «Тиграми» с расчехленными пулеметами…

Это все мы, остальные. Жители Лубянки нижней. Загнанной в переходы и в низ пирамиды.

Распада государства не будет, потому что государства у нас никакого нет. Оно уже рассыпалось. Нет МВД, ФСБ, Генпрокуратуры, Госдумы и даже бюрократии. А есть группы людей — не сообщества даже, потому что мент менту — тоже мент, которые борются друг с другом за власть и бабки, занимаются решением своих личных вопросов и всем, чем угодно, но только не обеспечением безопасности...
16.41 КБ Аркадий БАБЧЕНКО
«Новая газета» №33 от 31 марта 2010

Журналист Антон КРАСОВСКИЙ: "Вонь из профессии". О поведении журналистов 29 марта. (копипаст)

krasovkin пишет:

http://krasovkin.livejournal.com/612820.html
Вонь из профессии

Это объявление еще месяц назад висело в службе анонсов России-24, вроде бы – главного информационного канала страны. Это объявление повесили не выпускники Института нефти и газа им. Губкина, не офицеры загадочного управления "К", не сурковские наймиты. Это написал, распечатал на лазерном принтере и пришпандорил кнопкою к стене редактор. Журналист. Как говорил доктор Борменталь – "московский студент" (грамматическая ошибка доказывает, что без журфака тут не обошлось).

Этот редактор, все корреспонденты, их общее начальство, судьи, прокуроры, милиционеры, учителя, попы, колхозники и многодетные матери – мы все когда-то решили, что нам это не особо-то и нужно, не больно-то и интересно. Зачем нам знать всю правду, если можно и – не всю, а лишь вот тот кусочек с шоколадной крошкой и шариком ванильного сорбе? Борис Моисеев – актив, а Рикки Мартин – пассив. Они познакомились в поезде Сапсан, и не смогли скрыть своих чувств. Он уехал, он уехал в Петербург, а приехал – в Ленинград. Спешите узнать шокирующие подробности близости звезд.

Воистину, как мало в России меняется за сто лет, и как много – за десять.

29 марта в 07.52 на Лубянке взорвалась первая бомба. "Эхо Москвы" сообщило об этом через 40 минут (08.31), и уже 3 минуты спустя я узнал об этом от одного из своих друзей на фейсбуке. Находясь в 10 000 километрах от города, к 10-ти утра я уже довольно неплохо представлял картину. Я видел карточки, которые делал Кашин на Лубянской площади (их потом без ссылки на Олега опубликует Life и BBC), и те, что вывесила Литвинович из метро. Я прочел сообщение на Lifenews.ru о третьей бомбе на "Проспекте мира" и немедленное тому опровержение. Я увидел репортаж CNN, интервью с очевидцами, прочел срочные новости NYT. Даже местное – тайское – телевидение без конца показывало кадры из Москвы.

Москву не показывал только один город – Москва. На 1 канале Геннадий Петрович опять употреблял мочу, на 2-ом резвился Максим Галкин, на НТВ с перепугу врубили повтор программы "Максимум".

Как сказала позже в интервью New-York Times пресс-секретарь (видимо) 1 канала Лариса Крымова: "Зачем нам что-то подобное показывать, если после 9 утра канал смотрят только домохозяйки"?

"Вон из профессии", – прокричала бы тут пламенная Евгения Альбац. Не вон, Евгения Марковна, – вонь!

Никакой профессии больше нет, не откуда "вон". В кромешной тьме остались лишь гниль, разложение, падаль. Трупы ведут новости, бесконечно имитируют прямой эфир, по ночам пьют в "Маячке". Напиваясь, трупы не плачут, опираясь локтем о барную стойку. Никто в рыданьях не стучит зубами о стакан с двойным мейкерсмарком, никто, захлебываясь соплями, не хрипит: "Прости, старик, у меня семья".

Ничего подобного! Напротив. Они брезгливо глядят на тебя (ну этот-то известный мудак и неудачник, чего его слушать?) и выступают либо в жанре Кононенки (террористы только и добивались, чтоб их показал 1 канал, но мы-то тоже не дураки, на уступки сволочам не пойдем, Геннадий Петрович нанесет им сокрушительный удар), либо – вон – как эта Крымова (а нашим-то бабам зачем про эти ужасы знать? Бабам ужасы не нужны). Либо (и это мой любимый жанр), как Владимир Познер уверены, что жизнь продолжается и можно, походя выразив соболезнования родственникам погибших, вести этим вечером никому не нужный, стыдный, гнусный тейбл-ток о комбинациях. Хорошо хоть еще – о шахматных.

Collapse )

Всякое #50 || Попросили высказать свое мнение о взрывах, указав на след...

По теракту в Москве меня несколько раз спрашивали мое мнение. Я отвечал так: ребята, трагедия. Убили людей. Просто так, убили, угробили, беда, горе – какие тут могут быть комментарии.

Но потом начали говорить, что это чеченский след, кавказский след, попросили высказать свое мнение, указав на след, и тут я не выдержал, каюсь.

Дело в том, сказал я тогда, что в те стародавние времена, когда я служил маме-Родине, у нас никто не спрашивал о том, спим мы или не спим, едим или голодаем, видим свои семьи, детей или не видим. Никого это не интересовало. Говорили: «Вам за это платят деньги!»

И так всегда говорили, так всегда отвечали на любые жалобы, ахи и вздохи – «Вам за это платят деньги!»

И мне никогда не приходило на ум, что мне платят мало, и что это не те деньги. Мне действительно платили. Это нельзя было отрицать. И за то, что мне платили, все хотели видеть мою работу. И просто какую-то работу, а очень хорошую, отличную, великолепную работу. А вот то, что я встаю в 6 часов утра и бегу на службу, а прихожу с нее в 23.00, и что у меня годами не бывает выходных, и что отпуск у меня кастрирован с обоих сторон, и что в этот отпуск меня еще и не отпускают, и что у меня где-то что-то болит – вот это все никого не интересовало. Мне заплатили деньги – и на этом все.

А еще говорили: «Вы давали присягу!»

И мы действительно, давали присягу. Один раз и навсегда.

«Вы помните, что вы давали присягу?»

Конечно, мы помнили о присяге.

«А вы помните, что в ней написано? Помните в чем вы клялись?»

Да, мы помнили, что в ней написано.

«Тогда последние строчки воспроизведите, если помните!»

И мы воспроизводили последние строчки: «… Если я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Вот это мы помнили всегда – сначала закон, а потом тебя постигнет всеобщая ненависть, а заодно и презрение.

Я не говорю, что все было идеально в те времена, но все понимали, что дал присягу – должен быть результат.

А нет результата – с должности к такой-то матери

Александр ПОКРОВСКИЙ