July 9th, 2012

"Если бы власть не лгала..."

Спецкор «Новой» Дмитрий Быков по телефону из Крымска: «В городе разгром, описанию не поддающийся...»

Что в городе

— В городе разгром, описанию не поддающийся...

Как раз ровно 10 лет назад,в августе 2002 года,здесь уже было наводнение. Я тогда тоже приезжал. Могу сказать, что вода тогда в городе стояла вдвое ниже, чем сейчас. В этот раз - вода до 4-х метров.

Сейчас до сих пор на стадионе «Витязь», например, вода по пояс осталась.

Разрушения очень серьезные. В городе полно сдвинутых с места машин, вывороченных деревьев, что касается трупов, которые просто не успевают убирать, то подвозивший меня водитель вчера насчитал на одной из обочин пять трупов...

Только что я вышел с большого местного пищевого и вещевого рынка. Теперь этот рынок местные жители называют «фукусимой», потому что тут кроме руин и грязи ничего больше не осталось. Вот, у гипермаркета «Магнит» уцелели только стены, сам он изнутри разрушен полностью. Внутри — вода. Стекла из окон выдавлены. Сейчас я стою возле магазина электроники — такое ощущение, что Мамай прошел. Люди говорят, что у них разрушен бизнес, который они создавали на протяжении 12-13 лет... Им в принципе никакая компенсация ничем уже не поможет — разрушено всё, что они нажили.

А в поселке Нижняя Баканка, который в 15 километрах от Крымска, разрушено до 70 процентов домов. Я проезжал этот поселок: там горы наваленного мусора. И это всё,что осталось от жилищ (в основном деревянных)...

Оставшихся без жилья расселили по детским садикам. В одном таком я был. Туда привезли дизель, но к нему нет пока ни масла, ни бензина, чтобы его запустить.

Электричества, конечно, нет во всем Крымске, не работает ни один светофор, интернет вообще отсутствует как класс. Только в одном месте ловит.

От местных властей нет никакой информации. Я имею в виду представителей власти, которые сидели тут вместе с Путиным, когда он приехал. Возможности вступить с ними в контакт пока нет.

Единственная власть, которая есть, это представители МЧС. И они, надо сказать, ведут себя просто безупречно. Как и полиция. Полицейские наряды охраняют город от мародеров. И мародерства пока нет. В общем, работа полицейских и МЧС организована хорошо. И также очень хорошо организована взаимопомощь: люди постоянно несут пострадавшим вещи и еду.

Что говорят жители

Стех пор, как Путин сказал, что «не надо преувеличивать» (масштабы трагедии — Прим. Ред.), в городе в его адрес со стороны жителей звучат такие слова, которых я не слышал ни на какой Болотной... Все жители,как один,говорят, что из-за постоянного вранья сильно нарастает чувство тревоги — если бы власть не лгала, было бы спокойней.

Конечно, далеко не 150 погибших (по последним официальным данным — 171 — Прим.Ред.). Все здесь называют цифру до тысячи. И те из жителей, у кого родственники работают в МЧС, тоже говорят, что цифра погибших очень сильно занижена. Но многие даже не разрешают журналистам называть свои фамилии, называют только фамилии своих погибших соседей. Погибшим боятся уже нечего. А живые боятся не получить даже той компенсации, которая обещана.

И еще. Все замечают: вода была теплее на ощупь, чем бывает при ливне и при дожде. Весь город абсолютно убежден: сброс воды с Неберджаевского водохранилища имел место. И сделано это было, как убеждены здесь многие жители, чтобы вода не пошла в сторону Новороссийска, где выстроены богатые коттеджи. Вот такая версия ходит.

И, действительно, откуда вообще могла пройти волна такой высоты и скорости?..

В большинстве домов люди говорят, что началось всё в 3.10-3.15 ночи в субботу, а в 3.30 вода уже была по грудь. А спасение начало приходить только к 10-11 утра... До этого момента сидели без помощи. Спасения не было никакого. Сирена на местном консервном заводе завыла только в 5 утра. До этого ничего...

Дмитрий Быков
Обозреватель «Новой»



promo novayagazeta сентябрь 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Почему затопило Крымск

Что стало причиной крымского наводнения и кто ответит за смерть более 170 человек. Специальный репортаж, 9 июля, утро

Возбуждено уголовное дело по факту массовой гибели людей во время наводнения в кубанском городе Крымске. Расследовать его будет Следственное управление СК РФ по Южному федеральному округу. В ночь с 6 на 7 июля в Крымске, Новороссийске и Геленджике выпало до 5-ти месячных норм осадков. Затоплено 5 тысяч домов. Но преступной безответственности государственных мужей простые люди противопоставили свой героизм. Крымск хоронит жертв и не может прийти в себя. Успокаивать народ ездит лично кубанский губернатор, которого освистывают. Люди не могут простить того, что их не предупредили о приближающейся воде. И только объективное расследование причин трагедии сможет разрядить обстановку.

Тьма воды

«Электричества нет, ночь, я ничего не могу понять.  Приоткрыл входную дверь, а волна хлынула внутрь. Мы давай собирать документы, а все плавает. Я схватил дочку на руки. Выйти уже не можем. Стали с женой кричать. Рядом на мосту какие-то люди. Давай швырять нам веревку, я поймал, и они нас тянуть стали. Я одной рукой держал дочь, другой веревку. Супруга сзади вцепилась.  А маму волной вынесло на крышу. Она там смогла зацепиться». Так эти страшные минуты вспоминает житель крымской улицы Троицкой Игорь Ткаченко.

«Дождь шел стеной, потоком, — рассказывает Ирина Дмитриева с той же улицы Троицкой. – После часа ночи вода во дворе стала по щиколотку. Мы с мужем решили пойти глянуть, что происходит на речке. Перешли через дорогу, а вода уже по колено стала. Решили вернуться, а вода уже по пояс. Вода стала подниматься прямо на глазах, это было видно. Мы тогда давай на мост, там возвышение. А если бы вернулись домой, погибли бы».

Жильцы многоэтажки по улице Вишневой, 1, спасли 70 человек. Водный поток нес людей мимо. Была придумана технология спасения: к концу веревки привязывается бутылка с водой, которая бросается как можно дальше. Человек, которого несет водный поток, эту веревку ловит, после чего несколько человек вытягивают ее на сушу.

Были и другие способы. «На фонарном столбе мужчина держался час сорок минут. Все время кричал, – рассказывает жительница улицы Вишневой Лариса Чуйко. –  Тогда парень выпил водки, сел в надувную лодку, к ней привязали трос, который держали восемь человек. Стали лодку спускать по воде к столбу. Мужчина на столбе не выдержал и ушел под воду, но парень в последний момент успел его схватить за руку. Как он смог в этой лодке удержаться, не знаю. Их обоих вытянули» (позже «Новая» попробует разыскать парня из лодки, потому что за такие поступки надо награждать).

После потопа

По официальной информации, высота волны в Крымске достигала восьми метров. Но, сметая на своем пути одни улицы, волна обходила другие. На улице Синева лежат искореженные заборы и помятые легковушки, а рядом на улице Ленина цветут клумбы и работают магазины. Это два разных города под одним названием.

На крымском автовокзале вместо пола – грязная жижа по щиколотку. В ней тонут разбитые банкоматы, компьютеры, кресла, холодильники для мороженого. Сейчас грязь пытаются смывать из шлангов, но, кажется, эта задача  непосильна. Зато через окно, выходящее на улицу, пассажирам продают билеты. Вокзал работает назло и вопреки беде. Как во время войны.

Через дорогу – гипермаркет электроники. На первом этаже — мешанина из компьютеров, стиральных машин и плазменных панелей пополам с пылесосами и тостерами. «У меня ущерб на 15 миллионов, — говорит владелец магазина Виталий Малютин. — Восстановить ничего невозможно. И я впервые не знаю, что делать».

За его магазином находится гипермаркет, у которого фактически нет одной стены.  А неподалеку на местном стадионе лежат вверх брюхом легковушки. Какой-то человек ходит по воде в забродах и уже нашел алюминиевую раковину.

Сейчас основная часть воды из Крымска ушла, есть мобильная связь и иногда интернет. Единственная проблема – отсутствие электричества. Некоторые ее решают с помощью генераторов. Но их тут катастрофически не хватает: судя по всему, закупать их районная администрация не думает. На улице Адагумской – отделение одного из краевых банков. Инкассатор выносит влажные тряпичные мешки. Я киваю на них: «мокрые деньги?». «Они еще и грязные», – вздыхает инкассатор.

Около этого же банка развернут пункт горячего питания, толпится очередь. Пищу выдают впервые, то есть два дня после наводнения люди оставались голодными. «Дали мне вчера сухие макароны, и что мне с ними делать», – возмущается в очереди крымчанин Евгений Милешный.

Неподалеку развернут другой пункт, волонтерский. Люди объединились через социальные сети, скинулись и купили продукты с одеждой, а затем привезли их сюда. Этот пункт начал работать на день раньше официального. Сейчас тут раздают питьевую воду и делают для пострадавших бутерброды. За счет генератора включены десятки розеток, где люди заряжают мобильники. «Местная администрация отнеслась к нам отрицательно. Сказали, что смысла в нашем пункте нет», – говорит волонтер Алексей Мандригеля.   

Правды полный пул

На площадь у местного ДК для разговора с народом прибыл кубанский губернатор Ткачев. Вместе с Ткачевым на трибуне вице-губернатор Хатуов, а рядом – когорта телекамер. За час до мероприятия эвакуатор привез на площадь военную полевую кухню. Сейчас площадь заполнена людьми. «Почему мэр сбежал перед наводнением? Знал заранее? Тогда почему нас не предупредил?», — злобно кричит бабушка губернатору. На Ткачеве начинает потеть рубашка.

«Когда начнете давать компенсации? Себе понастроили, а у нас дома нет!», — кричит женщина из толпы. Губернатор уверяет, что за каждого погибшего члена семьи выдадут по два миллиона рублей. Компенсацию же за разрушенное жилье будут рассчитывать, исходя из степени разрушения. Военно-полевая кухня одиноко стоит в стороне.

Народ зол. Люди считают, что цифра в 150 погибших занижена. «Седьмого июля часа в три дня я шел по улице Луначарского, – рассказал мне крымчанин Сергей Чуйко. — Видел, как эмчеэсовцы выносили из домов трупы, которые солдаты грузили в военные «Камазы». При мне трупами загрузили три «Камаза». И это только одна улица».

Тем временем, Ткачев срочно уезжает в другой район Крымска, поскольку у него «десятки таких же встреч». Полевую кухню грузят на эвакуатор и увозят вслед за ним. Очевидно, чтобы и на новой встрече показывать ему, что людей кормят.

Без предупреждения

Я разговаривал с десятками крымчан. Все утверждают, что о надвигающейся беде ни власть, ни спасатели их не оповестили. «Никаких оповещений от администрации не было. Работало сарафанное радио, люди другу-другу звонили, когда волна пошла», – говорит Владимир Мартаков с улицы Адагумской.


Collapse )

Крымск, 9 июля

Спецкор «Новой» Дмитрий Быков по телефону из Крымска: Только что вернулся от морга. На моих глазах туда внесли несколько новых тел… Фуры с погибшими прибывают постоянно...

К моргу никого не подпускают: стоит полиция и представители местной администрации. Последние говорят журналистам, что «брать интервью у людей, попавших в эту трагедию, нельзя...». Видимо, местная администрация таким образом заботится о нашей журналисткой этике… Тем не менее, люди сами бросаются к журналистам, просто подбегают к ним. Абсолютно никто из них не верит ни в официальные цифры, ни в официальные причины случившегося.

Кроме того, на сегодняшний момент известно, что долгие годы не чистилось русло реки Адагум, именно поэтому так быстро произошло переполнение: вода устремилась в реку, как в бутылочное горло. Там застревали куски заборов и деревья… 

Но это бы еще ладно. С этим когда-нибудь разберутся. Пока же совершенно непонятно, что будет в городе — большая часть Крымска до сих пор сидит без водоснабжения и без электричества. Это самое плачевное.

Правда, людей прививают от гепатита. И многие идут на это охотно, потому что вода в городе явно отравлена. 

В нижней части Крымска сейчас производится разборка завалов. Причем, силами самих жителей. Как говорят многие, от солдат пользы нет. Солдаты стоят рядом, а люди своими руками всё разгребают. Но по-прежнему очень многое делают сотрудники МЧС: спасают всех, кого только можно. Для поисков под завалами у них есть специальные собаки.

Сейчас, к сожалению, нельзя проехать в поселок Нижняя Баканка (в 15 километрах от Крымска – Прим. ред.) – там самые серьезные разрушения, а дорога разрушена.

Отсюда