August 11th, 2012

Как Мадонна в стоп-лист попала

Новости на ТВ все больше напоминают «Большую разницу»

Все ругают телевидение, а мне его прямо жалко стало на минувшей неделе. Ну ладно еще, когда в печально известные стоп-листы попадают Навальный, Ксения Собчак или Немцов — есть, как говорится, за что. Но когда в стоп-лист попадает Мадонна!

А они ведь, телевизионщики, наверняка готовились к самому подробному освещению ее визита в Москву — шеи заранее вымыли, провели творческий конкурс «Кто возьмет интервью у Мадонны». Все ж таки звезда мировой величины, а не «Бурановские бабушки», которые хоть и вышли тоже на международный уровень, но пока не успели там закрепиться, отвлеченные собственными огородами и крупным рогатым скотом.

Появись она в России с открытым сердцем — получила бы такой PR, о котором и мечтать не смела! Ведь на встречу с ней организаторы заранее отрядили лучших представителей российской элиты: Филиппа Киркорова, Диму Билана, Аниту Цой, Никаса Сафронова, телеведущую Оксану Пушкину, легендарную фигуристку Ирину Роднину. Это ж сколько по итогам этой исторической встречи могло появиться эксклюзивных ток-шоу на тему «Как я осчастливил Мадонну своим неподражаемым творчеством», сколько могло быть опубликовано фото «Я с Мадонной»! Облом, однако, вышел. Мало того что сама суперзвезда, если верить рассказам очевидцев, не оценила своего счастья и высокомерно пренебрегла драгоценными подарками — диском бывшего мужа Примадонны и альбомом рисунков выдающегося живописца современности. Так она еще и надумала поддержать кощунниц из панк-группы PussyRiot. То есть, грубо говоря, приперлась в чужой монастырь со своим уставом. А как поется в старой советской песне, «тем, кто носит свой камень за пазухой, очень трудно в деревне у нас».

И осталась она с РussyRiot(кстати, тоже PR), но без того PR, который она могла бы поиметь, будь она посговорчивей да погибче. А телевизионщики лишились хлеба своего, попутно лишив публику зрелища. О концерте и акции в поддержку панк-группы в день концерта более или менее подробно рассказали только в новостях НТВ. Остальные федеральные каналы либо вовсе промолчали, либо вскользь упомянули о проходящем в Москве концерте.

Могло быть и хуже, конечно, смонтируй телевизионщики кадры преступного выступления PRв ХХС встык со скандальными кадрами самой Мадонны, известной кощунницы, у которой тоже нет за душой нет ничего святого. Но мастера такого монтажа Аркадий Мамонтов, Алексей Пиманов и иже с ними, внеся свою лепту в дело борьбы с богохульством, отправились в заслуженные отпуска, а другим, видно, столь ответственную миссию не доверили. Зато в своих твиттерах сказали веское слово яркие представители политической и творческой элиты. В то время как во всем мире ширится движение в поддержку PussyRiotи за них уже заступились Стинг, Питер Габриэл, Стивен Фрай, Йоко Оно, Дени де Вито и даже депутаты немецкого бундестага, зампредседателя правительства РФ Дмитрий Рогозин написал после акции Мадонны: «Каждая бывшая б… с возрастом стремится читать всем лекции о морали. Особенно во время зарубежных турне и гастролей». Продюсер же Пригожин высказался еще более изысканно: «Вот сука конченая. Бабла выгребла и политический вопрос решила». Так что Мадонна, считайте, еще легко отделалась, не получив ожидаемого информационного сопровождения от главных телеканалов страны.

А телевизионщиков, работающих в информационных службах, все равно жалко: делать новости в атмосфере нарастающего абсурда — тяжелейший труд. Иногда лучше молчать, чем говорить и показывать. Даже беглая картинка из Хамовнического суда, где проходит суд над участницами группы PussyRiot, не говоря уже о редких прорывающихся в эфир синхронах из зала суда, способна поколебать уверенность даже самых непоколебимых в адекватности происходящего. Вот девушек, словно матерых уголовниц, ведут в наручниках десятки упитанных полицейских теть и дядь со зверской конвойной псиной на поводке, лай которой потом перекрывает выступление адвоката обвиняемых. А вот три хрупкие девушки сидят за стеклом, напоминая совсем не «прошмандовок», как назвал их в ток-шоу у Мамонтова наставник молодых и телеведущий Юрий Вяземский, а тех самых умниц из его собственной программы, которым он открывает дорогу в мир знаний. Впрочем, умницы-узницы по уровню своей образованности дадут фору многим воспитанницам Вяземского. А бедным корреспондентам приходится и этот плюс оборачивать в минус: типа, образованность свою хотят показать, цитируют Солженицына, Сократа и даже Ницше. И  — о, кощунницы — сравнивают себя с Бродским! Кстати, фильм о Бродском «Возвращение», показанный на этой неделе каналом «Культура», удивительным образом попал в контекст происходящего сегодня в Хамсуде, подтвердив правомерность сравнений и ассоциаций.

Или вот еще новость недели, с которой открывались выпуски новостей: Андрей Макаревич написал письмо Владимиру Путину, а тот, в свою очередь, ответил певцу, взволнованному масштабом коррупции в стране и призвавшему президента что-то с этим делать: «Ведь не настолько же вам наплевать на страну» (здесь ключевое выражение «не настолько же», которое почему-то мало кто заметил). Владимир же Владимирович, кривенько усмехаясь, заметил, что коррупция — очевидна, но неистребима, хорошо, что общественность в лице Макаревича к ней неравнодушна, и давайте все вместе с ней бороться и менять собственную ментальность. Да, и обязательно надо написать второе письмо бизнесменам, которые и провоцируют чиновников на откаты и взятки… Сказал это Владимир Владимирович и пошел, довольный: опять всех умыл! А телевизионщикам голову ломай — как все это показывать и комментировать, тем более когда абсурд из сюжета так и прет.

А монах на Валааме, попытавшийся приложиться к длани ВВП, которую (длань) наш «помазанник Божий» в ужасе отдернул? А неожиданное признание нынешнего президента в том, что приказ о начале «маленькой победоносной войны» с Грузией, по сути, отдал именно он, а не тогдашний президент России Медведев, что, в свою очередь, последний тут же опроверг? И ведь не задашь уточняющих вопросов, не сопоставишь сегодняшние и предыдущие выступления фигурантов истории: кто вы такие, телевизионщики, чтобы первых лиц государства на слове ловить?

Ох, нелегкая эта работа — из болота тащить… хоть какой-то смысл, сохраняя при этом серьезную мину на собственных лицах. «Большая разница» в сравнении с натуральными новостями отдыхает. Хотя сюжет «Мадонна с бывшим мужем Примадонны» — ее материал, конечно. «О, Филипп, на чем записать такое счастье?» — бормочет суперзвезда, падая в обморок от внезапно привалившей ей везухи и начисто забывая про каких-то там PussyRiot. А вокруг сотни телекамер!

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

promo novayagazeta 13:29, monday 26
Buy for 1 000 tokens
Скандал в «Роскосмосе»: исполнительный директор госкорпорации лишился должности из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко. Уволен последний космонавт в руководстве «Роскосмоса». Сергей Крикалев снят с должности…

Фарбер же....

8 лет в колонии строго режима – такой срок 11 августа получил сельский учитель и художник Илья Фарбер

Илья Фарбер перед оглашение приговора...(фото rus-sidyashaya.org)

Вердикт поражает жестокостью: никого не убивал, ни на кого не покушался, не покрывал ни чьих преступлений - человека обвиняли всего лишь в экономических преступлениях – «получении взятки» в 300 тыс. рублей и «превышении должностными полномочиями», да и обвиняли облыжно. Даже прокурор признал: Илья Фарбер страдает последствиями компрессионного перелома двух позвонков и у него двое несовершеннолетних детей. Правда, это не помешало прокурору потребовать 9 лет колонии «строгача». Судья смилостивился на год – 8 лет.

«Новая» уже не раз писала об этом деле. («Сын за отца», см. № 68 от 22 июня 2012, «Да не обращайте вы внимания на слова подсудимого», № 73 от 4 июля 2012). Если коротко: художник Илья Фарбер переехал из Москвы в Тверскую область – учить детей и произвел в селе Мошенка самую что ни на есть культурную революцию. Он преподавал ИЗО и литературу, зимой учил детей строить снежные горки, организовывал дискотеки. Местной администрации его активность нравилась так, что его попросили стать директором дома культуры, в котором тянулся безуспешный ремонт: субподрядчик просрочил контракт. Фарбер согласился, но, ознакомившись со сметами ремонта, понял: они раздуты, а выполненные работы весьма некачественны.  

Из бюджета администрация выделяла на ремонт 2,5 миллиона рублей, которые должны были пойти подрядчику — организации «Горстрой-1», ее возглавляет некто Горохов. Но Фарберу приходилось выполнять часть работ самому, нанимать людей за свои деньги, покупать стройматериалы, влезать в долги и даже несколько раз давать взаймы подрядчику. Горохов обещал: расходы возместит. Когда работы были почти закончены, Горохов вызвал Фарбера в офис — мол, за долгом, попросил подписать акт приемки работ, отдал долг - 132 600 рублей, а на выходе Илью задержали сотрудники Тверского УФСБ. Оказалось, Горохов написал заявление о вымогательстве.

Версия обвинения: Фарбер получил от субподрядчика 300 тысяч рублей за возможность продолжения работ, а затем - еще около 132 тысяч рублей за подписание акта. Но, как утверждают обвинение, работы были проведены не в полном объеме, и, подписав указанный акт, Фарбер причинил ущерб бюджету в сумме 941 тысяча рублей.

Фарбера арестовали в сентябре 2011 года. В редакцию пришел его сын - 18-летний Петя, со всеми документами, в числе которых: и раздутые еще до прихода Фарбера сметы, и экспертиза, назначенная следствием (про которую это следствие потом решило забыть), согласно которой, субподрядчик Горохов «недоделал» клуб как минимум на 1 млн рублей.

Петя сам пострадал от этого дела: его заманили к себе сотрудники тверского УФСБ, забрали паспорт и учинил допрос, требуя дать показания против собственного отца. Петя отказался – его обыскали, отобрали ноутбук и айфон и стали, по словам мальчишки, ему угрожать: отвезем в КПЗ, где останешься «для выяснения личности», а «остаться там можно насовсем». Затем – били, одели наручнику и продолжали требовать показаний, угрожая пытками. Петя выдержал – просто молчал (вернее, как может быть «просто» в такой ситуации?).

19 июня 2012 года в Твери начался процесс с участием присяжных. Он занял меньше недели и был «своеобразен»: общение прокуроров и судьи с присяжными оказалось нормой поведения (свидетели - журналисты и публика). Судья Владимир Андреев даже не удалял присяжных в совещательную комнату для вынесения вердикта, а попросил зал выйти вон. В итоге вердикт выносило не 12 присяжных, как положено по закону, а 16 – вместе с запасными.

Подсудимый Илья Фарбер был не допущен ни к составлению вопросов для коллегии, ни к оглашению опросного листа и напутственного слова присяжным… А потом подсудимого не пустили и вовсе - на оглашение вердикта.

Теперь о вердикте. Судья посоветовал присяжным в своем напутственном слове не обращать внимание на показания подсудимого. Итог: 8 из 12 (или все-таки 16?) присяжных сочли Фарбера «виновным» и «не заслуживающим снисхождения».

В середине июля судья Андреев должен был назвать срок, к которому он приговаривает Фарбера. Но собралось много журналистов и публики – судья открыл заседание, но через минуту его захлопнул. Однако в августе журналистов и публики пришло еще больше. И судья (можно, я применю непарламентское выражение?) просто – описался - он без всякого обязательного в таких случаях постановления просто всех – и журналистов, и публику -  выгнал из зала. Не услышали мы ни последнего слова Ильи Фарбера, ни того, как судья читал приговор. Выгонял нас конвой – как умел - не стесняясь в выражениях.

До того как нас, сотрудников СМИ и зрителей, выгнали, мы успели лишь послушать нынешнего директора «потерпевшего» дома культуры гражданку Фокину. Перемигиваясь с прокурором, та поведала о том, что после Фарбера клуб «понес существенный ущерб» и сейчас, сетовала Фокина, им даже «не на что сделать ремонт кровли и подвесного потолка». «На эти цели нужен миллион рублей!», - вздохнула она. И этот миллион, по ее словам, присвоил себе Фарбер. Роль того самого подрядчика Горохова госпожа Фокина вообще не затрагивала…

Прокурор Павел Верещагин, которого нам тоже удалось услышать, заявил: «деяния, совершенные Фарбером, представляют особую опасность», «это дело коррупционной направленности», и «Фарбер тем самым поставил под сомнение и подорвал авторитет власти». «Взыскать, - говорил этот персонаж, с Фабера, - 4 миллиона». Откуда такая цифра, если «ущерб», согласно материалам  дела, - 941 тысяч рублей?

Наверное, такая сумма образовалось по причине особенных способностей прокурора, который заявил: на аудиозаписи ему лично слышен хруст передаваемых денег - «Это хруст денежных купюр, я насчитал 30 хрустов по 5 тысяч», - говорил он присяжным…

- Я скажу главное, что хочется мне сказать… На моих глазах вся присутствующая здесь публика является свидетелями совершения преступления…- попытался сказать в последнем слове подсудимый, но его оборвал судья.

- Я вас прерываю, Фарбер!

Кто-то из публики тихо возмутился: «Человек имеет право на последнее слово».

- А теперь ВСЕ присутствующие покидают зал, - прошипел судья Андреев, а секретарь суда сообщила, что на приговор никто допущен не будет. «Паш, заходи!», – крикнула она прокурору и закрыла за собой дверь.

Через несколько минут мы узнали: Илью Фарбера приговорили не только к 8 годам строго режима, но еще и к штрафу в 3,2 миллиона рублей...

P.S. Семье осужденного, чье материальное состояние оставляет желать лучшего, удалось найти нормально адвоката – не по назначению. Сегодня же этот адвокат подал короткую кассационную жалобу на приговор. «Новая» будет следить за развитием событий.



«Бомба» на кладбище

Спецоперация против «Города без наркотиков» перешла все этические границы



Еще в начале прошлой недели стало известно, что Березовский городской суд дал разрешение на эксгумацию тела 29-летней Татьяны Казанцевой.

Казанцева умерла в екатеринбургской ГКБ № 40 17 июня, куда ее еще 10 июня доставили из реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Вскрытие показало, что причиной смерти девушки стал «инфекционный менингоэнцефалит». Эту же причину смерти констатировали еще две медицинские инстанции. Но силовиков, видимо, не устроило официальное заключение медиков. Решили провести эксгумацию. Родственники покойной возражали. Тогда следствие обратилось в суд, еще в конце июня. Суд отказал. В августе следствие повторно попыталось получить судебное решение об эксгумации. И хотя никаких иных доводов в повторном ходатайстве не было, новый судья оказался более «понятливым» и дал санкцию на эксгумацию.

Раскопать могилу Казанцевой должны были в субботу, 11 августа. Но силовики пришли на кладбище на два дня раньше.

Согласно УПК копии постановления об эксгумации направляются в органы местного самоуправления и администрацию кладбища. Также приглашаются на эксгумацию и родственники покойного — для опознания. Эти нормы закона следователи проигнорировали. Ни местные власти, ни администрация кладбища не были проинформированы об эксгумации Казанцевой. А родственников девушки не то что не пригласили, а даже не пустили на кладбище.

Рассказывает сестра Татьяны Казанцевой Марина:

— Следователи с июня добивались эксгумации, но мы были категорически против, и поэтому установили на могиле Тани сигнализацию. В четверг около семи утра сигнализация сработала. Мой брат поехал на кладбище, а там уже всё оцеплено. Около могил стоят автоматчики. Брат спросил, что происходит, ему ответили, что кладбище заминировано и они якобы ищут бомбу… Таню выкопали, привезли в морг. Раздели, вскрыли. Потом положили голую в гроб и повезли на кладбище закапывать.

В пятницу пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых фактически обвинил фонд «Город без наркотиков» и лично Евгения Ройзмана в «нагнетании обстановки»:

— Все действия происходили в рамках закона. Полиция обеспечивала исключительно охрану общественного порядка по просьбе следователей СКР, которые проводили эксгумацию. Разрешение на нее было получено в суде в установленном законом порядке.

А еще Горелых «проговорился», заявив, что, «исходя из предварительных данных, уже сейчас можно предположить, что результаты будут в некотором роде сенсационными».

О том, что это за «сенсация», стало известно буквально через несколько часов, когда на сайте следственного управления СКР по Свердловской области появился пресс-релиз, подписанный старшим помощником руководителя управления СКР Александром Шульгой: «По предварительным результатам проведенного судебного медицинского исследования тела умершей женщины, судебным медицинским экспертом «Бюро судебно-медицинской экспертизы» на теле умершей девушки обнаружены множественные кровоподтеки в области головы и конечностей».

«Сенсация» очень похожа на фальсификацию. Хотя бы потому, что, как я уже говорил, Татьяна Казанцева была доставлена в больницу 10 июня. За неделю до смерти. Девушку неоднократно осматривали врачи. Но никаких травм и кровоподтеков не обнаружили. Уже после смерти девушки три бригады врачей осматривали труп. И тоже ничего криминального не обнаружили. Получается, что девушку били после смерти?

Родители Казанцевой не сомневаются в причинах смерти дочери. При этом Леонид Казанцев рассказал, что незадолго до того, как Татьяна попала в реабилитационный центр фонда «Город без наркотиков», ее избили три наркомана. Избили, чтобы отобрать 1 тысячу рублей. И следы этих побоев еще оставались на теле девушки. Правда, ни у врачей, ни у родителей девушки не было никаких сомнений, что эти почти прошедшие синяки никак не связаны с болезнью девушки, тем более с ее смертью.

Но возможно, что следы именно этих побоев следователи и эксперты решили признать «свежими», — а значит, и «ройзмановскими», полученными в реабилитационном центре.

Смерть 29-летней наркоманки Татьяны Казанцевой стала поводом для масштабной проверки фонда «Город без наркотиков». Распоряжение о проверке выдал замгенпрокурора России по Уральскому федеральному округу Юрий Пономарев. К делу подключились и СКР, и МВД, и даже Минюст.

Один из руководителей фонда «Город без наркотиков» — Евгений Маленкин недоумевает:

— У нас в области более десяти случаев смертей от наркотиков, но что-то прокурор не дает поручений проверить, почему это произошло. А как только услышал про «Город без наркотиков», сразу воодушевился.

Еще в начале июля я предположил, что смерть Татьяны Казанцевой силовики используют для того, чтобы расправиться с Евгением Ройзманом и ликвидировать фонд «Город без наркотиков» (см. «Новую газету», № 72 от 2 июля 2012 года). Терпеть популярного в народе борца с наркобизнесом власть еще могла. А вот Ройзмана, превратившегося в яркого политического лидера, власть переварить уже не в состоянии.

Ирек Муртазин
Специальный корреспондент «Новой»,
блогерirek_murtazin