February 5th, 2013

Сталинградская битва в головах

Почему победу народа постоянно переименовывают в победу Сталина

Разумеется, волгоградские власти не стали бы принимать нелепое решение о переименовании Волгограда в Сталинград по «большим революционным праздникам» без одобрения, а то и прямого указания сверху. Их давно отучили от инициатив снизу – еще с тех времен, когда в 2001 году губернатор Николай Максюта вышел с инициативой о переименовании, и тут же был одернут из Кремля. Своя Сталинградская битва в номенклатурных интерьерах идет давно, но даже при советской власти этот сюжет трогать не решались. Как не решались потом в течение долгих постсоветских лет убирать вождя из мавзолея – лежит, каши не просит, лучше не расчесывать общественное мнение, мало ли что…

Так вот, и нынешняя история с переименованием, конечно же, закончится ничем. Даже несмотря на то, что она перешла на федеральный уровень, и формально (но не содержательно) высокие фигуры – спикер Совета федерации Валентина Матвиенко и председатель Центризбиркома Владимир Чуров – поддержали идею референдума на этот счет, а спикер Госдумы Сергей Нарышкин, осторожно отпихнув от себя взрывоопасный сюжет, сообщил, что это не вопрос парламента и его должны решить горожане.

Кстати, непонятно, причем здесь горожане. Возвращение имени Сталина на карту России – это общероссийский же вопрос, дающий сигнал посильнее возвращения советского гимна в 2001 году. Валентина Ивановна лукавит, приводя в пример станцию парижского метро  «Сталинград», названную так в 1946 году в честь победы в Сталинградской битве. Не победы Сталина, а общей победы цивилизации против варварства. И потом мы не в Париже. И у нас не битву будут вспоминать, если вдруг переименуют город, а Сталина. И это будет четкий сигнал о безоговорочном и окончательном развороте над Атлантикой нынешней власти в прошлое – идеократическую сатрапию. Не в уютный брежневский застой. Не в непоследовательную и невротическую хрущевскую эру, а в сталинскую эпоху.

Пока, подчеркиваю, – пока, нынешняя власть к этому не готова. А пышные торжества с диковатой дискуссией об отделении Сталина от Сталинграда хорошо отвлекают от стремящегося к нулю роста экономики, от неснижаемой инфляции (на экономическом языке сочетание этих двух факторов называется стагфляцией), от растущих тарифов, от штрафов за все хорошее и плохое, от судебного и полицейского произвола, от запрета носить белые ленточки на улицах и прочего абсурда, предмета зависти покойных Ионеско и Беккета.

На самом деле референдум не очень нужен власти. Его можно проиграть – если считать, что победа, в терминах начальства, это переименование в Сталинград. На федеральном уровне референдум не принесет успеха. Согласно опросам Левада-центра, число высказывающихся против возвращения имени Сталина (несмотря на то, что он – «имя России») Волгограду за последние 11 лет увеличилось, а число выступающих за – уменьшилось. В октябре 2012 года против высказывалось 60% респондентов, за – 18%. Разница слишком большая. И потом, чтобы провести федеральный референдум, надо, по закону, собрать живьем 2 миллиона подписей граждан.

Городской референдум провести вроде бы проще, но, судя по всему, власти не очень знакомы с мнением горожан на этот счет. Без социологической артподоготовки давать старт этой инициативе опасно.

Поразительна скорость, с которой официальные лица готовы отматывать историю назад, демагогически, как это делает Матвиенко, рассуждая о том, что в переименовании есть «как свои за, так и свои против». Причина тому – сама общественная атмосфера, которую власть отравила за последний год православным фундаментализмом, люмпен-пролетарской идеологией, русским национализмом и угрозами репрессий. Естественная составляющая формулы этого коктейля – сталинизм, вводимый в разное время в разных дозах.

Пожалуй, в дни празднования 70-летия битвы произошла передозировка, и опять победу народа переименовали в победу Сталина. Это – национализация Победы в Великой Отечественной в пользу узкой группы лиц. И это часть общего тренда – национализации частных активов в пользу узкой группы лиц. Национализация СМИ, национализация «элит», национализация мозгов, национализация (с одновременным воцерковлением) душ и даже национализация частной жизни, включая, страшно сказать, сексуальные предпочтения граждан.

Победу хорошо бы вернуть народу и истории. А не примазываться к ней всякий раз тогда, когда отмечается очередная дата. Надувая свою харизму и черпая дополнительную рейтинговую энергетику у «имени России».

Андрей Колесников


Buy for 1 000 tokens
Акция у Соловецкого камня пройдет в этом году в режиме онлайн. 30 октября 1990 года на Лубянской площади, в сквере возле Политехнического музея, усилиями совсем молодого тогда общества «Мемориал» был установлен Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в…