March 14th, 2013

Ротный рефлекс

Идеология «шарашки» (Сколково) и идеология «казармы» (научные роты) остаются ключевым мировоззрением правящего класса

Российская либеральная государственная мысль продолжает свои бесконечные блуждания между идеологией «шарашки» и идеологией «казармы». Вместо того чтобы наконец выпустить страну из ментальной тюрьмы, нам время от времени предлагают усовершенствованные (при прошлом президенте это, кажется, называлось «модернизацией») варианты тюрем для тех сфер человеческой деятельности, которые в принципе не дают результатов в неволе.

«Мы рассматриваем возможность создания подразделений, которым придумали пока рабочее название ― «научные роты» по примеру спортивных рот», ― высказал креативную идею один из редких относительно здравых людей в нынешнем руководстве страны, министр обороны Сергей Шойгу, на встрече с преподавателями и студентами Московского государственного технического университета (МГТУ) им. Н.Э. Баумана. По замыслу министра, в таких ротах «будут служить талантливые ребята, которые, не покидая университетских стен, будут вместе с преподавателями выполнять те работы, которые нужны Минобороны». Причем Шойгу даже пообещал будущим научным ротам в пока еще гражданских вузах собственный военный бюджет: «Мы готовы финансировать научно-исследовательские и конструкторские работы таких групп, но вправе ожидать от них понятные результаты, а не какие-нибудь фантазии».

Каждая такая инициатива рассматривается властью еще и как благодеяние. «Мы делаем вам шаг навстречу. Для нас было бы проще встретить вас в одночасье с новенькими дипломами, коротенько подстричь и отвезти туда, куда нам нужно, но нам сегодня нужен другой солдат ― подготовленный и высокопрофессиональный защитник Отечества», ― с генеральской прямотой сказал студентам Шойгу.

Недавно группа ректоров вузов (о чем писала «Новая») уже проявила творческую инициативу в логике той же идеологии «казармы», предложив Минобороны направлять учащихся военных кафедр на службу в армию во время летних каникул. То есть чтобы даже там, где военные кафедры еще остались, студенты все равно проходили девятимесячную срочную службу в армии непосредственно в частях ― по три месяца в год. И только оставшиеся три месяца, которых недостает до действующего пока (его тоже могут увеличить) годичного срока службы, засчитывать в счет обучения этих студентов на военной кафедре.

По направлению движения начальственной мысли научные роты вполне сочетаются, например, с уже случившимся торжественным открытием кафедры теологии в Национальном ядерном исследовательском университете МИФИ. И с инновационным центром «Сколково», в идеале очищенным от бюрократического произвола, а также законов и обычаев остальной России. Если нормальная жизнь ― то исключительно в резервации. Правда, об этом иннограде после разжалования президента Медведева в премьер-министры мы теперь узнаем исключительно по каким-то вялотекущим уголовным делам о растратах казенных средств, а не по информации о выдающихся научных открытиях или технологических прорывах.

В России идеология «шарашки» (Сколково) и идеология «казармы» (научные роты) остаются ключевым мировоззрением правящего класса по отношению к пространству свободной мысли и свободного обмена информацией, каковым является наука. Советская привычка воспринимать науку как придаток оборонной промышленности или абстрактные упражнения непонятных, да еще и часто нелояльных «чудиков», теперь дополнена единственной бесперебойно исполняемой путинским государством функцией — распилом бюджетов. В итоге не работает даже наука, заточенная на армию.

В современном мире ждать серьезных научных и технологических достижений от хождения строем или создания анклавов свободной мысли во внутренних двориках политической тюрьмы в высшей степени наивно. Наука и технологии, несомненно, не могут обойтись без государственной помощи, но давно стали трансграничными и развиваются в атмосфере невиданного прежде интенсивного информационного обмена — то есть в принципиально открытой и профессиональной, а не закрытой и кастовой среде.

Можно раз и навсегда освободить студентов от службы в армии. Но мы готовы только на научные роты. Можно эффективно организовать науку как отрасль, понимая, от чего можно ждать коммерческой отдачи, а что разумно финансировать без расчета на сиюминутную прибыль. Но мы ограничились подходящим для бесконтрольного освоения казенных средств проектом резервации «Сколково». Который к тому же по известным причинам теперь утратил свой и без того не выдающийся административный ресурс.

Нежелание власти выпустить страну из ментальной тюрьмы не дает шансов на полноценную жизнь в России профессионалам в тех сферах, где свобода является ключевым фактором достижения результатов. Научные роты здесь, возможно, и появятся, а серьезная наука — при нынешней ситуации — никогда.

Семен Новопрудский
Buy for 1 000 tokens
Акция у Соловецкого камня пройдет в этом году в режиме онлайн. 30 октября 1990 года на Лубянской площади, в сквере возле Политехнического музея, усилиями совсем молодого тогда общества «Мемориал» был установлен Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в…