December 24th, 2013

Как фигурант – фигуранту

или Кто подписал письмо о помиловании

В наше сенсационное время, когда что ни день – Сноуден, удивляться стало вредно для здоровья. Но тема Путин – Ходорковский бьет все рекорды детективности! Вот и еще одно лыко в строку. Неизвестный доброжелатель (ФСБ? ЦРУ?) прислал мне два текста, гарантируя их аутентичность. Первый не вызывает сомнений – это высказывания от первого лица (цитаты с датами и обстоятельствами произнесения, легко узнаваемы), второй требует подтверждения – это якобы репортаж из будущего (в сопроводительной записке говорится, что все это слово в слово будет произнесено вторым лицом в ближайшие недели). Было бы однако несправедливо скрыть это от читателей.

Путин о Ходорковском

«Известный фигурант находится в местах лишения свободы по приговору суда»… «В связи с арестом главы компании «ЮКОС» ко мне есть обращения руководства РСПП, а также некоторых политических деятелей с просьбой о встрече… Все спекуляции и истерики на этот счет просил бы прекратить, а правительство прошу в эту дискуссию не втягиваться»… «Рад поздравить коллектив ЮКОСа с десятилетием со дня образования компании. Грамотно используя современные научные и технологические достижения, ЮКОС уверенно движется по траектории стабильного роста»... «Может создаться впечатление, что государство хочет прекратить работу компании... Вряд ли государство может стремиться к тому, чтобы разрушить ее деятельность»... «Вот господин Мэдофф в Соединенных Штатах получил пожизненный срок, и никто не чихнул»... «Эффективная организация труда, высокий профессионализм и ответственность сотрудников позволяют компании не только удерживать, но и расширять свои позиции на внутреннем и международных рынках… Желаю коллективу… Доброго вам здоровья и счастья!» «Но, разумеется, судьба каждого человека, находящегося в местах лишения свободы, в любом случае должна быть подчинена действующему в России законодательству»… «Нет, я уж точно не загонял его в угол…Я, когда узнал о втором процессе, очень удивился, спросил, что за процесс, он ведь уже сидит свое. Какой второй процесс? Но если такой процесс идет, значит, в этом есть необходимость с точки зрения закона. Не я веду это дело!" «Я так же, как известный персонаж Владимира Высоцкого, считаю, что вор должен сидеть в тюрьме»... «Особое внимание государства должны привлекать случаи, когда в процессе дележа государственной собственности были совершены преступления против личности. В том числе убийства. Некоторые из арестованных – а это целая группа лиц – подозреваются именно в организации убийства»... «Так что есть суд, он у нас, как известно, один из самых гуманных в мире, это его работа. Я исхожу из того, что доказано судом»…«Уверяю вас, у нас ничего экстраординарного не произойдет...» «А что касается Ходорковского, то дело… в том, что он нарушил закон. Многократно и грубо. Больше того, часть группы, в которую он входил, обвиняется – и это судом доказано – в совершении преступлений против личности, а не только в сфере экономики. За ними убийства, и не одного человека»... «Это дело судебное, не буду вмешиваться, но у этого человека кровь на руках»… "Руководствуясь принципами гуманности, постановляю: помиловать»…

Ходорковский о Путине

- Бросается в глаза, что вы предельно тактично отзываетесь о том, кто продержал вас взаперти целое десятилетие. Когда вы находились в тюрьме, это было понятно. Но вы уже на свободе...

Этот вопрос был задан в ходе выступления бывшего политзаключенного в конгрессе США, многократно прерываемого аплодисментами сенаторов и членов палаты представителей от двух партий. Как отметили все мировые агентства, подобное единодушие - большая редкость в стенах Капитолия.

- Ситуация, действительно, деликатная, – ответил Ходорковский. - Вы должны понимать, что мы с Владимиром Владимировичем находимся в очень неравном положении. Он подписал мое письмо о помиловании. Я его - нет.

Collapse )
Buy for 1 000 tokens
Акция у Соловецкого камня пройдет в этом году в режиме онлайн. 30 октября 1990 года на Лубянской площади, в сквере возле Политехнического музея, усилиями совсем молодого тогда общества «Мемориал» был установлен Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в…

Алехина и Толоконникова встретились в аэропорту Красноярска

Об этом в своем твиттере написал супруг Толоконниковой Петр Верзилов. Также в Красноярск встретиться с девочками прилетел Денис Синяков, который работал фотографом  на судне экологической организации Greenpeace Arctic Sunrise. Синяков был отпущен под залог 18 ноября.

Верзилов рассказал, что встреча двух участниц Pussy Riot прошла радостно и очень хорошо. Надежда Толоконникова и Мария Алехина не видели друг друга 1,5 года.

Напомним, вчера обе девушки были освобождены по амнистии. Алехина была отпущена на свободу несколькими часами раньше, чем Толоконникова, и поэтому уже успела посетить Москву и вылететь в Красноярск.

Девушки вчера рассказали, что планируют заняться правозащитной деятельностью, чтобы привлечь как можно больше внимания общественности к жизни и содержанию осужденных российских женщин.

Фото: Петр Верзилов

Мария АЛЕХИНА: «В колонии я делала вообще все, что хочу»

Участница группы Pussy Riot считает, что на свободе сможет больше сделать


Мария Алехина и Надежда Толоконникова в Красноярске. На заднем плане — спецкор «Новой» Елена Костюченко. Фото: ИТАР-ТАСС

— Как ты оказалась на свободе?

— Меня вызвали в ДПНК, в дежурную часть. Туда постоянно вызывают. Взять объяснение, например, за сползший с головы платок. И вот в восемь утра меня вызвали. До комнаты обыска довели, она в двух шагах находится. И там объявили постановление об амнистии. Там были все замы, все возможные начальники разных служб колонии. Принесли мои вещи, мы пошли к машине. Меня до этого этапировали похожим образом. Но когда я увидела черную «Волгу», я, честно говоря, была удивлена.

— Ты ехала на заднем сиденье?

— Да. Там еще двое из конвоя сидели. Изначально была такая легенда, что мы едем в прокуратуру. А потом я смотрю: нет, мы едем не туда.

Высадили на вокзале, попрощались, пожелали удачи. Так это конвой. Он никогда ни при чем (смеется).

— Ты хотела отказаться от амнистии?

— Конечно, я хотела отказаться. Но это приказ для учреждения, а не для меня. В данном случае я просто фигура.

— Что ты почувствовала?

— Сумки почувствовала (смеется). Это похоже на кино. Очень кинематографичный момент был. Вообще в такие-то наиболее острые, яркие моменты я иногда чувствую отчуждение.

— Ты видела Филиппа за эти два года?

— Да, конечно, они приезжали. И в Березники, в Нижний приезжали.

— Его не напугала колония?

— Нет. Комната для свиданий — это же обычная комната, с кроватью, столом, даже с игрушками. То есть там ему понравилось, он ни разу даже не плакал. Он очень взрослый для своего возраста (Филиппу шесть лет — Е.К.). Просто удивительно. Очень серьёзный… Мне страшно, потому что, конечно, эти два года не могут не сказаться…

Collapse )