December 31st, 2013

Взрыв равнодушия

Апатичное, равнодушное к чужой беде общество России стало естественной, как ни парадоксально, преградой на пути террористов к достижению их цели

<img src="/views_counter/?id=61679&class=NovayaGazeta::Content::Article" width="0" height="0">

Второй взрыв в Волгограде, менее чем через сутки после первого прогремевший утром 30 декабря в заполненном троллейбусе, заставит силовиков рассмотреть версию о подготовленной серии терактов. На мой взгляд, это свидетельство того, что актив исламского террористического подполья на Кавказе продолжает неустанный, методичный поиск способов, позволяющих демонстративным терактам получить максимальный резонанс в российском общественном мнении. Но в условиях, когда техногенные катастрофы и террористические акты буквально перенасытили нашу информационную сферу, порог чувствительности основной массы населения повысился настолько, что главная задача террористов - причинить максимальный психологический дискомфорт, страх возможно большему количеству людей - становится почти недостижимой.

Неправильно сравнивать обстановку у нас с террором в развивающихся странах. Но по сравнению с цивилизованными государствами, в России куда чаще падают самолеты, тонут пароходы и взрываются троллейбусы. Часто это мало кого трогает: рестораны и бары полны, устроители концертов и шоу даже не морщатся, сами события сползают с первых полос СМИ в считанные часы. Апатичное, равнодушное к чужой беде общество России стало естественной, как ни парадоксально, преградой на пути террористов к достижению их цели.

В нашей стране нет закона, точно определяющего число жертв, после которого президент объявляет национальный траур. По практике, должно погибнуть более 60 человек. Но есть существенная деталь: в национальный траур с ТВ снимают все развлекательные программы.

Я думаю, именно этот нюанс лег в основу планирования серии террористических актов в Волгограде. Если все население России в новогоднюю ночь останется без развлекательных шоу, составляющих, например, в провинции основное содержание нехитрой семейной программы в ночь с 31.12.2013 на 01.01.2014, то теракты будут иметь оглушительный резонанс за каждым праздничным столом.

Да, меньше пострадает «креативная» часть населения, но до нее и террористам нет дела – все остальные россияне, наблюдая гипотетические скрипичные концерты, могут только пить и ругать власть.

Граждане Израиля, живущие от теракта до теракта десятилетиями, выработали свою норму поведения: жизнь продолжается, несмотря ни на что, - зачастую демонстративно, но с болью в душе. В России же жизнь не замечает ничего вокруг…

И предполагаемые цели террористов на первоначальном уровне достигнуты. Во-первых, в Волгоградской области траур уже объявлен, и два с половиной миллиона ее жителей проведут новогоднюю ночь так, как я описал. Во-вторых, президента Путина поставили перед дилеммой - объявить траур и лишить всех праздника или продемонстрировать всему миру, а главное - избирателям, свое равнодушие к трагедии своих граждан.

Валерий Ширяев

заместитель директора АНО РИД «Новая газета»

Buy for 1 000 tokens
Акция у Соловецкого камня пройдет в этом году в режиме онлайн. 30 октября 1990 года на Лубянской площади, в сквере возле Политехнического музея, усилиями совсем молодого тогда общества «Мемориал» был установлен Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в…

Волгоград ждет худшего

В тревожном ожидании миллионный Волгоград будто бы сжался, ожидая, что трагедия повторится еще раз. Репортаж спецкора «Новой» Павла Каныгина 

<img src="/views_counter/?id=61684&class=NovayaGazeta::Content::Article" width="0" height="0">


Фото: @ULIANOV24

Зевак почти нет. У оцепления семьями по двое-трое молча стоят только жильцы соседнего дома с выбитыми стеклами — троллейбус взорвался прямо перед ним, в двадцати метрах. Развороченный, с торчащими частями каркаса он так и стоит на остановке. Вокруг красные пятна, фрагменты салона, из киоска рядом вывалились продукты.

Немногочисленные прохожие — одни с продуктовыми сумками, другие с собаками на поводках, а больше никого нет — огибают полицейское оцепление проулками и, ускоряясь, скрываются в серых подворотнях. Никто не фотографирует даже на телефоны — идут быстрым шагом, не оглядываясь.  Стоят только жильцы дома с выбитыми стеклами.

Трое парней лет 20-ти в спортивных штанах растеряно всматриваются в обгоревший троллейбус. Тоже молчат.

— Чё теперь делать-то? — говорит вдруг один из них, в черном пуховике. — Как жить?

— Погоди жить, — негромко откликается сосед с пакетом. — Еще взрыв будет.

— Я говорю: зачем это все надо, — не слышит в пуховике. — Что они хотят?

— Нагнуть нас хотят. Сломать! — объясняет сосед с пакетом.

— А чё делать-то?!

— Мужик тут подходил, сказал, что резать их всех надо. Но не вариант это, я считаю. Колян, ты же видел мужика этого? — спрашивает третьего парня тот, что с пакетом.

— Да это Миша с углового. Бухой уже. Кого он резать-то пойдет там на…? — отзывается Колян. — Чернож… его самого порежут!

Когда троллейбус взорвался, Колян, студент Энергетического колледжа, спал у себя в комнате. Стеклопакет кусками вышибло ему на пол и кровать. В комнату залетел кусок металлической обшивки и воткнулся в шкаф. В оконном проеме парень увидел, как из троллейбуса выползают окровавленные раненые. Выбраться наружу людям помогают прохожие. У остановки тормозят на своих машинах волгоградцы, и раненых грузят им на задние сиденья… Придя в себя, парень решил взять бинты и рвануть к троллейбусу тоже.

— Но когда нашел бинты, там уже скорая приехала и все оцепила полиция, — переживает Колян.

— Ты ж говорил, тебя матушка не отпустила? — вмешивается парень с пакетом.

— Да чё ты сейчас начинаешь! — говорит Колян. — Я все равно бы вышел!

— А отмечать Новый год будете? — зачем-то спрашиваю на прощание компанию.

—Да никто уж не будет, — вздыхает парень с пакетом. — Так, выпьем, конечно, посидим. Но как тут праздновать-то теперь.

Collapse )