March 15th, 2014

Парадокс РПЦ

Современная церковь в России — важнейший продукт модернизации страны.



Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

В нашем обществе трудно найти что-нибудь более консервативное, чем РПЦ. Однако на самом деле современная церковь в России — важнейший продукт модернизации страны. И весь тот православный фундаментализм, который она несет с собой, — типичный признак модернизации.

Сто лет назад русское общество реагировало на модернизацию так же, как другие европейские страны реагировали на нее в XVIII—XIX столетиях. Над верой смеялись, церковь презирали за консерватизм, а из некоторых семинаристов получались самые радикальные революционеры. Одновременно общество, растерявшееся от обилия перемен и нуждающееся в новой духовной опоре, обращалось к светской религии — к вере в светлое коммунистическое будущее.

Многие мыслители — от Федора Достоевского до Эриха Фромма — писали, что человеку трудно переносить свободу. В любом модернизирующемся обществе есть большое число людей, не готовых принять ответственность за жизнь на самих себя, а потому нуждающихся в христианских, националистических или коммунистических духовных скрепах (как это принято ныне называть). Отличие СССР от успешных западных демократий состояло в том, что у нас духовные скрепы имени Ленина—Сталина не подпирали модернизацию, а почти полностью задавили ее. В результате модернизационный проект пришлось с 1985 года реализовывать по-новому, и, соответственно, опять встал вопрос о том, во что будут верить новые поколения людей, растерянных и дезориентированных быстро идущими преобразованиями, которые обществу трудно осмыслить.

Collapse )
promo novayagazeta 19:01, monday 16
Buy for 1 000 tokens
Собираем настоящие открытки читателей с поздравлением Михаилу Горбачеву. «Новая» — доставит. Михаил Горбачев. Фото: Катя Рерберг / специально для «Новой» Он остановил войну. Он спасал мир от ядерной угрозы. Он открыл миру Россию, а Россию — миру.…

В Харькове освободили всех заложников «Правого сектора»

В Харькове завершилась операция по спасению заложников, взятых в плен боевиками «Правого сектора».

«Задержано порядка 30 человек, сейчас подсчитываем точное число», - заявил глава МВД Харьковской области Анатолий Дмитриев. Он отметил, что сейчас устанавливаются личности захватчиков, однако «паспортов у них нет».

Сегодня ночью в Харькове произошли столкновения между националистами и горожанами, не признающими власти в Киеве. Два человека были убиты из огнестрельного оружия, еще двое - пострадали, сообщает ИТАР-ТАСС.

В заложниках у боевиков, забаррикадировавшихся в здании «Правого сектора», находилось три человека: двое охранников здания и один милицейский, пришедший на переговоры. По словам мэра Харькова Геннадия Кернеса, одного из заложников (охранника) боевики согласились отпустить добровольно. Двух других - удерживали до последнего.

Рамзан Кадыров: «Я герой России»

Рамзан Кадыров, комментируя свое попадание в неофициальный «черный список» ЕС, заявил, что гордится данным обстоятельством.

- Ради своей страны я готов на все, - заявил он газете «Известия». - Я патриот России, я Герой России.

По словам Кадырова, «бандеровцы убивают ни в чем неповинных людей, а Европа и США принимают у себя главных террористов». «Я никогда не хотел в Европу и Америку», - заявил глава Чечни.

В «черном списке» ЕС, который может быть принят в скором времени, как утверждают источники СМИ, фигурируют имена директора ФСБ Александра Бортникова, вице-премьера Дмитрия Рогозина, журналиста Дмитрия Киселева и других.

Неототалитаризм

Во имя сохранения собственной власти Кремль лишает Россию будущего, обрекая ее на существование в качестве сырьевого придатка, в котором нет элиты, а есть только верхушка.

На наших глазах обретает окончательные черты неототалитаризм образца XXI века. Неототалитарные режимы и идеологии довольно сильно отличаются от своих тоталитарных предшественников.

Все тоталитарные режимы XX века, и в первую очередь сталинский СССР, исходили из идеи своего абсолютного превосходства над Западом и намерены были его завоевать.

Неототалитарные режимы начала XXI века существуют на то, что они вывозят на Запад сырье и импортируют все остальное. Соответственно, они не собираются завоевывать Запад. Иначе им негде будет покупать айфоны и некому будет отделывать золотом их унитазы. Их воинственная риторика — это не подготовка к войне, а просто способ погрузить свой народ в пучину паранойи.

Соответственно, все эти государства, парагосударства и идеологии, будь то Венесуэла, Иран, «Конгресс исламских судов», салафиты или «нашисты», не провозглашают технологического превосходства над Западом. Они провозглашают свое моральное над ним превосходство. Они не говорят: «Наша наука и экономика лучше». Они говорят: «Они богаче, но мы духовнее».

Collapse )

Европа: кризис доверия к России. Даже у обывателей

Пока новости из Крыма продолжают усиливать негативный образ России у европейского обывателя.

В Европе и без официальных санкций становятся все более очевидными последствия «крымского кризиса» в виде роста антироссийских настроений.

Еще накануне сочинской Олимпиады немецкая социологическая служба Infratest dimap проводила опрос о доверии граждан Германии представителям других наций. Тогда русские получили 18% по сравнению с 40% в 2009 году. Совсем свежие замеры социологов опустили нас уже ниже 10%, а почти 38% немцев поддержали экономические меры воздействия на Россию.

Английская газета Sunday Times попыталась выяснить мнение британцев о событиях вокруг Крымского полуострова. Результаты показали, что 42% опрошенных высказались за экономические санкции в отношении России, 26% одобрили бы военное вмешательство на стороне Украины и лишь 3% проявили симпатию.

Collapse )