November 10th, 2014

ФОМ исследовал отношение граждан к полиции

Им уже больше доверяют. Но еще побаиваются.

Александр НИКОЛАЕВ / Интерпресс / ТАСС

Взаимоотношения жителей России и правоохранительных органов страны — одна из самых больных тем нашего общества. Многочисленные опросы ведущих социологических центров на протяжении последних лет демонстрируют печальную картину: граждане относятся к этим органам с недоверием и даже с опаской. Они обвиняют их в неэффективности и невнимании к проблемам безопасности простых граждан, чувствуют свою незащищенность от их произвола (с которым сталкивались сами или о котором просто слышали или читали в прессе), а также уверены, что эти органы коррумпированы.

Тревожные показатели степени отчуждения российских граждан от правоохранителей (в первую очередь от милиции/полиции, с которой чаще всего им приходится иметь дело) достигли пика в последние годы пребывания в кресле министра внутренних дел Рашида Нургалиева, который занимал его с марта 2004 по май 2012 года, когда его сменил на этом посту Владимир Колокольцев.

Collapse )
promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Секс в законе

Зачем депутаты лезут к нам в постель: версии историков, политологов и сексолога.


Полиция нравов, которую не так давно предложил учредить главный российский гомофоб Виталий Милонов, уже существует. В государственных стенах она выносит моральные вердикты и штампует запреты. Законодательные предложения депутатов и чиновников касаются всего подряд — секса, семейных отношений, религии, искусства, школьных учебников, идеологии, прессы, интернета. Это вполне можно считать начавшимся постепенным дрейфом из авторитаризма в тоталитаризм. Ведь, как известно, одним из признаков тоталитарного режима — в отличие от авторитарного, в котором, как правило, контролируется только политическая жизнь, — является регламентация всех сфер общественного бытия и сознания.

«Новая газета» решила изучить запретительные инициативы депутатов и чиновников за последние годы, чтобы разобраться, что на уме у государства и каким должен быть идеальный гражданин путинской эпохи.

В последние годы депутаты все чаще и чаще пытаются залезть в постель к налогоплательщикам. Они решают, с кем и насколько громко следует заниматься любовью, какое носить белье, а гомофобия и вовсе стала частью государственной идеологии.

Зачастую подобные «антисексуальные законопроекты» не претворяются в жизнь. Однако мысль, сказанная вслух с депутатской трибуны, имеет продленный эффект и ведет к творчеству масс и чиновников на местах. При этом моралистская риторика завораживает общество и отвлекает его от насущных проблем.

Collapse )

ТОП-18+ антисексуальных инициатив

Август 2012-го. Депутат ЗакСа Санкт-Петербурга Виталий Милонов предложил обязать организаторов различных мероприятий заранее предупреждать о наличии сцен сексуального характера или насилия. Поводом для разработки законопроекта стал скандал вокруг концерта Мадонны в Северной столице. Милонов назвал певицу, которая публично поддержала секс-меньшинства в России и показала публике ягодицы, «ярмарочной стриптизершей».

Август 2012-го. В том же месяце Милонов выступил с другой скандальной инициативой. Он предложил запретить аборты, а также внести изменение в Конституцию с тем, чтобы придать эмбриону c момента его зачатия статус гражданина.

Сентябрь 2012-го. Петербургские депутаты предложили внести поправки в «Закон о тишине». По словам депутата Алексея Тимофеева, ситуации, когда люди громко занимаются любовью или стучат наручниками, могут создавать проблемы для соседей.

Февраль 2013-го. Виталий Милонов потребовал закрыть музей эротики в Санкт-Петербурге, запретить секс-шопы, стриптиз-бары в России, а их сотрудниц отправить «работать в колхозные поля».

Collapse )

Налоги платят колбасой

Донецкий бизнес лежит в руинах — а еще и ДНР кормить надо. Средства на государственное строительство берутся прямо из касс магазинов.

REUTERS

Пушки не умолкают целыми днями. Постепенно к их уханью начинаешь привыкать, а потом его и вообще уже не замечаешь. Мы едем к Вадиму, предпринимателю, который владеет несколькими магазинами в Донецке и области, сдает в аренду торговые площади. Офис его находится в двухэтажном здании в Киевском районе. Знакомимся под звуки артиллерии, которую здесь слышно, как будто стреляют вблизи (хотя до аэропорта, места, где не прекращаются бои, около 4 км).

— Это пока ерунда, — говорит Вадим. — Это бубочки, мы здесь их так называем.

— Что значит «бубочки»?

— Ну значит — где-то бахает и бухает. А не ерунда — это, например, вот видите — дерево. Мы теперь молимся на него. Летом к нам сюда мина залетела и ударила прямо в него, прямо в ствол. А если бы не дерево, то она попала бы в само здание.

Вадим показывает обрубок березы. Осколками побило стекла. Видно, что мины ложатся здесь вообще нередко. У дома по соседству пробило стену на девятом этаже. Местные говорят, что погибло три человека. Досталось и зданию типографии, которая также неподалеку.

Collapse )

Тролли исполняют...

Мурманского блогера обвиняют в экстремизме за не принадлежащее ему высказываниею. 

— Зачем ты в это полез?

— Мир хотелось изменить, — улыбается. Худенький паренек, невысокий, говорит тихо, чуть застенчиво — типичный «ботаник». По профессии — историк. В виртуальную реальность с головой Саша Серебряников нырнул, не будучи айтишником, что, возможно, и сыграло с ним злую шутку. Слабая защищенность сайта, по его словам, обернулась взломом, а тот, в свою очередь, — уголовным делом. Мурманского блогера, за несколько лет ставшего популярнее иных официально зарегистрированных СМИ, обвиняют в экстремизме. Дело — в суде.

Collapse )

Снять проклятие деспотии

Какой урок мы можем извлечь из опыта Туниса.

Украинская революция по своему дискурсу не только демократическая и национально-освободительная, но прежде всего нравственная — потому и получила имя революции достоинства. И сейчас ценностный конфликт — одна из самых острых и болезненных сторон российско-украинского противостояния.  Реакция россиян и украинцев на революцию и российскую интервенцию показала, что существует колоссальный разрыв между политическими ценностями двух народов. Этот разрыв может превратиться в пропасть, непреодолимую в обозримом будущем. Судя по динамике общественного мнения, россияне все больше предпочитают свободе слова и честным выборам «закон и порядок», а демократии — сильного лидера.

Даже в случае трансформации или смены режима, от дворцового переворота до революции, новая власть будет формировать политику с учетом ценностных ориентиров большинства населения. Это подтверждают заявления Михаила Ходорковского и Алексея Навального по поводу статуса Крыма. Презрение большинства граждан РФ к демократическим ценностям, при крайне смутном о них представлении, делает любую новую элиту заложниками популистской архаики и ставит крест на перспективе демонтажа «глубинного государства» спецслужб даже в отдаленном будущем. Ликвидация ценностного разрыва РФ со странами первого мира «изнутри» маловероятна и после гипотетической смены режима. «Ценности россиян блокируют демократию» — таков был лейтмотив участников круглого стола «Есть ли у россиян прививка от демократии?», проведенного на прошлой неделе фондом Гайдара.

Collapse )

Нерусский гендер

Национализм, если отбросить шелуху, — это для угнетенных. Для тех, кто столкнулся с угрозой утраты идентичности. Поляки весь девятнадцатый век были зверскими националистами, потому что Россия, Австро-Венгрия и Германия, разделив Речь Посполитую, хотели сделать из них россиян, австрияков и германцев соответственно. Тут или люби нацию вплоть до терроризма и организации польской «Аль-Каиды» с филиалами от Тихого океана до Атлантического, или забывай язык, меняй вероисповедание, бери новые имя и фамилию. Был, допустим, Влодзимеж Млодзеевский, а станешь Иваном Кулебякой. Или Гансом Отто Штрюмером. Выбирай на вкус. У Достоевского в «Записках из Мертвого дома» упоминается группа польских «политических преступников» как обычная часть российского тюремного пейзажа.

Сербы, если бы опустили руки, превратились бы в подобие турок, как это произошло с боснийцами. За пятьсот лет мусульманской оккупации им пришлось стать ярошами и бандерами, чтобы сохранить себя. То же самое с болгарами, чехами, мадьярами. У финнов — или стань шведом, или стань русским, или хватай ружье и прыгай в окоп на линии Маннергейма. Куда бы мы ни посмотрели, какой бы народ ни взяли, истоком дискурса национальности оказывается сопротивление малых народов, находящихся в подчинении у империи, мероприятиям по ассимиляции.

Collapse )