March 29th, 2015

Начали путать следы и факты

Когда вокруг расследования политического убийства возникает множество слухов и публикаций с дезинформацией, пора искать — кому это выгодно.

Восстановление мемориала на месте убийства. В. Кавтарадзе / «Новая»

Со дня убийства Бориса Немцова прошел месяц. Который последовательно в себя вобрал: первый шок (и общества, и власти), стремительный поток безумных версий и конспирологических предположений, игрушечные расследования криминалистов-любителей и реальные аресты подозреваемых, случившиеся так стремительно, как никогда не происходило в истории российских политических убийств.   Затем, когда стало ясно: следы организатора ведут в Чечню, Кремль взял паузу, затянувшуюся длительнее, чем требовал Станиславский, что породило несколько явлений. С одной стороны, усилились выкрики «Не верю!» по поводу перспектив расследования, с другой — в прессе (даже в качественной) началась свистопляска со всевозможными «утечками» от «источников, близких к…», что все отчетливее напоминает признаки пиар-кампании, цель которой: дискредитировать следствие, а также запутать общественное мнение и тех, кто принимают решения.

Кому выгодно? Не только заказчику и адвокатам арестованных, но, очевидно, и тем представителям властной элиты, что решили «простить» случившееся, руководствуясь принципом выбора из двух зол (в их, разумеется, понимании): лояльные убийцы или нелояльная оппозиция, которую хотелось бы и дальше удерживать в ежовых рукавицах в преддверии выборов.

Околовластные гопники, разгромившие «народный мемориал» Немцова и грозившие убийством либеральным журналистам после нацистской сходки в Питере, сигнал поняли верно. Тем более что    Кремль по-прежнему продолжает держать паузу: и ожидания от коллегии ФСБ, директор которой в свое время представил президенту полный расклад по убийству, остались лишь ожиданиями. Президент, в отличие от коллегии МВД, когда было известно еще не все, говорил о чем угодно, но только не о самом громком политическом убийстве в истории Российской Федерации.

Что имеем на сегодняшний день — попробуем отделить факты от полуправды и дезинформации.

Collapse )
Buy for 1 000 tokens
Благотворительные фонды обратились к президенту за препаратами для онкобольных. Благотворительный Фонд Константина Хабенского вместе с фондами «Подари жизнь», «АдВита», организацией «Энби» и другими пациентскими и родительскими сообществами и организациями…

Бесстыдство и отчаяние

О боли своей читатель "Новой" поведал под никнеймом. Ему стыдно за собственную страну, но страшно засвечиваться перед "патриотами", готовыми бить, а то и стрелять. Цинизм и бессердечие себя не скрывают. Они "в тренде", они горделиво выступают под собственным именем: высшее образование, отменное знание английского, работа в сфере космических технологий...
Nemzov
От звезд до бездны, все на одной странице, в одной бомбе замедленного действия... Рванет?

Сергей Золовкин
соб.корр. в Германии и модератор обсуждений в электронных выпусках "Новой газеты"

Мемориальная война


Восстановление «народного мемориала» на Большом Москворецком мосту. Фоторепортаж Виталий Кавтарадзе

В делах и речах правительства столько истерии», — писал в своем дневнике филолог Виктор Клемперер, пытавшийся распутать риторические ходы ультраправой идеологии в Европе 30-х годов прошлого века. Дневник в итоге был издан как замечательная книга «Язык Третьего рейха». В ней автор подмечает, что нацистские власти с самого начала создавали плотную атмосферу страха, словно в голливудских триллерах, и создавать ее могли только те, которые отчаянно боялись сами. Аналогия современной России и поздней Веймарской республики, увы, успела стать избитой, и злоупотреблять ею не следует. Однако все режимы, опирающиеся на правый популизм и риторику национального возрождения, имеют общие черты. Например, они не доверяют собственному народу, догадываются о своей нелегитимности, а еще боятся.

Collapse )

К итогам «телочкогейта»

Скандал вокруг публикаций «Медузы» — хороший знак для общества.


Портал «Медуза» выпустил материал о том, как не быть сексистом в России. Очевидно, они обнаружили тренд — о проблеме гендерной дискриминации действительно начали говорить. Заметить тренд удалось, а вот почуять его и оседлать — нет. Вместо действительно важных проблем (насилие физическое и сексуальное, «стеклянный потолок» в карьере, разница в зарплатах и так далее, и полное отсутствие интереса к этим вопросам у большинства мужчин) материал освещал вопросы этикета: кто за кого платит в кафе и как подавать пальто. Кроме того, на выходе, при репосте «ВКонтакте» и «Твиттере» (но не в Facebook, что примечательно) текст был снабжен комментарием:

Collapse )

Клизма от «вируса либерализма»

Участники Московского экономического форума на площадке МГУ намерены освободить экономику страны от гнета «вашингтонского консенсуса» — «если получится, без революций».


Сергей Глазьев, один из фронтменов МЭФ-2015 в МГУ / Официальный сайт мероприятия

«Страна может испытать длительный период мощного экономического подъема. Нужен только новый, разумный, созидательный экономический курс», — воодушевленно анонсировал III Московский экономический форум (МЭФ) в своем ЖЖ Константин Бабкин, один из его организаторов и президент промышленного союза «Новое содружество». МЭФ-2015 проходил в столице 25 и 26 марта на территории Ломоносовского корпуса МГУ. Более двух с половиной тысяч участников, среди которых — неумолимые борцы с «неолиберальной диктатурой» и «рыночным фундаментализмом», собрались на площадке главного вуза страны, чтобы представить российскому обществу собственную программу реформ под названием «Новый курс».

Пантеон ультраправых на мероприятие вроде бы приглашен не был, но зато специальным гостем неожиданно стал бывший «народный губернатор» Донецкой республики Павел Губарев.

Collapse )