May 8th, 2016

«Дебаты о прошлом заслонили собой понимание настоящего»

Психолог и культуролог Александр ЭТКИНД — о ценности чувства вины, о возможной новой функции мавзолея, а также о том, почему в России научная литература такая скучная.



Эткинд —  петербуржец по рождению, ныне профессор Европейского университета во Флоренции. Темы его многочисленных книг всегда очень точно выбраны: за каждой — важная травма «коллективного бессознательного» России.

Монография Эткинда «Кривое горе. Память о непогребенных» вышла в «НЛО». Ее тема — непроговоренность горя, неоплаканность миллионов жертв советского периода, отказ социума от общего осознания вины. И, как следствие, — невозможность проститься с горем, грехом и эпохой. «Неотпущенное» прошлое длится, делит потомков три поколения спустя на разные лагеря в «войнах памяти», возвращается в странных и страшных формах культурной памяти о неизжитом.

Нашу память о терроре сегодня Эткинд сравнивает с дискуссиями о нацизме и «неспособности скорбеть» в Германии 1960-х. Впрочем, у нас остается надежда на будущие трансформации.

Александр ЭТКИНД ответил на вопросы «Новой газеты».

Collapse )
promo novayagazeta 10:01, tuesday 9
Buy for 1 000 tokens
Нужно, чтобы поправки разрабатывали те, кому здесь жить. Пакет президентских поправок в Конституцию можно разгромно критиковать с разных точек зрения — он неясный, внутренне противоречивый, не имеет ничего общего с обеспечением гражданских свобод, разделением властей, безопасностью и…

Убитые, забитые и забытые

Не пора ли вспомнить о героизме советских военнопленных, остарбайтеров, окруженцев — жертв и героев Великой Отечественной войны?
«Ненависть». Рисунок Евгения Кобытева из цикла «До последнего дыхания»
Фото: РИА Новости

Вот два документа — две яркие картинки, обе из Минска.

Первый — от 10 июля 1941 года. Минестириальрат К. Дорш — наверное, первый берлинский чиновник, посетивший лагеря для военнопленных на оккупированных советских землях, — пишет рейхсляйтеру Альфреду Розенбергу:

«В Минском лагере для советских военнопленных на площади размером с Вильгельм-платц содержится около 100 000 военнопленных и 40 000 гражданских лиц. Зажатые в этом тесном пространстве пленные не имеют возможности даже пошевелиться и вынуждены справлять свои естественные нужды тут же, где стоят. <...>

Проблема обеспечения военнопленных питанием практически неразрешима, часть из них уже от 6 до 8 дней ничего не ела и, пребывая в вызванном длительным голодом состоянии зверской апатии, одержима только одной страстью: раздобыть что-либо съедобное. Гражданские пленные — это мужчины в возрасте от 15 до 50 лет из Минска и его окрестностей. Их питание, в случае если они из Минска, осуществляется исключительно за счет их родных. <...> А по ночам остающиеся голодными цивилисты нападают на заправившихся продовольствием и бьются насмерть за кусочек хлеба.

Для слабой охранной команды, денно и нощно несущей свою службу, единственно возможным языком остаются их ружья, применяемые безо всякой оглядки».

Вторая картинка.

Collapse )

Умирающая деревня. Перед Днем победы



«Колхоз развалился, все и уехали» — рассказывает мне через окно местная жительница. В Пустошке Селижаровского района Тверской области домов 70, но жителей осталось всего в трех — и еще в пару иногда приезжают дачники. Тут же рядом еще две деревни с таким названием, но вымерших целиком.

Леса вокруг изрыты окопами — здесь были тяжелейшие бои, эти земли были оккупированы. Деревенский памятник солдату поддерживают в порядке, этим занимаются школьники и чиновники из деревни Оковцы, одной из немногих живых в округе.

Евгений Фельдман
Фотокорреспондент


Collapse )

Зачем прокурор Марков приходил в СИЗО?

Месяц назад члены ОНК Москвы встречались с заместителем прокурора города Борисом Марковым для обсуждения ситуации в московских СИЗО. Сразу скажу: Марков произвел на членов ОНК весьма благоприятное впечатление — быстро реагировал на наши замечания по условиям содержания заключенных, на неоказание медицинской помощи и тут же раздавал поручения подчиненным. В общем, нам показалось, что прокуратура Москвы действительно озабочена правами арестантов. Но… ошиблись мы, наивные.

Недавно от прокурора Маркова пришел в ОНК ответ. Потряс он нас, этот ответ. Вот, пример. «Новая газета» уже писала о заключенной Л. из женского изолятора № 6 (см. № 34 от 01.04.2016). У 39-летней Л. онкологическая гинекология. Впервые рак Ольге диагностировали еще летом 2014 года. Тогда же в изоляторе Л. пообещали, что скоро ее вывезут на операцию. С тех пор почти два года прошло. Тяжелое заболевание за это время только усугубилось, что подтверждается сделанным в изоляторе УЗИ. На протяжении многих месяцев в СИЗО-6 невозможна была даже рядовая консультация гинеколога из-за отсутствия такого врача в женском СИЗО.


Collapse )

Профессора, решавшего уравнение, пассажиры заподозрили в терроризме

Самолет авиакомпании American Airlines, летевший рейсом Филадельфия — Сиракьюс, задержали из-за профессора, который решал дифференциальное уравнение, передает The Washington Post.

Collapse )

Ни живые, ни мертвые

Их судьбы по-прежнему неизвестны, могилы не найдены. Государство упорно не хочет признавать 5 миллионов без вести пропавших павшими на войне.


Галина Денисова ничего не знала о своем отце больше 70 лет. Он ушел на фронт, оставив дома жену с тремя детьми. Осенью 1941-го Александр Овчинников был тяжело ранен. Зимой 1942-го семье сообщили: «Ваш муж, отец пропал без вести». После войны близкие не рискнули его искать.

Collapse )

Прокурор Крыма Поклонская представила клип ко Дню Победы

Прокурор Крыма Наталья Поклонская в преддверии Дня Победы выпустила клип на песню «От героев былых времён» из фильма «Офицеры». Видео опубликовано на ее личном канале на Youtube.

В записи клипа вместе с Поклонской также участие сотрудники силовых ведомств Крыма.

Collapse )

Бессмертный полк без вести пропавших

Государство до сих пор не признает пропавших без вести солдат и офицеров Великой Отечественной погибшими. И только 20 лет назад «оправдало» остарбайтеров и военнопленных.



На вопросы «Новой» отвечает историк, сотрудник общества «Мемориал», редактор сайта «По ту сторону войны. История остарбайтеров и военнопленных» Никита ЛОМАКИН:

— Никита, вы в «Мемориале» занимаетесь сложной темой: судьбами остарбайтеров и наших военнопленных Великой Отечественной…

— В основном — остарбайтеров.

— Ну тогда с них и начнем… Сколько советских людей во время войны было угнано в Германию на работы, фактически взято в рабство?

— Около пяти миллионов.

Collapse )