May 9th, 2017

Вместе против зла. Специальный выпуск «Новой газеты» к 9 мая

Каждый, кто хоть раз выстрелил в этой войне в фашистов, — внес свой неоценимый, человеческий вклад в победу.

СПЕЦВЫПУСК

«Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославленные государства пали или могут попасть в тиски гестапо и других гнусных машин нацистского управления, мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на пляжах, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся, и даже если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооруженная и под охраной британского флота, будет продолжать сражение до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Мир со всей его силой и мощью не отправится на спасение и освобождение Старого».

Collapse )
promo novayagazeta 19:29, вчера 9
Buy for 1 000 tokens
28 сентября московские музыканты дадут благотворительный концерт в поддержку протестующих белорусов. В концерте примут участие: Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Дмитрий Спирин («Тараканы!»), Ромарио, группы «Яуза», «Рабфак», «Аркадий Коц»,…

«Что такое — 42 миллиона погибших? Это не цифра. Это одиночество»

Интервью фронтовика, писателя и почетного гражданина Петербурга Даниила Гранина.




Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»



«На войну мы пошли безоружными в буквальном и в духовном смысле»

— В первые годы после победы рассказывать о том, как мы встретили войну и как вели ее в 1941 году, не разрешала цензура. Да и сами мы больше хотели рассказывать про  наступление. Про то, как вошли в Берлин. А то, как мы начали войну, какие были колоссальные потери, как мы отступали, драпали, сдавали город за городом — об этом не хотелось. Это было самое трагическое время — начало войны. В июле 1941 года, когда наш эшелон ехал на фронт, все распевали песни. Мы были счастливы, что попали в ополчение. У меня была броня, я работал в конструкторском бюро, где конструировали танки. И я добился с трудом, чтобы меня зачислили в народное ополчение. Мне казалось: как так? Война! И я не буду участвовать в ней?! Это — непередаваемое ощущение…  Сейчас смотришь на это, как на какую-то глуповатость, простодушие. А тогда было искреннее чувство: мы повоюем, победим и вернемся. Даже, прощаясь с родными, мы успокаивали их искренне: ну месяц-два, и всё будет в порядке…

Collapse )