November 12th, 2018

Код ксенофоба

В стране снова растет ненависть к мигрантам, а государство обостряет вопрос на законодательном уровне.

В феврале этого года 34-летний Шерзод Астанаев подвозил молодую пару в московское Ясенево. Поездка не задалась с самого начала: пассажир — мужчина с банкой пива в руках — всю дорогу выказывал свое неудовольствие национальностью водителя. Астанаев остановился на заправке, залил бензин, вернулся в салон — и тут же получил ножевое ранение. Пассажир закричал: «Умри, чурка!» «И ударил меня ножом в лоб, — вспоминает Шерзод. — Девушка, которая сидела рядом, все это время молчала, а когда началась драка — закричала».

Астанаева били ножом; удары, помимо лба, пришлись в руку, ногу и в бок. Работники автозаправочной станции вызвали скорую и полицию. Астанаева забрали в больницу, а его обидчика не забрали никуда: приехавшим полицейским он заявил, что на него напал таксист. В итоге уголовное дело все-таки завели: следствие посчитало, что налицо «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Дальше началась традиционная российская забава: следователи потеряли все записи с камер наблюдения, кроме одной (на которой, разумеется, ничего не видно), а в прокуратуре заявили, что никакой попытки убийства — тем более по мотивам национальной ненависти — и в помине не было. Шерзод Астанаев уехал домой, в тюрьму никто не сел.

Collapse )
promo novayagazeta october 8, 08:01 15
Buy for 1 000 tokens
Убийство Анны Политковской: что сейчас с расследованием? Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была убита 14 лет назад в подъезде своего дома в Москве. 7 октября 2006 года киллер, поджидавший нашу коллегу, сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в…

«Сказали, будут травить»

Беженцев, проживших на одном месте 30 лет, выгнали из дома под предлогом борьбы с насекомыми.

Борис Айрапетян выглядывает из окна второго этажа старенького корпуса гостиницы «Алтай» на северо-востоке Москвы. В красном свитере крупной вязки, с длинными волосами и черной с проседью бородой, Айрапетян похож на художника. Можно подумать, что за его спиной уютная студия. Что он только что положил кисть, отошел от мольберта, съел кусочек душистой бастурмы и пригубил гранатового вина.

В действительности Борис — бывший главный энергетик стройуправления, который 30 лет живет в простом гостиничном номере. Последние три дня — без возможности выйти. Еду Айрапетяну и еще двум семьям приносят их родственники и другие беженцы из Баку, живущие по соседству. Бакинцы поднимают еду в окно — на веревочке.

— Охрана заперла подъезд! — разводит руками Борис.

Collapse )