November 9th, 2019

Ностальгия по ГДР существует

как существует в России ностальгия по Советскому Союзу.

После крушения Берлинской стены я снова оказалась на Александер-плац, площади, которую знала вдоль и поперек. Помнила ее еще почти пустой, мрачной, несшей на себе следы войны, — это чувствовалось даже в 60-е годы. Но постепенно она хорошела, застраивалась. Может быть, в соответствии с нынешними архитектурными предпочтениями и не очень изящно. Возникли огромный отель «Штадт Берлин» и большой универмаг «Центрум», заполненный преимущественно приезжими из соцстран. Больше всего там было поляков и русских.

В ГДР у меня было много друзей. Посвятив жизнь немецкой литературе, я встречалась с самыми знаменитыми писателями — Кристой Вольф, Германом Кантом, Стефаном Хермлином, Хайнером Мюллером, а еще до них всех — с рано умершей Бригиттой Райман, которая ушла совсем молодой, оставив в литературе свежий аромат искренности и предвкушения трагедии.

Collapse )

promo novayagazeta 21:01, yesterday 93
Buy for 1 000 tokens
Более 2500 ученых-математиков из 15 стран требуют освободить их коллегу — политического заключенного Азата Мифтахова. 11 января 2021 года Головинский суд Москвы планировал огласить приговор аспиранту МГУ Азату Мифтахову. Но оглашение отложили на 18 января. Накануне математические…

Шрам на лице Европы

Тридцать лет назад рухнула Берлинская стена. Но и сегодня Германия по-прежнему разделена на Запад и Восток.

Вечером 9 ноября 1989 года член политбюро и первый секретарь берлинского окружкома Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Гюнтер Шабовски выступал на пресс-конференции, которая транслировалась телевидением ГДР в прямом эфире. Еще существовали две Германии, Западная и Восточная, появившиеся после войны, и два Берлина, разделенные стеной в 1961 году.

Кто мог предположить, что всего через несколько часов рухнет Берлинская стена, которая разделяла не просто две части единого города, но и два мира. А очень скоро исчезнет сама ГДР, социалистическая Германия, и страна объединится.

Но точно так же никто не мог предвидеть, что и тридцать лет спустя Германия будет по-прежнему разделена на Запад и Восток! Похоже, настоящее объединение Германии еще не состоялось...


Collapse )

С сайта РВИО удалили имя подозреваемого в убийстве преподавателя СПбГу

Но оно осталось в кэше Google.

Преподаватель СПбГУ Олег Соколов, подозреваемый в убийстве женщины в Петербурге, не является членом Российского военно-исторического общества (РВИО). Об этом заявила «Газете.ру» советница председателя организации Ирина Казначеева.

«Я имя Соколова слышу впервые. Когда написали об этом, я не поняла, как его привязали к РВИО. Мы хотим разобраться, что это такое. Сейчас пытаемся связаться с председателем научного совета Владимиром Чуровым. Мы всю информацию, так же, как и вы, узнаем из СМИ», — сообщила она.

В настоящее время на сайте организации нет сведений о том, что Соколов — член научного совета РВИО, но эти данные остались в кэше Google.

Collapse )

Пара осколков от Берлинской стены

Смешное и серьезное — в коротком диалоге с Михаилом Горбачевым.

Это, конечно, не официальное интервью Михаила Горбачева. Это короткий обмен репликами, так и оценивайте. Наброски на полях глобального события, изменившего мир к лучшему, и автором этого события был он. Полушутливый тон о великом — вообще типично для Горбачева. Как и то, что за каждой ироничной интонацией проглядывает неистребимый, непопулярный ныне гуманизм. Именно это, а не геополитика, и показалось мне самым интересным.




Фото: Катя Рерберг / специально для «Новой»


— Когда Вы лично узнали о падении стены?

— Утром.

— И как Вам показалась эта новость?

— Ну, мы ж подобного ждали.

— А другие мировые лидеры были против. И Англия, и Франция.

— Непонятно почему? Германия ж очень сильная, и она увеличивалась, увеличивалась конкуренция в Европе, многие тогда этого опасались. Ну и историческая память никуда не делась.

— Народ давно хотел снести стену. К ночи падения уже несколько недель тысячи немцев уезжали из ГДР в ФРГ через Венгрию. Что можно было б сделать с поднявшимся народом?

— Ну, мало ли что. Опыт-то был.

— Вы сказали одному немецкому политику: «А что ты будешь делать, если 500 000 человек выйдут на улицы? Стрелять, что ли?»

Collapse )