December 30th, 2019

Издалека «Долга»

Как журналисту Инне Руденко удалось рассекретить то, что партийная власть скрывала о войне в Афганистане.




Советские войска в Афганистане. Фото: Виктор Хабаров



В 1983 году СССР находился в состоянии войны, о которой большинство населения ничего не знало. Мы воевали в Афганистане. Все это кровавое месиво называлось на языке партийной пропаганды «интернациональная помощь афганскому народу силами ограниченного контингента советских войск». «Ограниченный контингент» составляли наши молодые ребята — необстрелянные призывники, воевавшие неведомо за что с душманами, прекрасно знавшими, за что они воюют. Абсолютное большинство советских журналистов, возвращаясь оттуда, писало о братской помощи афганскому народу, о наших воинах-интернационалистах, героически помогавших строить на афганской земле новое светлое будущее. Конечно, они видели, что происходило на самом деле… Кое-кто писал, о том, что видел. Но на этот случай в СССР существовала военная цензура, и материал либо не выходил вовсе, либо появлялся в неузнаваемом виде. В остальных случаях до военного цензора дело не доходило: как говорится, автор переходил на самообслуживание.

Collapse )
promo novayagazeta февраль 17, 19:01 17
Buy for 1 000 tokens
Собираем настоящие открытки читателей с поздравлением Михаилу Горбачеву. «Новая» — доставит. Михаил Горбачев. Фото: Катя Рерберг / специально для «Новой» Он остановил войну. Он спасал мир от ядерной угрозы. Он открыл миру Россию, а Россию — миру.…

Бунт промоутеров и мигрантов

Открытие года — протест перестал быть уделом интеллигенции.

Московские митинги, выборы и «московское дело» вошли в тройку самых важных для россиян событий, уступив лишь украинским выборам и пожару в соборе Парижской Богоматери. То, что фальсифакация выборов и репрессии в своей стране оказались для россиян менее интересными, чем происшествия за границей, наших сограждан, конечно, не красит. Но в целом это симптом хороший.

К «болотному делу» подобного внимания со стороны обывателей не было. И не потому, что люди тогда оставались менее протестно настроенными и им в стране все нравилось. Не потому, что летне-осенние аресты вскрыли чудовищный масштаб репрессий и беспощадность катка — после Болотной площади брали также беспощадно. Причина интереса к московскому делу — даже не в смехотворно пугливых росгвардейцах, убоявшихся бумажного стаканчика. Этот политический процесс развенчал ряд типичных современных мифов о населении страны, его настроениях и запросах на перемены. Он показал нам, что страна изменилась.

Collapse )

Игорь Дедков: «Кланяюсь Московскому университету»

Исповедальное письмо из 60-х.

Весной этого года ему исполнилось бы 85 лет, 27 декабря - четверть века со дня его ухода. Мемориальная доска в Костроме: «В пятьдесят седьмом после Московского университета я приехал сюда работать. Позже понял, что приехал жить». Игорь Дедков. 1934 – 1994. Через тридцать лет из этого дома уезжал в столицу человек, составивший славу и достоинство отечественной культуры».






Игорь Дедков






Collapse )

В плену

Как относились к военнопленным и перебежчикам в Афганской войне: рассказывает Владимир Снегирев.

В декабре 1991 года, проделав в компании с двумя британскими фрилансерами долгий путь через заснеженные перевалы — от таджикского селения Ишкашим до афганской провинции Тахар, я оказался в глухом ущелье на секретной базе главного партизанского командира Ахмад Шаха Масуда. Это и была цель нашего, как отсюда видится, почти безумного путешествия «с билетом в один конец».

Британцы согласились стать посредниками в моих предстоящих переговорах с вождем моджахедов об освобождении содержавшихся у него советских пленных. Они также выступали гарантами того, что Масуду мое пребывание в его лагере ничем не грозит. За все годы войны «лев Панджшера» впервые принимал у себя «шурави» — так называли нас, советских. Прежде советские только и делали, что охотились за этим неуловимым «духом», придумывая самые изощренные способы, как приблизиться к нему вплотную и уничтожить.





Ахмад Шах Масуд и Владимир Снегирев. Фото 1991 года



Теперь 40-й армии уже не было в Афганистане, но в Кабуле все еще правил наш ставленник доктор Наджибулла, который продолжал эту бесконечную охоту на Масуда, над ущельем с грохотом проносились его штурмовики, и тогда все мы переходили из прислоненного к горному склону домика в пещеру — вход в нее находился за ширмой прямо в той комнате, где нас поселили.

Collapse )

Фаллический символ свободы

Как PornHub превратился в место, где люди могут не стесняться своих политических пристрастий.

У исследователя языка Михаила Бахтина в работе, посвященной творчеству Франсуа Рабле, есть тезис о «фамильярно-площадной речи» как одной из форм выражения народной смеховой культуры. Если коротко, то ее суть в следующем: во время средневековых карнавалов дистанция между людьми на площади и в физическом, и в ментальном смысле была сокращена до минимума, поэтому общение между ними строилось на насмешках, ругательствах, пошлостях и всяких похлопываниях друг друга. По сути, речь идет о средневековом безобидном троллинге. В пику обычной жизни, где все люди поделены на страты, любой во время костюмированных празднеств может высмеять любого, не боясь получить статью за оскорбление чьих-нибудь чувств с последующим сожжением на Мосгоркостре.

Отголоски прошлого можно найти в актуальном в последние годы понятии «карнавализация». Представители разных слоев общества зачастую сводят все потенциально конфликтные диспуты на горячие темы (куда идет страна, поддерживать ли режим, что делать с властью) к шуткам и иронии. У провластного лагеря это получается плохо (вспомните любую их попытку пошутить — ​и покраснеете от неловкости), у оппозиционного — ​чуть лучше, но тоже без большого задора. Впрочем, иногда шутка, повторяясь, становится настоящим общественным явлением — ​на которое оппонентам отвечать нечем. Ровно это и произошло с роликами, попадающими на самый масштабный мировой порноресурс PornHub.

Collapse )

«Неточно произнесенное слово может разрушить твою карьеру»

Федор Бондарчук — о своей новой картине «Вторжение», власти медиа и цензуре, которой вроде бы нет.

В новогодние каникулы на экранах — фильм Федора Бондарчука «Вторжение» — сиквел фантастического блокбастера «Притяжение» — о контакте землян с инопланетным разумом, присевшим в Северном Чертаново. «Притяжение», собрав кассу за 1 млрд рублей, вошел в список самых успешных отечественных фильмов. «Вторжение» картина более зрелищная, с некотором привкусом милитаризма. Но снова социальная фантастика с выхваченными из реальности приметами сегодняшнего дня: непомерными штрафами на дорогах, санкциями… А еще любовный роман, фильм-катастрофа, объединившая зрелищный аттракцион с библейскими мотивами потопа. В общем, «они» возвращаются.



— Главной особенностью «Притяжения» стала попытка совместить фантастику с актуальностью реалий, националистическими погромами, манипуляциями массами. Когда вы решились на «Вторжение», вы думали не только о продолжении, не только про кассу уже раскрученного бренда, но и

— …сделать кино про сегодняшнее время. Ведь если заменить нашего инопланетянина Хэкона на парня из Бирюлево, да еще «понаехавшего», — вот тебе и актуальная история. Более того, в первом фильме мы использовали новостные видеоматериалы о событиях в одном из районов Москвы.

Collapse )