April 13th, 2020

Лестница у нас одна

Будни ответственного карантина в Швейцарии: личный дневник Екатерины Гликман.




Фото: Reuters



Вечерний звон

Звуки теперь другие.

Cосед Тони перестал будить нас в 4.30, открывая гараж и выезжая на работу. Он почтальон. Почта-то работает, но Тони как диабетика отправили на карантин. В семь утра под нашими окнами тарахтела по булыжникам в сторону «Мамы Розы» телега с ящиками свежего пива. А чуть позже там начинали мыть посуду и звенеть тарелками. Теперь ресторан закрыт.

Около десяти итальянская старуха в доме напротив распахивала окно, высовывалась далеко наружу и громко-громко узнавала, как дела у владельца винотеки — обычно он в это время поливал цветы у входа в свой магазин. Теперь винотека закрыта. Обувной и магазин одежды — тоже. Старуха сидит и не высовывается. Не плачет и младенец: француз, который работает на местной часовой фабрике, увез все семейство на время карантина во Францию. Только ювелиры, как и раньше, сидят под лампами за окнами мастерской, склонившись над чем-то почти невидимым, и работают без резких, заметных глазу телодвижений — как всегда беззвучно.

Collapse )

promo novayagazeta 21:29, wednesday 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…

После начала выдачи пропусков на выход из дома московский городской портал атаковали боты

В Москве уже больше 700 тысяч человек подали заявки на получение пропуска для выхода из дома. Одновременно с этим официальный городской портал атаковали боты, рассказали в столичном оперштабе по борьбе с распространением коронавируса.

«Одновременно мы фиксируем бот-атаку на сервера mos.ru, в том числе из-за рубежа. Расследованием источников и причин атаки будут заниматься правоохранительные органы», — сообщили в оперштабе.

Collapse )

Нет больше грыж, катаракт и косоглазия!

COVID отменил другие болезни. Хроники врача из США.

Совещание началось, как всегда, вовремя, только теперь не в больничном конференц-зале, как раньше, а каждый из своей норы, кто где, по селектору.

Начмед быстро докладывает обстановку на «фронтах».

Вчера у нас умерло трое, больница-то небольшая. Такой урожай костлявая нечасто собирает у нас в один день. Это, без сомнения, ее год!

Все плановые операции, процедуры и, по-моему, вообще все болезни, кроме COVID, кто-то там наверху взял и отменил. Нет больше грыж, катаракт, камней в почках и косоглазия. Не дай бог сейчас заболеть!

Начмед сказал, что индивидуальные средства защиты есть, но велел экономить расход.

А вот лекарств для анестезии и то, что используют во время операций, осталось на неделю. Вот так!

Медсестра из моего детского отделения прислала мне эсэмэску пять дней назад: док, я должна быть там, отпусти меня, я записалась добровольцем в Нью-Йорк. Я понимаю, что здесь тоже не хватает людей, но не так, как там.

— Хорошо, поезжай.

А что я должен был сказать?!

Уже потом я узнал, что она попала в самое пекло, — Kings County Medical Center в центре Бруклина.

— Я зайду попрощаться завтра, — добавила она.


Collapse )

Сапоги всмятку

Меню чумной весны.



Петр Саруханов / «Новая газета»


1.

Когда власти сообщили, что по числу умерших большой Нью-Йорк опередил весь мир, я понял, что в магазин мне больше не ходить. Туда и до этого можно было выбраться лишь в семь утра, и только пожилым. У входа стоял амбал и отсеивал негодных.

— Сколько вам лет? —  спросил он подозрительно.

— Спасибо, что сомневаетесь, — ответил я и снял маску, чтобы продемонстрировать седую бороду.

Но это было до того, как врачи объявили второй Перл-Харбор, и поход супермаркет стал неоправданным риском. К тому времени моя жизнь уверенно вошла в виртуальное русло. На одном экране крутились сериалы, на другом кипела работа, на третьем я выпивал с друзьями. Но чтобы не вытворяли умные электроны, они не могли заменить завтрака, обеда, ужина и досуга между ними.

Collapse )