June 7th, 2020

«Вокруг все черным было от силовиков»

Что заставило Росгвардию штурмовать квартиру человека, укравшего обои, и куда теперь пошло следствие.


Надежда Голик, мать погибшего Владимира Таушанкова, в квартире. Стекло, разбитое пулей при заходе Росгвардии в квартиру. Фото: Изольда Дробина / «Новая газета»

— Вот он, моя деточка, — едва заметно гладит пальцами экран смартфона Надежда Голик, мать погибшего Таушанкова. На экране — снимок лица Владимира в гробу.

— А других фото у вас не осталось?

— Только детские. Он последние лет десять не фотографировался. Если в кадр попадал, всегда удалял.

В ночь на первое июня в Екатеринбурге произошло загадочное преступление, совершенное молодым обеспеченным мужчиной. Но еще более необъяснимой стала реакция на него правоохранительных органов.

Collapse )
promo novayagazeta 21:29, wednesday 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…

Спецкор «Новой» Илья Азар вышел из спецприемника после ареста

Спецкор «Новой» Илья Азар вышел из московского спецприемника №1 после десяти суток административного ареста за одиночный пикет у управления МВД по Москве на Петровке.

Илья Азар выходит из спецприемника. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

«Видимо, решили воспользоваться всей этой историей с коронавирусом и закрутить гайки дальше. <...> Очевидно, судя по решению судьи, которое было в пятницу, решили воспользоваться моментом для того, чтобы одиночные пикеты тоже попытаться как-то прекратить и, во всяком случае, ограничить», — сказал спецкор «Новой» о своем аресте.

Collapse )

«Сейчас у меня на глазах убили маму»

Женщина с COVID-19 умерла на руках у сына-медика. Диагноз подтвердили не сразу, и после похорон в карантин попали даже следователи.

— Следователи ребятам по телефону звонят, опрашивают, они тоже на карантине сидят.

— Какие следователи?

— Из Следственного комитета! У нас здесь уголовное дело — пациентка умерла, — огорошил доктор из Георгиевской центральной районной больницы в Ставропольском крае.

Пришедшее из Георгиевской ЦРБ сообщение сразу привлекло к себе внимание, хотя речь в нем шла не только о нехватке СИЗ, а именно ситуацию с ними в первую очередь отслеживали координаторы проекта «Синдикат-100. Скорая журналистская помощь».

В нем говорилось о серьезных нарушениях эпидемиологического режима: о том, что больные с подозрением на COVID-19 лежат в общей реанимации вместе с женщинами после кесарева сечения, детьми и инсультниками, что в этом отделении, по существу, нет разделения между «чистой» и «грязной» зонами и что с пациентами этих палат работают одни и те же врачи и медсестры.

Collapse )

Право на бунт

Почему в Бостоне полиция не избивает протестующих, а преклоняет перед ними колени. Протесты #BlackLivesMatter глазами нашего спецкора.

Во вторник протестное шествие во Франклин-парке началось с того, что на 8 минут 46 секунд люди легли на асфальте перед его входом — столько времени офицер Шовин душил коленом Джорджа Флойда, пока тот не задохнулся.

Больше всего собралось студентов, но пришло немало и семейных пар с детьми, пожилых людей. Пассажиры автобуса, на котором я ехал из Гарварда, разом вышли на остановке, ближайшей к собранию, и дружной колонной мы отправились в парк. Витрины почти всех магазинов по дороге к парку были заколочены ставнями и только некоторые вместо блекло-желтой фанеры вывесили на окнах плакаты со словами поддержки протестующих. Впрочем, никакие магазины сегодня не пострадали.

Фото: Павел Каныгин / «Новая»

Семья Эдварда и Карен митинговала на пригорке, их маленькая дочь держала плакат с главным лозунгом протеста: Black Lives Matter («Жизни черных имеют значение»).

Collapse )