October 5th, 2020

«Человек с молоточком» жив

Вот, как мне кажется, что хотела нам сказать своей смертью Ирина Славина.

Не могу найти себе места, как, надеюсь, сейчас тысячи людей в стране и в мире. Ну, сотни, но точно не десятки, а может, все-таки тысячи думают об этом. Этого она от нас ждала (а я думаю — ждет). Что она хотела нам сказать спокойным, ровным голосом? Вот ведь, в чем тут загвоздка: в самосожжении Ирины Славиной не было никакого надрыва и «героизма», ничего показного, это не был и жест отчаянья, хотя отчаянье здесь тоже присутствовало — это был обдуманный шаг абсолютно разумного человека.

И если мы не поймем смысла этого сообщения, отвернемся от вопроса и неизбежного ответа, это мы (!) сделаем ее поступок бессмысленным и останемся с виду живыми существами, а на самом деле нравственной нежитью.


Collapse )
Buy for 1 000 tokens
Благотворительные фонды обратились к президенту за препаратами для онкобольных. Благотворительный Фонд Константина Хабенского вместе с фондами «Подари жизнь», «АдВита», организацией «Энби» и другими пациентскими и родительскими сообществами и организациями…

Не нравится — гори

Террор не только состоялся, но и был нормализован в сознании общества.

Вечером пятницы российские журналисты узнали, что наша коллега Ирина Славина публично покончила с собой. Перед смертью основательница независимого нижегородского сайта KozaPress, самого смелого и шумного медиа города, в соцсетях попросила винить в своей смерти Российскую Федерацию. Серьезность намерений Славиной никто не осознал сразу: казалось, что это был риторический ход, мол, кровавый режим снова душит. Славина регулярно сталкивалась с исками за свои публикации, но, как говорят ее друзья, ничего не боялась.

Collapse )

«Грохнули всего-то четверых»

Беларусь между Лукашенко и Кремлем.

Юная девушка вышла замуж, но быстро поняла, что сделала ошибку. Так бывает. Но развестись оказалось непросто — муж не хотел расставаться и всеми правдами, а больше неправдами удерживал ее. В конце концов терпение ее лопнуло, она четко и громко, так, что слышали все соседи, потребовала, чтобы он уходил. Но он уперся.

Историю Беларуси и осточертевшего ей Лукашенко можно увидеть и так: это странный брак. Лукашенко живет в раннем феодализме — он господин, важна лишь его воля, а непокорную следует наказать так, чтобы навсегда отбить у нее охоту бунтовать. Но в Беларуси, несмотря на советское наследие, сформировалась современная гражданская нация, для которой тупое Средневековье в неталантливом исполнении Александра Григорьевича уже неприемлемо.

Collapse )