October 24th, 2020

«Они удавятся за 50 копеек»

Из аптек пропали лекарства, помогающие при ковиде. Государство отдало на откуп олигархам новую систему маркировки. Расследование Юлии Латыниной.

В России — вторая волна ковида. День за днем фиксируются новые рекорды смертности. Отличие этой второй волны от первой то, что мы теперь знаем, как ковид (отчасти) лечить. Мы знаем, что дексаметазон подавляет цитокиновый шторм, что антикоагулянты снимают одну из главных причин смертности — тромбы и что антибиотик азитромицин действительно слегка помогает (непонятно почему). Но эти лекарства — и многие другие — исчезли из аптек, особенно за пределами Москвы. И причина исчезновения — отнюдь не (только) ажиотажный спрос. Эта причина — система маркировки лекарств, которая вступила в действие с 1 июля 2020 года. Система попросту не работает: подолгу зависает. И сотни тысяч упаковок стоят, нерастаможенные, или не могут покинуть склады производителей.


Collapse )
promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

«Цифровой рубль», или Осведомитель о вашем кошельке

Центробанк предлагает дискуссию об инновациях. Что ж, поговорим!

Внезапность всегда была сильной стороной политики наших финансовых властей. Каждый раз, когда затевался очередной отъем денег у населения, власти действовали быстро и решительно, не оставляя людям времени на размышления. Так было во время сталинской денежной реформы в 1947 году, так было во время экстренного обмена 50- и 100-рублевых банкнот в 1991-м. Когда власти затевали девальвацию, она тоже случалась в один день и без предупреждения. Вы немного зазевались — и вот уже доллар стоит в два (а то и в три) раза дороже, чем вчера. Поэтому когда начальники, ответственные за денежное обращение в РФ, вдруг решают посоветоваться с гражданами о том, что они сделают с их деньгами, это и радует, и настораживает.

Collapse )

«Гитлер освободил их от такой химеры, как совесть»

Адвокат Генри Резник — о наследии Нюрнберга.

— Как вы думаете, можно ли суд в Нюрнберге назвать одним из главных судебных процессов в истории человечества?

— Конечно. Причем это был уникальный судебный процесс, который проведен над конкретными лицами и, в общем, с соблюдением процедуры. Была сторона обвинения, была сторона защиты и был — именно суд.

— Чему он научил? От чего предостерег? Возможен ли такой процесс в будущем?

— Я бы сказал так. Этот процесс изначально людьми, сведущими в праве, не воспринимался как некий эталон правосудия. Конечно, решившись на него, его организаторы пошли на то, чтобы отступить от некоторых базовых канонов права.

— Какие каноны были нарушены?

— Два. Во-первых,

никто не может быть судьей в собственном деле, а здесь победители судили побежденных.


Collapse )