October 25th, 2020

Решением особой тройки

16 табличек с именами жертв сталинского террора демонтированы по требованию трех «активных жильцов».


Таблички до монтажа. Фото: фейсбук «Последнего адреса»

Дом 23 на улице Рубинштейна стал одним из первых петербургских адресов проекта «Последний адрес». В марте 2015 г. появилась одна табличка — в память об инженере-экономисте Эрихе-Аршаваре Аваляне, на другой год установили еще 15. Люди разных национальностей — латыш, немец, грек, еврей, армянин, поляк, русский. Люди разных профессий — инженер, музыкант, военный моряк, санитарный инспектор, портье, есть и один внештатный сотрудник НКВД. Каждого из этих 16, живших в одном доме, арестовали и расстреляли в 1937–1938-м, а спустя десятилетия реабилитировали.

В большинстве случаев ни место расстрела, ни место захоронения жертв политических репрессий неизвестны.

И такая табличка — неброская, размером чуть больше ладони — единственное место, куда могут прийти и положить цветы их близкие и все те, кто хранит память о жертвах террора и не желает его повторения.


Collapse )

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Капитализм по-советски

Чем болеют авторы системы обязательной маркировки лекарств.


Петр Саруханов / «Новая газета»

Ковидным летом 2020 года в России заработала система обязательной маркировки лекарственных препаратов. Она предполагает обязательное нанесение на упаковку лекарства 14-значного идентификационного номера, благодаря чему можно отследить путь лекарства от поставщика к потребителю. Система внедрялась с 2016 года и преподносилась как панацея от неуплаты налогов и поставок контрафакта на фармацевтическом рынке. Единственным исполнителем проекта без конкурса стала компания «Оператор ЦРПТ», на 50% принадлежащая структурам Алишера Усманова. Соответствующий приказ был подписан Дмитрием Медведевым еще в тот момент, когда он исполнял обязанности премьер-министра.

Collapse )

«Мы будем подавлять протест»

Белорусские силовики настроены на эскалацию конфликта. Почему — объясняют они сами и их бывшие сослуживцы.

«Я пришел служить в ОМОН не для того, чтобы играть в революцию с подростками. С белорусских улиц мы никуда не уйдем, потому что это наша страна и наш народ, который мы будем защищать. Запугать меня и моих коллег не получится. Мы защитим спокойствие женщин, стариков и детей. А если кому-то показалось, что в центре Минска можно устроить бандитские разборки, очень скоро мы дадим понять: закон — один для всех», — такое обращение бойцов ОМОНа к белорусам прозвучало 13 октября в эфире государственного телеканала «СТВ». На минутном видео — два омоновца. Несмотря на декларируемую решительность, их лица скрыты балаклавами. Голоса изменены....

К октябрю, на третий месяц протестов против очередного (шестого по счету) президентского срока Александра Лукашенко, риторика белорусских силовиков в отношении оппозиции стала предельно жесткой. Начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью Николай Карпенков в эфире госканала «Беларусь 1» заявил, что

«на улицах остались одни бандиты, подпитанные алкоголем, наркотиками и деньгами».

А первый замглавы МВД Геннадий Казакевич пригрозил применять против протестующих боевое оружие.


Collapse )