November 19th, 2020

Спасение рядового головореза (18+)

Генерал юстиции Бастрыкин за год не разглядел голову пленного, отрезанную российским наемником. Показываем еще раз.

Основанием для возбуждения уголовного дела является «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Год назад «Новая газета» опубликовала видеозапись, на которой видно, как несколько мужчин из ЧВК Вагнера пытают и убивают мужчину арабской наружности, отрезают ему голову, глумятся над трупом. Однако какое там уголовное дело — ни один правоохранительный орган России даже не начал процессуальную проверку. Никаких признаков преступления следователи не заметили.

Скриншот из видео с истязанием и убийством пленного в Сирии


Collapse )
promo novayagazeta 14:01, saturday 25
Buy for 1 000 tokens
Открытое письмо российских адвокатов главе МВД России Владимиру Колокольцеву. Адвокат Мансур Гильманов после удара лежит на полу ОМВД по Даниловскому району Москвы. Он прибыл в полицию к своему подзащитному Министру внутренних дел РФ, генералу полиции Колокольцеву Владимиру…

Жертвы есть, а скорби нет

Почему в России до сих пор не почтили память погибших от COVID-19.

Вы обратили внимание, как в главной российской информационной телепрограмме «Время» на Первом канале стали с недавних пор давать сводку по коронавирусу? Вам покажут и скажут, сколько человек заразилось коронавирусом по стране, сколько выздоровело, а вот сколько умерло — об этом информацию давать перестали.

Напомню, что весной делали по-другому: графики, в том числе с данными по умершим, и показывали, и озвучивали. Потом, на протяжении нескольких последних месяцев, графики и данные показывали, но цифры уже не называли. А вот теперь, когда количество умерших перевалило за 30 тысяч человек (по данным оперативного штаба), соответствующие цифры в программе «Время» перестали и показывать, и называть. Коронавирус есть, а умершиих нет — так получается?

Вот такая информационная борьба с коронавирусом. Сегодня, когда число ежедневных летальных исходов резко увеличилось по сравнению с первой волной пандемии, было решено, по-видимому, что лучше замалчивать соответствующие цифры. Почему так решили? Думается, потому, что это не укладывается в то, что пытались долгие месяцы внушить населению: Россия лучше других справляется с пандемией.

Есть еще один важный вопрос. Почему до сих пор в России на государственном уровне не почтили память жертв COVID-19? Потому что еще пандемия не закончилась? Но это не ответ.

Все-таки несколько десятков тысяч человек уже стали в России жертвами пандемии. Десятков тысяч!

Collapse )

«Другого мы бы немедленно расстреляли»

История советского гражданина, которого репрессировали за «продажу» несуществующего документа. Но неожиданно оставили в живых.


А.И. Селявкин. Фото из архива

Люди постарались и издали толстую книгу — к дате успели, еще к 100-летию замечательной организации, так много сделавшей для всемерного процветания державы, — ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ.

799 страниц одних документов, многие из которых публикуются впервые. Некоторые, правда, сказали бы — неряшливо издали. Без логики в отборе. Без комментариев, объяснений, справок. Просто в хронологическом порядке накидали — в знак безмерного доверия к читателю: вдумчивый читатель разберется.

Через три года книга попала, скажу не бахвалясь, к такому читателю — ко мне. Я перелистал ее, подивился причудливой фантазии авторов-составителей. И вдруг на 334-й странице — дивная фамилия: Селявкин.

От французского «се ля ви», очевидно.

Collapse )