December 5th, 2020

«Оля не смогла встать, чтобы подышать»

Рассказ матери о смерти дочери от коронавируса — с первых дней болезни.

Ольга умерла 4 ноября в больнице Нижнего Тагила. Ей было всего 44 года. Родные до сих пор не могут отойти от шока, ведь они со спокойной душой отправили ее на лечение в надежде, что в больнице помогут. Не помогли. И даже не сообщили о смерти. Мать узнала, что дочери нет в живых, только спустя два дня. У Оли остался 12-летний сын.

Collapse )
promo novayagazeta сентябрь 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Чубайс ни в чем не виноват

Почему госкапитализму не нужны инновации, а коррупция оказалась эффективнее.

В отставке Анатолия Чубайса с поста руководителя Роснано не надо видеть знаковое событие для российских институтов развития. Просто эти институты работают совсем не так, как вам об этом говорят.
Фото: РИА Новости


Collapse )

«Дальше, полагаю, в петлю»

В Москве сносят знаменитый Царицынский радиорынок. Продавцы, оставшись без работы, бросают товар. На руинах орудуют мародеры.

Вещевая барахолка в Лужниках просуществовала 19 лет. Черкизон — 20. На их фоне Царицынский радиорынок — не менее масштабный и не менее хаотичный — выглядит долгожителем: между двумя железнодорожными мостами на Курском направлении он умудрился просуществовать 26 лет.

Рядом с радиорынком — железнодорожная станция. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Избавиться от рынка «Российские железные дороги» пытались с 2003 года. Аргументы были простыми: земля принадлежит корпорации, межпутье — охраняемая зона, какие здесь могут быть торговые объекты? Контраргумент рынка — договор аренды.

Суды шли с переменным успехом, постоянно переносились, затягивались, по одному из ангаров слушания продолжались семь (!) лет.


Collapse )