December 10th, 2020

Носков и духов тоже скоро не будет

Монолог директора аптечной сети о том, что происходит с лекарствами, которые теперь надо маркировать.


Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

Пожалуй, каждый житель страны осенью на себе ощутил последствия внедрения маркировки — жуткий дефицит, обрушившийся на нас в самый пик второй волны коронавируса. Казалось бы, лекарственный коллапс должен был произвести впечатление на законодателей и наглядно доказать всю абсурдность происходящего. Однако этого не случилось, и регуляторы ограничились лишь введением уведомительного режима, и то временно.

Collapse )
promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Залоговый фундамент

Четверть века назад в России были придуманы и опробованы основные схемы личного обогащения за государственный счет.

Агентство Bloomberg порадовало любопытной статистикой. Оказывается, совокупное состояние двадцати двух российских миллиардеров не просто увеличилось за время пандемии, но и превысило объем доходов федерального бюджета: 23,15 трлн рублей против 21,52 трлн. После этого уже не так удивительно, что 22 человека имеют больше денег, чем все россияне хранят в банках (21,72 трлн рублей).

Конечно, можно успокаивать себя тем, что четыре богатейших американца располагают в совокупности большими активами, чем все новороссияне. Но посмотрим на эту четверку внимательнее. Джефф Безос (Amazon), Билл Гейтс (Microsoft), Уоррен Баффет (величайший инвестор современности) и Ларри Эллисон (Oracle). Все они начинали с нуля и каждый перепридумал какую-то часть глобальной экономики.

Collapse )

Руководящая роль дубинки

Госдума разрешила полицейским делать с россиянами все, что угодно.

Госдума приняла в первом чтении изменения в закон «О полиции», предложенные правительством. «Новая» предварительно рассказывала о них весной.

Поправки, представленные на думском сайте, как «усиление гарантий защиты прав и законных интересов граждан, совершенствование практической деятельности сотрудников полиции по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и иных правонарушений», поддержали 294 депутата (почти все — единороссы), против — 44 (коммунисты и несколько эсеров), ЛДПР не участвовала в голосовании.

Примечательно, что о главной новелле — как я назвал это весной, заранее выписанной полицейским индульгенции, — думский сайт скромно умалчивает. Ни слова о включаемом в статью 30 закона положении о том, что «сотрудник полиции не подлежит преследованию за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции».

А оно расшифровывается очень просто: что бы ни делал полицейский в отношении граждан — ему за это ничего не будет.

Ни за что, содеянное в отношении граждан, он не отвечает. Ни за избиение беззащитного человека, ни за открытие огня на поражение, если ему показалось, что существует угроза нападения.

Какие еще права получает полиция?

Collapse )