February 10th, 2021

Никто не запретит мне танцы

Самое жесткое столкновение с властью за всю историю постсоветской России породило самые веселые песни. И самые танцевальные: обзор.

Соцсети полны гневных возгласов: «Что вы творите! Вас ждет Гаага!» Ничего даже отдаленно похожего не отразилось в поп-музыке, в песнях, порожденных протестом. Саундтрек «дворцового дела» за крайне редкими исключениями — рэп и танцевальные треки, беззлобные, беззаботные, в них нет и тени трагизма.


Collapse )

promo novayagazeta сентябрь 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

«Моих коллег запугивают, об этом нельзя молчать»

Актриса и режиссер Юлия Ауг — о репрессиях в отношении актеров, поддержавших мирные акции протеста.

— В последнее время, точнее, в последние годы я много думаю о том, что как все быстро и как все близко в истории. В 1988 году, когда я училась в Питере, он еще Питером не был, а был городом Ленинградом, в Малом драматическом театре — Театре Европы у Додина вышел спектакль «Возвращенные страницы». Спектакль, основанный на стихах, прозе репрессированных поэтов и писателей, произведения которых были вычеркнуты для массового читателя и зрителя. В 1988 году их начали ему возвращать.

Только в 2010 году я смогла обнаружить в архиве Бутовского полигона в расстрельных списках фамилию брата моей бабушки — Петра Клейтенберга, который был главным художником ЦПКиО им. Горького. Все время начиная с 1937 года он считался пропавшим без вести. И в 2010 году нам удалось найти документы о том, что он был расстрелян.

И вот сейчас, в 2021 году, за то, что ты думаешь вразрез с линией и направлением партии и правительства, ты можешь быть уволен, твою страницу могут убрать с сайта театра, к тебе могут прийти люди и пообещать — если ты будешь продолжать говорить то, что думаешь, тебя могут уволить, тебя могут снять с главной роли. В 2020 году, примерно в это время, после моего интервью в «Дойче Велле» меня за день до начала съемочного периода сняли с главной роли. Представляете, какой короткий исторический период мы прошли с момента, когда начали открывать имена пострадавших от репрессий времен Большого террора, до того момента, когда опять возвращаемся к репрессиям и террору.

Я считаю, что об этом нельзя молчать. Это нужно осознавать и об этом надо говорить. И то, что сейчас моих коллег — таких как Саша Бортич, Яна Иртеньева, Варя Шмыкова, Максим Виторган — запугивают и пытаются пригрозить лишением быть в профессии, об этом нельзя молчать и этого нельзя допускать. Потому что репрессивная машина именно так и работает. Репрессивная машина работает на страхе и на умолчании. Поэтому не бойтесь говорить.

Collapse )

Рок истории

Royal Blood, Серж Танкян и другие



Royal Blood выпустили новую песню «Typhoons», в видео к которой группа играет внутри вихря людей во время шторма над горизонтом Лондона. «Мы решили снова показать эту повторяющуюся время от времени бурю жестокости. Кроме того, у нас появилась возможность сыграть вместе, пусть только в видео. Когда у тебя нет возможности выступать вживую, даже такие моменты становятся очень важными. По меньшей мере, мы смогли почувствовать себя частью настоящих живых выступлений. Причиной того, что мы записываем альбомы, являются наши будущие концерты. Без них мы чувствуем себя весьма странно. И очень удивительно то, что, как мне кажется, без возможности выступать у нас получается более сильный альбом, чем он мог бы получиться в обычных обстоятельствах», - рассказал Майк Керр. 

Collapse )

«Мы, прошедшие через лагеря…»

Обращение политзеков советской поры — к новым российским арестантам.

Коллективные обращения или петиции к сильным мира сего — жанр неблагодарный. Они не приносят ни славы, ни денег, ни даже внимания литературных критиков. И все-таки в нашем Отечестве жанр этот не умирает.

Иногда за подобные инициативы приходилось платить. Попытка петербургских рабочих в 1905 году подать петицию императору обернулась расстрелом участников петиционного шествия. Похожая история повторилась в 1962 году в Новочеркасске — и тоже с кровью на улицах и приговорами к смертной казни. В сталинские времена коллективных петиций в защиту своих прав или несправедливо преследуемых не было — за одно такое намерение можно было попасть в ГУЛАГ лет на двадцать. Но чуть потеплело, и самые смелые вновь начинали собирать подписи под коллективными обращениями.

Тогда это было опасно.

За подпись под таким письмом могли уволить с работы, выгнать из института, посадить в психушку. И все равно писали и подписывали — молчать не позволяла совесть.


Collapse )