February 20th, 2021

Ок, бесогон!

Никита Михалков обличает молодых артистов, кусающих руку кормящего.


Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

«А сало русское едят» — эта фраза из басни Сергея Михалкова, написанная в пору борьбы с низкопоклонством перед Западом, стала, говоря современным языком, мемом. В басне «Две подруги» патриотка Мышь спрашивает у космополитки Крысы, бахвалящейся заграничным барахлом в своей норе: «А что ты ешь?.. <…> Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» — «Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. — Тут на меня ничем не угодишь! Вот разве только хлеб я ем и сало!...»

Collapse )

Buy for 1 000 tokens
Как слепой путешественник стал альпинистом, доказав всем, что это возможно. Дима. Фото предоставлено героями публикации Иоанн — Иногда в экспедициях я чувствовал себя инвалидом, потому что мне приходилось прикладывать сверхусилия и выходить за рамки физических возможностей.…

«Не имея чести и достоинства»

В суде закончились прения. Прокуратура требует от Навального заплатить миллионный штраф за клевету.

Прокурор попросила назначить Навальному штраф в размере 950 тысяч рублей и добавить это наказание к сроку 3,5 года лишения свободы по делу «Ив Роше». Но на этом гособвинение не остановилось: прокурор Екатерина Фролова посчитала надзорное ведомство потерпевшим в своем лице и убеждала суд направить в Следственный комитет материалы дела, чтобы следователи проверили «оскорбительные высказывания» Навального в адрес участников процесса.

Алексей Навальный. Фото: пресс-служба суда / ТАСС

Как понять, что у Навального очередное заседание в Бабушкинском районном суде? По количеству «космонавтов», которые оцепили территорию и перегородили проходы металлическими ограждениями: внутрь — строго по спискам. Единственное, теперь в суд журналистов не пускают с водой — распоряжение председателя суда. «Можете сделать глоток и выбрасывайте бутылку», — развел руками пристав.

Collapse )

Это по-нашему — по-сталински!

Приговор 65-летнему историку Юрию Дмитриеву, открывшему расстрельные ямы в Сандармохе, остался прежним: 13 лет колонии.

За время следствия и судов по делу Юрия Дмитриева — а их до этого дня было три — тысячи человек высказались в поддержку историка, который полжизни защищал память о жертвах Большого террора. Почти 15 тысяч подписей собрала петиция на сайте change.org, 400 деятелей культуры подписались под просьбой освободить Дмитриева и дать ему «возможность продолжить работу по изучению истории ГУЛАГа и увековечиванию памяти жертв сталинской системы». Третий кассационный суд в Санкт-Петербурге был четвертым по счету.

Collapse )