August 4th, 2021

Она не оставила нам выборов

Стокгольмский синдром главы ЦИК Эллы Памфиловой: как защитница свобод превратилась в одного из главных их душителей. Очерк Веры Челищевой.



…Постперестроечный 1994 год. В Театре «Школа современной пьесы» празднуют 70-летний юбилей Булата Окуджавы. Со сцены читают Жванецкий, Юрский, Евтушенко. Поют Шевчук и Ким. Шутят Ширвиндт и Никулин. В зрительном зале Фазиль Искандер, Роберт Рождественский, Ефремов-старший (младший объявляет выходы), Иннокентий Смоктуновский и многие-многие из числа тех, кто определял культурный облик страны, начиная со времен оттепели. Выделялась среди всей этой публики сидящая в центре женщина лет 40. На происходящее на сцене она смотрела несколько растерянно. Когда весь зал смеялся, на ее лице появлялась полуулыбка. Затем снова возвращалось прежнее выражение. В зале сидела Элла Памфилова, вчерашний мастер-наладчик электронного оборудования, комсомольская и профсоюзная активистка, член КПСС, добившаяся неимоверных успехов и теперь (в 94-м), будучи министром социальной защиты населения, направленная начальством поздравлять именитого юбиляра.

За 27 лет, прошедшие после того концерта, Элла Памфилова еще дальше продвинулась по карьерной лестнице и сегодня, в 2021-м, все чаще в качестве центрального аргумента, разбивающего претензии к работе возглавляемой ею Центральной избирательной комиссии, оппоненты слышат: «Я в советские времена 12 лет отпахала на производстве. Я свою личную жизнь трачу на выборы. А вы? Что сделали вы?».

Collapse )
promo novayagazeta сентябрь 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Геополитика сдетонировала

Годовщина взрыва в бейрутском порту: что установили эксперты ФБР, куда уплыла основная масса взрывчатки и при чем здесь Россия.

Фото: Marwan Naamani / picture alliance via Getty Images

Четвертого августа — ровно год со дня разрушительного взрыва в порту Бейрута. В тот страшный день погибли 207 человек, более 6500 получили ранения. Центральные районы ливанской столицы, примыкавшие к порту, безвозвратно утрачены, сильно пострадали даже кварталы в радиусе 20 километров от эпицентра взрыва. 300 тысяч человек остались без крыши над головой.

Взрыв произошел в результате детонации многотонного груза аммиачной селитры, хранившегося в порту. По оценкам экспертов, мощность взрыва составила около 1,1 килотонны в тротиловом эквиваленте, и это третий по мощности взрыв, который когда-либо видел мир (не считая, конечно, испытаний ядерного оружия).

На следующий день после взрыва был сформирован комитет по расследованию во главе с исполняющим обязанности премьер-министра Ливана Хасаном Диабом. Помощь в расследовании предложили и зарубежные правоохранители — в частности, французская прокуратура и ФБР. Ливан согласился принять эту помощь, при этом категорически отклонив самостоятельный мандат международного следствия. Международное расследование — это то, на чем сейчас, год спустя, настаивает все ливанское и международное правозащитное сообщество.

За минувший год мы узнали ответы на многие вопросы о случившемся: почему в порту, в самом центре ливанской столицы, хранилось такое большое количество опасных взрывчатых веществ? Кто их там хранил? Кто их покупал, кто перевозил и где был конечный пункт назначения опасного груза?

Без ответа остается один-единственный вопрос: когда настоящие виновные понесут наказание?

Collapse )