September 12th, 2021

Стоп-стендап?

Наезд Соловьева на Квашонкина, удаленные видео, отмененные шоу, оперативники на концертах. И шесть тезисов Данилы Поперечного.



Данила Поперечный на митинге в Петербурге. Весна 2017 года. Фото из личного архива


«Мы поняли сигнал, — говорит Данила Поперечный в своем новом видео, — от нас требуется завалить *** [хлебало], мы стали слишком много себе позволять». За спиной Поперечного — декорации его шоу «20 шуток». «Я не знаю, выйдет ли оно еще когда-нибудь». Удивительный подкаст самого смелого нашего стендап-комика: за полчаса практически ни одной шутки, много мата и цитат из УК РФ.

Ни от кого нельзя требовать ложиться грудью на дзот, но то, что происходит в стендапе после отсидки Идрака Мирзализаде и его пожизненного изгнания из страны, похоже на разгром жанра. Хотя, может быть, настоящий разгром у них еще впереди.

Судите сами. Последние работы Поперечного: видео о покупке машины (комментарий в ютьюбе: «Ты еще расскажи нам, как отдыхал в Турции!») и интервью с Куклачевым о кошках. Последние работы Саши Долгополова: подкасты о свиданиях и любимых местах в Москве. Все это напоминает реплику Идрака сразу после выхода из СИЗО: «Ну что, значит, буду шутить про чайники, у меня есть шутки про чайники».

Кошки и свидания — это, мягко говоря, не то, чего ждут от Долгополова с Поперечным, учитывая их репутацию. Еще недавно темы были совсем другими: аресты, митинги, коррупция, бесчестные выборы, критика РПЦ. И не потому, что они такие оголтелые оппозиционеры и борцы с режимом. Просто комики говорят с людьми об их жизни, а жизнь сейчас во многом состоит из этого, к сожалению.

Одновременно с ютьюб-канала московского «Стендап-клуба № 1» удаляют почти все выпуски новостного шоу «Порараз бирацца», в котором участвовали Алексей Квашонкин, Гарик Оганисян, Идрак Мирзализаде и Александр Долгополов. Удаляют не просто так. Шутка, выдернутая из «Порараз», стала причиной недавнего наезда Соловьева на комика Квашонкина. Учитывая то, как эффективно Соловьев работает с карающими органами и дает им наводки на новых жертв, за Квашонкина тревожно. Еще недавно в программе «Разгоны» друзья шутили: «Как бы не пришлось нам выходить с плакатом «Леха не враг!» То есть как бы не стать ему следующим после Мирзализаде, за которого выходили с плакатами «Идрак не враг!».

Накаркали. Теперь Соловьев обзывает его «геббельсовским выкидышем» и «штендапфюрером».

Collapse )
promo novayagazeta сентябрь 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

Теология ущербного бога

К столетию Станислава Лема.


Год Лема, самого переводимого из всех польских писателей, отмечают во всем мире. В Польше открыли культурный центр «Планета Лема». В Тель-Авиве устраивают обеды из описанных у него блюд (спутниковое шампанское, кактусовый сок, гамбургеры из водорослей). В России проходит конкурс на лучшее эссе о Леме. В Америке выходят сразу восемь новых переводов его книг. Но и они не исчерпывают наследство писателя: 18 романов, 14 сборников рассказов и столько же сборников эссе. Все они написаны настолько по-разному, что американский фантаст Филип Дик (Лем считал его «визионером среди шарлатанов») в свое время написал донос в ФБР, где утверждал, что «под псевдонимом Лем скрывается группа агентов КГБ, наводнивших Запад своими опусами». Лем действительно очень разный: смешной — в байках Ийона Тихого, гиперреалистичный — в эпопее пилота Пирса, уникальный — в псевдодетективе «Следствие», проницательный — в «Гласе божьем», философичный — в теоретических работах. Но лучшая и гениальная его книга — «Солярис», позволившая сделать самое трудное: «выйти за пределы умственного тождества с самим собой».

Фото: EPA

Collapse )