September 16th, 2021

Национализм по-сталински

«Всех националов надо ловить, ставить на колени и истреблять как бешеных собак».

Пара сталинских строк на клочке бумаги положила начало новому витку репрессий — по национальному признаку. Сохранилась записка Сталина на листке из блокнота с коротким и выразительным текстом: «1) Всех немцев на наших военных, полувоенных и химических заводах, на электростанциях и строительствах во всех областях СССР арестовать». Он дважды повторил «всех», и это стало главным и определяющим в идеологии «массовых операций». Арестовать всех подозрительных по национальной принадлежности везде, где они есть.

Collapse )

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…

«Было бы замечательно, если бы у нас была диктатура спецслужб»

Глеб Павловский — об экспериментальной природе Российской Федерации, самообслуживании оппозиции и о том, что скоро все это станет неактуальным.

— Меня удивляет, что российское общество согласилось на следующий порядок вещей: Алексей Навальный — это будто бы предельно токсичная фигура, упоминать о которой опасно, а с другой стороны, Владимир Путин превращается почти официально в фигуру, которая находится вне критики. Есть «преступный блогер» и есть национальный лидер. Кажется, наша общественная и политическая жизнь свелась сейчас к этому. Это странно, как это случилось?

— Биполярные схемы — продукция мозга, а не реальности. Можно, конечно, искусственно сравнивать Путина и Навального — один имеет возможность бессрочно сажать и терзать другого. Вот по этому довольно тощему критерию их можно сравнивать, но зачем? Путин стал опорной фигурой имиджевого задника гостелевидения. У него теперь не та роль, что, скажем, даже 10‒15 лет назад. Тогда люди кидались к телевизору, заслышав знакомый голос, а сегодня он может шесть часов говорить про что-нибудь, а агентства не знают, что им передать.

Однако проблема не в нем.

Она в том, что те, кого называют оппозицией, работают по повестке, интересующей оппозицию же.

Collapse )