«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

«Не дайте моей вере в ФСБ погибнуть вместе со мной»

Бизнесмен, поверивший чекистам, умер в СИЗО. Публикуем страницы из тюремного дневника.



12 сентября в стенах медицинской части СИЗО «Матросская Тишина» (ФКУЗ МСЧ № 77 УФСИН РФ) скончался предприниматель Юрий Минкин. На протяжении последних лет он был известен как собственник гостиниц эконом-класса, предназначенных преимущественно для проживания трудовых мигрантов.

После прошлогодних полицейских рейдов на московских рынках политики заговорили о необходимости создавать места для компактного проживания иностранных рабочих. Декриминализация рынка дешевой рабочей силы имела свои последствия: работодатели активно занялись оформлением патентов и разрешений на работу мигрантам, а девелоперы средней руки принялись возводить гостиницы-общежития, которые были призваны заменить иностранным работягам подвалы жилых домов и «резиновые квартиры».

Минкин своевременно уловил новое дуновение политического ветра — и открыл в Москве несколько новых объектов, став фактически самым крупным бизнесменом на рынке жилья для трудовых мигрантов. Его бизнес однозначно процветал — изучая его коммерческие предприятия и лично общаясь с ним, я открыл для себя небольшую гостиничную империю — с единой командой менеджеров-администраторов, собственной службой безопасности и хорошими доходами.

Но как любой предприниматель ищет идею, чтобы создавать добавленную стоимость, так и всякий высокопоставленный силовик ищет предпринимателя — чтобы разделить с ним радость его финансового успеха. Где-то в начале июня мы вспоминали с Минкиным крах его бизнеса. Он, тучный 57-летний астматик, то и дело произносил одну и ту же фамилию: «Салимов».

В ноябре на территорию одного из объектов на Волоколамском шоссе нагрянул полицейский спецназ: это руководство четвертого управления МВД РФ (того самого, что расследовало хищения при реализации ФЦП ГЛОНАСС) отрабатывало очередное оперативно-разыскное мероприятие в рамках операции «Заслон-2» на режимных объектах. Согласно плану ОРМ, «четверка» намеревалась найти в гостинице нелегальных мигрантов — об их наличии свидетельствовали несколько рапортов оперативных работников. И полицейские своего добились: в гостинице, где проживало более тысячи человек, были обнаружены шесть нелегалов. Уже на следующий день СО четвертого управления МВД было возбуждено уголовное дело по признакам организации нелегальной миграции (ст. 322.1 УК РФ), в рамках которого были задержаны и помещены в следственные изоляторы администратор гостиницы и кастелянша.

Четвертое управление изначально намеревалось сделать классическую полицейскую «проводку», делился в начале этого года со мной своими размышлениями Минкин, арестовать пару средних звеньев, чтобы выйти на  него — фактического владельца компании-оператора этих гостиничных площадей ООО «Инфраструктура Сервис Плюс» (формально доли принадлежали его сыну). Но получить признания от первых задержанных следствию не удавалось: оба гостиничных работника не признавали себя виновными, настаивали на отсутствии события преступления, а следовательно, и его организатора.

Между тем гостиница на Волоколамском шоссе стала настоящей ареной сражений: на фоне проблем арендатора с полицией начались наезды криминального оттенка — не раз к бизнесмену подваливала группа чеченских молодчиков, предлагая передать им объект в управление на взаимовыгодных условиях. По факту избиения гендиректора ООО «Инфраструктура Сервис Плюс» даже было возбуждено уголовное дело, и часть «переговорщиков» оказалась за решеткой. А затем на Минкина вышел некий Николай — так ему представился молодой человек (в действительности его звали Камал Тарзиев), предложивший коммерсанту за ежемесячную плату в размере 40 тысяч долларов пресечь попытки силового захвата гостиницы и обеспечить покровительство со стороны крупных полицейских чинов. На одной из встреч, которую записывал на диктофон Минкин, 22-летний «Николай» высказал в адрес бизнесмена угрозы — и тот обратился с заявлением в ГУ МВД по ЦФО. Когда же при передаче денег Тарзиев был задержан по подозрению в покушении на мошенничество (ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ), он пошел на сделку со следствием и дал обстоятельные показания (копия есть в редакции). Мол, на встречу с Юрием Минкиным его направил заместитель начальника четвертого управления МВД РФ Дамир Салимов, у которого сам Тарзиев с недавних пор работает агентом-осведомителем.

На горизонте замаячил громкий коррупционный скандал в полиции, и на Минкина вышли сотрудники СЭБ УФСБ по Москве и Московской области — они стали уговаривать коммерсанта привлечь к уголовной ответственности в рамках дела Тарзиева полковника Дамира Салимова. Минкин после длительных раздумий согласился. Так, спустя месяц после задержания Тарзиева оперативники ФСБ провели обыск в кабинете Салимова, а сам полицейский начальник был задержан по решению следователя ОВД по Замоскворецкому району (в чьем производстве находилось дело Тарзиева) и признан подозреваемым. Однако ГСУ СКР по Москве, куда были направлены материалы в отношении Салимова, в действиях замначальника «четверки» признаков преступного состава не обнаружило — и уголовное преследование полковника было прекращено. Прекратились и встречи Минкина с чекистами.

И вот 12 июля 2014 года Юрий Минкин был задержан по решению следователя ГСУ ГУ МВД РФ по Москве Андриевского, которому в целях вроде бы объективного расследования было передано уголовное дело по мигрантам на следующий день после задержания Салимова. При избрании меры пресечения в Тверском районном суде адвокаты Минкина потратили около часа только на описание состояния здоровья обвиняемого. Гипертензия (гипертоническая болезнь третьей степени сердечной недостаточности) была включена в перечень тяжелых болезней, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений, утвержденный постановлением Правительства РФ № 3 от 14 января 2011 года. Но судья Ковалевская доводы о тяжелом состоянии Минкина, видимо, сочла неубедительными — и вынесла решение о его аресте.

Адвокаты Минкина Олег Романенко и Санджар Бекмирзаев в кулуарах советовали следователю и судье молиться за здоровье арестованного. Минкина конвоировали в Бутырскую тюрьму. Там у него обострились заболевания сердечно-сосудистой системы — и предпринимателя перевезли на лечение в медицинскую часть «Матросской Тишины». 12 сентября в Тверском суде рассматривался вопрос о продлении Минкину сроков содержания под стражей до 5 января 2015 года. В «клетке» коммерсанту стало плохо — и прибывшая карета «скорой помощи» отвезла его в «Матросскую Тишину». Вопрос о продлении сроков был перенесен на следующий день, — но и тут Минкина настиг приступ. На этот раз «скорая» успела довезти предпринимателя до медицинской части СИЗО, где он и скончался. Адвокат Романенко говорит, что судья собиралась провести слушания в отсутствие обвиняемого и продлить сроки его заключения заочно. Не успела — следователь вовремя сообщил ей, что обвиняемый умер.

Незадолго до своей кончины Минкин через своего адвоката передал мне письмо, которое он написал в конце июля этого года президенту России Владимиру Путину. Не думаю, что здесь важна фамилия адресата. Знакомые бизнесмена говорили мне, будто Минкин слабо верил в то, что его обращение когда-то заслужит внимания президента. Это просто тюремный дневник, превратившийся в тюремную исповедь.

Андрей Сухотин
корреспондент




Дневник Юрия Минкина

Subscribe
promo novayagazeta 00:01, yesterday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments