«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Можно не поверить адвокату — он «защищает их», журналисту — он «проплачен». А тут сотрудник Хамсуда!

— Вер, это же беспрецедентный случай! Они все обоср…сь. У них же такого сбоя еще не было… Молодец, Наташа! – возбужденным и незнакомым голосом кричала утром в понедельник мне в трубку коллега. С коллегой этой мы два года просидели в Хамсуде – на том самом процессе по делу Ходорковского и Лебедева. И теперь из Хамсуда а именно - от пресс-секретаря судьи Данилкина Натальи Васильевой (Наташи, как мы ее все называли) приходили действительно беспрецедентные новости. Наташи, к которой мы часто бегали, если у кого-то возникали проблемы с аккредитацией или съемкой в суде. И которая как-то непривычно, без лишних слов ловко все проблемы снимала. Она вообще была какой-то неприметной, незаметной, тихой…

А тут за одно утро взорвала все информационное пространство, поставила судейское сообщество в нокаут и стала темой обсуждения на нескольких дней, а то и недель… События опишу пунктиром. Громкое интервью тихой Наташи «Газете.ру», его потом окрестят «скандальным». Собственно в самом интервью ничего сенсационного. То, что и так уже знали, о чем догадывались и открыто говорили. Нужны были только факты и доказательства. Ведь адвокату можно не поверить – он «защищает их», журналисту можно не поверить – он «проплачен». А тут появляется сотрудник Хамсуда, непосредственный очевидец событий, и говорит тоже что и все - что «приговор был привезен из Мосгорсуда, я абсолютно точно знаю. И то, что писался этот приговор судьями кассационной инстанции по уголовным делам Мосгорсуда. Это очевидно».

Что «Данилкин начал писать приговор. Подозреваю, то, что было в том приговоре, не устроило вышестоящую инстанцию. И в связи с этим он получил другой приговор…». Что «с самого начала, еще до того, как Данилкин ушел на приговор контроль (со стороны Мосгорсуда – прим. ред.) был постоянным». Что «приговор доставили после 15 декабря и некоторые части довозились даже во время оглашения, а сама концовка приговора (там, где сроки – прим. ред.) была привезена во время оглашения». Что, наконец, накануне оглашения приговора 25 декабря Данилкин был вызван в Мосгорсуд, где «продержали его фактически весь день» и где «ждал он какого-то важного человека, кто должен был дать ему четкие разъяснения насчет приговора». Что, наконец, этот человек был «более высокой личностью», нежели председатель Мосгорсуда Ольга Егорова...

То есть это все мы уже слышали. Но в том-то и дело, что беспрецедентно во всей этой истории то, что рассказывали это не адвокаты, не журналисты, а сотрудник Хамовнического суда, который всю кухню видел изнутри...

Наталья Васильева видела, по ее словам, как после оглашения приговора этот самый приговор в электронном виде правили секретари Данилкина, «удаляли технические ошибки, абзац какой-то, запятые, неправильные интервалы». Слышала, что «Виктор Николаевич обязан был общаться с Мосгорсудом по всем каким-то спорным моментам, которые происходили в судебном заседании. <…>То есть когда что-то идет не так, как должно быть, он должен был, обязан предоставлять информацию в Мосгорсуд и, соответственно, получал оттуда определенные распоряжения, как вести себя дальше». Видела, как «он нервничал, переживал, возмущался тем, что ему указывают, что нужно делать. Ему это очень не нравилось, это понятно. Я просто видела его состояние, опять же, потому что я достаточно часто приходила в кабинет».

Могу подписаться под тем, что говорит Наташа. Мы все слышали, как Данилкин кричал у себя в комнате в перерыве заседаний. Кричал на прокуроров, так что слышно порой было в зале. Прокуроры требовали от него в процессе выставить за дверь иностранного специалиста защиты. Данилкин позволил себе смелость не выставить. Когда пришел второй специалист, прокурор Лахтин вышел из зала, спустился к себе в комнату…и судья вдруг объявил перерыв на три часа и из комнаты своей не выходил. И мы, кто был в зале, сидели все три часа и гадали, что же происходит за той дверью... И иногда оттуда доносились громкий разговор судьи с кем-то по телефону… С кем, не знаю. Свечку не держала. Но то что Данилкин возмущенно кричал кому-то, и возмущен он был прокурорами, было факт…

Интервью появилось на сайте «Газеты.ру» рано утром в понедельник. Рано утром же началось обсуждение везде, где только можно… Реакция Мосгорсуда запаздывала. Видимо, думали. Через два часа вышли к публике. «Клевета, медийная пиар-акция, провокация! - говорила всем СМИ пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева. – Сразу видно, что девушка не знакома с основами процессуального закона. Судья Данилкин слушал дело в течение двух лет и написать приговор мог только сам. Никому из других судей, в том числе и судьям Мосгорсуда, не известны подробности, имеющиеся в деле. Написать такой приговор не слушая дело, невозможно. Это давление на Мосгорсуд перед предстоящим рассмотрением кассации на приговор».

Странно только, что всех этих фраз и нервов во время декабрьской «прямой линии» премьера Путина Мосгорсудом почему-то выплеснуто не было…

Вслед за Мосгорсудом "отреагировал" и Данилкин. Его слова, как выяснилось позже, передала информационным агентствам та же пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева: «Заявление Васильевой не что иное как клевета и опровергнуть это можно в установленном законом порядке». Напрямую с Данилкиным, как выяснилось, никто не связывался.

Верховный суд отмалчивался.

А еще через некоторое время Васильеву начали мочить. Мочить откровенно. И делал это Мосгорсуд. Мол, она и работала-то плохо, с потоком СМИ не справлялась, и журналисты на нее «жаловались» (правда, кто конкретно жаловался и звонил, в Мосгорсуде не говорили, а я и коллеги среди себя таких не нашли) и, мы, мол, смотрели на ее работу, ждали, чем же этот бардак в Хамсуде закончится…

И вот «закончилось» все интервью Натальи в «Газете.ру». И весь день Мосгорсуд ее полоскал. За некомпетентность, за непрофессионализм, за отсутствие опыта…

«Она даже не проходила стажировку в Мосгорсуде», - говорили там. – Со СМИ особо не работала…

Знаете, но СМИ виднее, с кем работала Васильева, а с кем - нет. Не сказать, что она разительно отличалась от остальных сотрудников Хамсуда. Рядовой исполнитель, помощник, секретарь… Но и отличалась в то же время. Всегда ведь важны детали, мелочи, правда? А на них в этом суде за все два года не обратить внимание было невозможно. Вахтерша на проходной, которая не давала наши паспортные данные прокурору Ибрагимовой (та однажды попросит их для чего-то). Повар, которая, когда мы приходили к ней на обед, первым делом всегда спрашивала: «Ну как наши-то?». Под «нашими» она подразумевала Ходорковского и Лебедева. И отказывалась иногда кормить свидетелей обвинения, если узнавала от нас, что они давали показания в пользу прокуратуры. В шутку, конечно. Но шептала: «Сейчас я его накормлю. Сейчас я его так накормлю». Правда, таких свидетелей было немного…

И наконец, Наташа. К ней, например, можно было прийти и пожаловаться, и она улыбалась и молча почти без слов о ком-то или о чем-то в итоге всегда помогала. Нас, журналистов, за эти два года курировали два секретаря. Не хочется говорить о ком-то плохо или хорошо, но второй наш секретарь, коей в конце 2009-го и стала Наташа – была самым участливым ко всему тому, что мы делаем. Вот ты проходишь в зал №7, как всегда, бежишь, опаздываешь, встречаешься с ней глазами, не успеваешь еще ничего произнести, а она: «Здравствуйте!». Ну, мол, наконец…

Я таких секретарей в судах еще не встречала. Пусть она не прошла стажировку в Мосгорсуде. Мне это не важно. Мне важно, что редкое уважение было у нее к нам, а у нас к ней. К такой, для которой журналисты и зрители процесса не «маргиналы и не «мудьё», как выразилась как-то при мне одна из коллег Наташи, в другом, правда суде. Эта ее коллега как раз стажировку в Мосгорсуде проходила…

«Когда она нам это все говорила, она волновалась. Мы иногда просто делали перерывы, чтобы она успокоилась. Потом вроде ничего, волновалась, каждое слово взвешивала, но рассказывала, - сказала «Новой» Светлана Бочарова, одна из журналистов «Газеты.ру», бравших у нее интервью. – Верю я ей или не верю. Скорее верю. Во всяком случае, под ее словами подписалась бы. Мы же все всё видели в суде…».

Вышла ли Васильева на "Газету.ру" сама или через кого-то, это уже не важно. Важно то, что все слова бывшая помощница Данилкина говорила под диктофон и под видеозапись. А то ведь в Мосгорсуде говорят, что от своих комментариев Васильева «еще откажется». Мол, такие случаи уже бывали, когда свидетели заявляли, что их заставили дать такие показания».

P.S. Сейчас Наталья Васильева на связь с журналистами не выходит.

Вера ЧЕЛИЩЕВА
Tags: суд, челищева
Subscribe
promo novayagazeta 19:29, вчера 9
Buy for 1 000 tokens
28 сентября московские музыканты дадут благотворительный концерт в поддержку протестующих белорусов. В концерте примут участие: Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Дмитрий Спирин («Тараканы!»), Ромарио, группы «Яуза», «Рабфак», «Аркадий Коц»,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →