«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Чем вы собрались отталкиваться от дна?

Внешнеполитические риски привели к беспрецедентной зависимости национальной экономики от цен на энергоресурсы.

Прошедшая неделя была бурной для российского рынка. Она началась совсем плохо — с обвала рубля, последовавшего за спадом на международных финансовых площадках, а закончилась на некотором подъеме. Сейчас у властей есть большой соблазн решить, что негативные проявления были случайными и остались в прошлом, и теперь экономика, как и предсказывали правительственные экономисты, пойдет вверх.

Наша экономика всегда отличалась сырьевой зависимостью, но, как отмечают многие эксперты, в последнее время цена на нефть стала влиять на отечественные рынки значительно больше, чем до 2014 года. Сейчас же малейшие движения цены на нефть запускают качели валютного курса, причем в обе стороны. Отчасти это вызвано новой политикой невмешательства Центрального банка, отпустившего рубль в свободное плавание, но фундаментальная причина кроется в неустойчивом состоянии самой российской экономики, отсутствии якоря, за который она могла бы в данный момент зацепиться.

Если у вас есть нормальная растущая экономика с движением капиталов в обе стороны — какие-то инвестиции приходят, какие-то выводятся, — она способна самостоятельно стабилизировать колебания финансовых рынков. В США после обвала биржи в «черный понедельник» 24 августа, несмотря на всеобщую нервозность, все постепенно вернулось на круги своя, так что в итоге влияние на реальную экономику оказалось минимальным. В нашем случае пугает даже не столько направление движения котировок, сколько постоянная волатильность, размах колебаний. Именно они демонстрируют, что система абсолютно разбалансирована, и случайное совпадение неблагоприятных факторов может непосредственно привести ее к краху.

А негативных сигналов для экономики по-прежнему довольно много: продолжается фронтальный экономический спад по всем направлениям; особенно выделим сокращение инвестиций, в том числе в строительстве. Это означает, что люди, располагающие инвестиционными ресурсами, вкладывать эти деньги в нашу экономику сегодня отказываются. Параллельно продолжается падение реальных зарплат и доходов населения, совершенно беспрецедентное в новейшей российской истории, что серьезно меняет настроение самих потребителей: мы уже не можем рассчитывать на потребительский спрос как на мотор для завтрашнего экономического роста. Государство также уже не способно резко взвинтить траты и залить все проблемы деньгами. Сейчас в правительстве больше обсуждают, на сколько лет хватит резервов, если нынешняя ситуация продлится какое-то время.

Единственный фактор, на который надеются российские элиты, — это начало нового роста цен на нефть. Недавняя встреча президента с правительством, посвященная экономическим вопросам, походила скорей на конференцию нефтяных аналитиков — столько времени там было уделено цене «черного золота». Весь расчет на то, что «сейчас мы дойдем до дна, оттолкнемся от него и пойдем вверх». А кто сказал, что мы уже нащупали дно? Почему мы вдруг от него оттолкнемся, собственно? За счет чего?

У правительства нет ответов на эти вопросы. Экономическая стратегия правительства сейчас чисто выжидательная или даже оборонительная. О наступлении, то есть давно заброшенных реформах, даже и не помышляют, нет политической воли. С одной стороны, это рискованно из-за возможных социальных и политических последствий, можно сильно «раскачать лодку». С другой, реформы — это всегда чей-то проигрыш, а хорошо окопавшиеся привилегированные сословия намерены любой ценой сохранить свои позиции и никаких реформ не допустить. А наступать, конечно, есть куда: нужно проводить кардинальные реформы в отношении вмешательства государства в экономику, дать свободу бизнесу, демонополизировать рынки, поделиться ресурсами с регионами и муниципалитетами, устранить незаслуженные субсидии, проводить настоящую, а не «шереметьевскую» приватизацию.

Без реформ нет выхода из нынешнего острого кризиса. Слишком многое совпало в одной точке: и неблагоприятная внешняя конъюнктура, и исчерпание ресурса архаичной модели сырьевой экономики, и крайне дорогостоящие последствия внешнеполитических решений последних лет.

Так что не случайно Россия сегодня является чемпионом мира по глубине девальвации национальной валюты. Если сравнить показатели рубля с денежными единицами других стран-экспортеров нефти, то получится, что как минимум половина падения курса российской валюты не связана с колебаниями цен на нефть. Действующие санкции и особенно немалые риски их ужесточения стали ключевым фактором экономической нестабильности России, словно рычагом усиливая эффект нефтяной зависимости. Негативные ожидания в полной мере закладываются в цены и в процентные ставки, так что за действия и бездействие властей в полной мере расплачиваемся мы.

Олег Буклемишев
к.э.н., помощник министра финансов 1999—2000,
помощник премьер-министра РФ 2000—2003 гг


Subscribe
promo novayagazeta 15:01, friday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments