«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

«Погиб, защищая Сирию»

такие похоронки на павших в бою советских солдат должны были получить многие семьи, но не получили.

В семидесятые годы советские вожди утратили главного союзника на Арабском Востоке — Египет, который стал ориентироваться на Соединенные Штаты. Искали замену. И вся нерастраченная любовь к арабским друзьям перешла на Сирию.

Переворот в Дамаске в ноябре 1970 года, когда к власти пришел военный летчик Хафез Асад, который произвел себя в фельдмаршалы и президенты, в Москве встретили с настороженностью. Но выяснилось, что молодой летчик Асад учился военному делу в Советском Союзе и сохранил наилучшие воспоминания об этих годах.

Сирийцы первым делом попросили оружия. Хафез Асад лучше других арабских лидеров освоил науку получать от советских руководителей все, что ему было нужно, ничем при этом не поступаясь. Он откровенно говорил: «Меньше чем на миллиард я оружия из Москвы не увожу».

А его ценили за неуступчивость, неутихающую ненависть к Соединенным Штатам и нежелание договариваться с Израилем.

Киссинджер и Асад
1987 год. Хафез Асад и Андрей Громыко в Кремле
Фото: РИА Новости

Сирия проиграла войну 1967 года. Асад мечтал о реванше. Хотел вернуть утерянные в войне Голанские высоты. В октябре 1973 года, в дни еврейского праздника Йом-Киппур, египетские и сирийские войска с двух сторон атаковали Израиль. Три пехотные и две танковые дивизии сирийской армии, участвовавшие в наступлении, имели тысячу двести танков. Израильтяне смогли прикрыть северную границу страны всего двумястами танками. Они остановили наступление и выиграли время для мобилизации резервистов. Перейдя в контрнаступление, разгромили сирийские войска, которые потеряли в боях почти всю бронетехнику.

Сирийским командирам не хватало стойкости, они поддавались панике и бросали свои войска. До Дамаска израильским танкистам оставалось всего 35 километров. От полного разгрома Асада спасло советское вмешательство.

При этом арабские братья ни в грош не ставили советских политиков. Бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер рассказал, как в 1974 году, перелетая из Дамаска в Иерусалим, добился соглашения о разъединении сирийских и израильских войск. Когда Киссинджер и президент Хафез Асад завершали работу над документом, в Дамаск прилетел советский министр иностранных дел Андрей Громыко.

— Его самолет уже был над Дамаском, — не без удовольствия вспоминал Киссинджер. — А у нас с Асадом был самый разгар работы. Начальник штаба военно-воздушных сил Сирии заверил меня, что все уладит. В результате самолет Громыко начал описывать круги над городом. Через сорок пять минут у него почти кончилось горючее, и я милостиво согласился, чтобы самолет приземлился, при условии, что его поставят подальше от моего. Самолет советского министра загнали в дальний угол аэродрома, где Громыко приветствовал заместитель министра иностранных дел, так как все вышестоящие сирийские руководители были заняты переговорами со мной.

Прикрыть своими телами

Главным военным советником в Сирию в сентябре 1980 года командировали генерал-полковника Григория Яшкина. Министр обороны маршал Устинов напутствовал его:

— Надо оказать помощь в реорганизации сирийских вооруженных сил… Для нас небезразлично, за кем пойдут арабы, и в частности Сирия, — за нами или за американцами.

Присутствие советских военных нравилось не всем. В 1981 году сирийские боевики взорвали штаб главного советского военного советника и направили машину с взрывчаткой к жилому городку советских офицеров. Погибли трое советских граждан, многие были ранены. В городе Хаме сирийцы убили четверых военных советников.

Тем не менее советское оружие шло в Сирию потоком. Во-первых, она твердо не желала мириться с Израилем. Во-вторых, Министерство обороны СССР мечтало иметь военно-морскую и военно-воздушную базу на сирийской территории. В Средиземном море постоянно находилась 5-я оперативная эскадра. Она нуждалась в постоянных базах. Первый заместитель Главкома Военно-морского флота адмирал Николай Смирнов подобрал место на сирийском побережье — между Латакией и Тартусом. Помимо морской базы планировался аэродром для дальней авиации. Но в Дамаске то разрешали создать базу, то забывали о своем обещании.

В 1981 году все-таки договорились разместить пункт материально-технического обеспечения советского флота в Тартусе. «А в феврале 1982 года, — свидетельствует известный дипломат Олег Гриневский, ведавший в Министерстве иностранных дел ближневосточным направлением, — премьер-министр Абд-аль Рауф Касем сказал нашему послу, что Сирия не может предоставить военную базу Советскому Союзу, так как вынуждена считаться с негативной позицией арабских стран».

Одновременно министр иностранных дел Хаддам обратился в Москву с запросом: «Будут ли советские военные контингенты, размещенные на территории и в территориальных водах Сирии, участвовать в отпоре врагу в соответствии с договором о дружбе и сотрудничестве между нашими странами?» Сирийцы желали, чтобы советские солдаты своими телами прикрывали их в противостоянии с Израилем. Президент Хафез Асад хотел превратить наших солдат в заложников: если во время обмена ударами с Израилем кто-то погибнет, Москва не останется безразличной.

Министр обороны Устинов был «за». Министр иностранных дел Громыко сомневался: не придется ли в результате нашим войскам воевать вместо сирийцев?

За спиной Косыгина

Президент Ливана Фуад Шехаб в доверительной беседе с советским послом называл сирийцев не только «горячими головами», но и «прусаками Ближнего Востока». Хафез Асад считал, что Ливан — искусственно созданное государство, эта территория должна принадлежать Сирии. Он исходил из того, что и Палестина — всего лишь Южная Сирия. Асад сказал вождю палестинцев Ясиру Арафату:

— Вы представляете Палестину не больше, чем мы. Нет никакого палестинского народа. Вы — часть сирийского народа, а Палестина — часть Сирии.

До 1970 года Ливан, финансово-экономический центр Ближнего Востока, процветал. Пока там не обосновались вооруженные отряды палестинцев. Ливанские христиане воспринимали появление вооруженных палестинцев как оккупацию. Началась гражданская война, в которую вмешалась Сирия.

Летом 1976 года в Дамаск прилетел глава советского правительства Алексей Косыгин. Пока он находился в Сирии, президент Хафез Асад, не предупредив высокого советского гостя, ввел войска в соседний Ливан. Получилось, что сирийская акция совершена с благословения Советского Союза. Косыгин был крайне раздосадован, но промолчал, чтобы не ссориться с Асадом.

— О хитрости и коварстве Хафеза Асада ходили легенды, — вспоминал Олег Гриневский. — Это был умный и безжалостный диктатор.


1976 год. Председатель советского правительства А.Н. Косыгин (крайний справа) прибыл в Дамаск
Фото: РИА Новости

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Subscribe
promo novayagazeta 12:29, yesterday 9
Buy for 1 000 tokens
Акция у Соловецкого камня пройдет в этом году в режиме онлайн. 30 октября 1990 года на Лубянской площади, в сквере возле Политехнического музея, усилиями совсем молодого тогда общества «Мемориал» был установлен Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments